«Я был готов это замолчать». Илья Новиков о том, кто попросил его уйти из «Что? Где? Когда?»

Вечернее шоу Здесь и сейчас
23:20, 18 августа
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

Адвоката Илью Новикова, обладателя двух «Хрустальных сов» и одной «Бриллиантовой», попросили уйти из клуба знатоков «Что? Где Когда?». Причина — он защищал украинскую военную летчицу Надежду Савченко. «Сначала попрощайся с нами, а потом занимайся Савченко», — сказал ведущий и генеральный продюсер проекта Борис Крюк. Подробности рассказал сам Илья Новиков.

Сагиева: Скажите, что все-таки произошло, насколько точно изложил суть конфликта «Московский комсомолец»? Все так или есть какие-то другие нюансы?

Новиков: Конфликта нет. Я только в одном хочу поправить Бориса. Он сказал, что занялся политической карьерой в России, я этого не делал, я не планировал в России политическую карьеру, я адвокат, и так получилось, что одно из дел, которое я вел, больше, чем одно, но это особенно, получилось с политическим подтекстом. На самом деле, еще вначале, в июле 2014 года, когда я брался за дело Савченко, я первым делом позвонил продюсерам «Что? Где? Когда?» и сказал им, что так и так, я берусь за дело, которое будет, скорее всего, скандальным, скорее всего, проблемным, и я понимаю, какие у вас могут быть трудности, я в любой момент готов уйти. И в виде некого компромисса, потому что никто не хотел прерывать отношений, я там задержался еще на полтора года. То есть еще во второй половине 2014 года и весь 2015 год я оставался в обойме.

Но к весне 2016 года, когда дело Савченко вышло на финишную прямую, когда здесь кипели страсти, когда каждый день из каждого утюга обязательно что-то говорили, что убийца-наводчица, совмещать эти две реалии — появление на Первом канале, пусть даже в такой легковесной манере, в такой бабочке, с какими-то веселыми шутками-прибаутками, и эту безумно серьезную историю — стало очевидно невозможным. У меня нет никаких претензий ни к Борису, ни к его коллегам, которые делают эту прекрасную программу. Я отчетливо понимаю, что в современных условиях, в тех реалиях, которые мы имеем сейчас, подставлять под удар эту 40-летнюю историю передачи и нести какие-то дополнительные риски из-за того, что один из игроков по своей основной работе занимался чем-то таким проблемным, нельзя этого от них требовать, в конце концов.

Лобков: Илья, у меня два примера, которые, в общем, не совсем ложатся в эту канву. Например, Александр Друзь, известный игрок, он баллотировался в Законодательное собрание Петербурга, по-моему, в 1999 году. Он, правда, не прошел, причем, по-моему, от какой-то оппозиционной партии, это ему не помешало продолжить карьеру. Второе: Алексей Блинов, которого вы наверняка знаете, является кандидатом в депутаты от ЛДПР и принимал активное участие в мероприятиях ЛДПР, по некоторым данным, даже участвовал в шоу «Что? Где? Когда?» на авиабазе в Сирии и, тем не менее, он остается в команде. То есть какую-то активность можно проявлять, а какую-то нет, правильно я понимаю?

Сагиева: От чего это зависит?

Новиков: Смотрите, я не хочу спорить с Борисом в его основном тезисе, что «Что? Где? Когда?» вне политики. Если он для себя формулирует какие-то красные линии, которые его беспокоят и его заботят — это его полное право. Мы понимаем прекрасно, что есть элемент и цензуры прямой, я не знаю, в какой степени, и есть элемент самоцензуры. Я могу адресоваться даже такой историей: дело Савченко часто сравнивали с делом Абеля. Этот фильм «Шпионский мост», адвокат Донован, которой защищал Абеля, у него один из основных проблемных вопросов, который беспокоил при решении брать или не брать эту защиту на себя, было то, что часть его клиентов из его адвокатской фирмы могут просто уйти в опасении, что их будут ассоциировать репутационно с человеком, который защищает красного шпиона. Надо понимать, что есть не только цензор с ножницами Гостелерадио, Первый канал, есть еще спонсоры — две большие госкомпании, и их это, безусловно, могло беспокоить.

Фото: Wikipedia

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.