«Решения принимаются не только не в СПЧ, но и не в Избиркоме»: Николай Сванидзе об итогах встречи с недопущенными кандидатами

25 июля в здании Московской Хельсинкской группы прошла встреча рабочей группы Совета по правам человека при президенте с независимыми кандидатами в Мосгордуму. На встрече присутствовали Галямина, Яшин, Жданов, Янкаускас, Геннадий и Дмитрий Гудковы, которым Мосгоризбирком отказал в допуске на выборы. Также там были журналисты, на заседании присутствовал корреспондент Дождя Тимофей Рожанский. Журналист, историк и член СПЧ Николай Сванидзе рассказал в эфире Дождя, что теперь может предпринять СПЧ и как он оценивает текущую ситуацию с выборами.

Здравствуйте, Николай Карлович. Первый вопрос, все-таки почему в здании Московской Хельсинкской группы это происходило? Это было какое-то принципиальное решение, не собираться в здании администрации президента?

Вот не получилось в здании администрации президента. Я не знаю, по какой причине, честно говоря, потому что там планировали сначала встретиться, а потом сложилось так, что там встреча не получится. Может быть, там было занято помещение, не знаю, вот не могу сказать. И мы стали искать помещение, и нам предоставила крышу Московская Хельсинкская группа, за что ей огромное спасибо.

Вы считаете, что за этим стоит какая-то банальная причина?

Не знаю, я не уверен в этом. Я этого не сказал, и я в этом не уверен. Она может быть как банальная, так и вполне себе политическая.

То, что не было главы СПЧ Михаила Федотова, это тоже случайность или с самого начала было известно, что он не придет?

Ответ ровно такой же, коллеги уважаемые. Это может просто действительно он был занят и не поехал, не было в этом необходимости, а может быть, и не сочли нужным, он не счел нужным, потому что он председатель СПЧ, и он оставил себе, скажем так, пространство для маневра. Возможно и так.

Николай Карлович, а вот вы какой вывод из этой встречи сделали? Какой практический смысл она имела, с вашей точки зрения, как члена СПЧ?

Она имела смысл, вы имеете в виду, для нас, для членов СПЧ? Или для наших собеседников? Для кого?

Нет, для вас, как членов СПЧ и в целом, может быть, для изменения выборного законодательства?

Для нас, для членов СПЧ, это у нас, во-первых, задача такая перед нами стоит, у нас функция такая, встречаться с людьми и выслушивать их жалобы. Мы встречались, поступили к нам жалобы от кандидатов в кандидаты на выборах в Мосгордуму, мы должны были с ними встретиться, и встретились. Это прямая обязанность, манкировать у нас совершенно не было никаких оснований своими обязанностями.

Хорошо, а результаты встречи, они какие?

Что мы из этого извлекли? Посмотрим. Сказал уже об этом Илья Георгиевич Шаблинский, и сказала Екатерина Михайловна Шульман, что, во-первых, сейчас жизнь не кончается на этих выборах, а во-вторых, попробуем поучаствовать в разборке полетов, в проверке всего того, что произошло. Попробуем, наши возможности достаточно ограничены, но хуже, во всяком случае, точно не будет от этого.

Николай Карлович, а вы, как историк, оцениваете эту ситуацию, что может быть дальше?

Ничего хорошего может дальше не быть. Илья Георгиевич Шаблинский, мой замечательный уважаемый коллега, сказал надеяться, что все будет хорошо, но не нужно как бы над этим тоже хихикать, это просто так сформулированное пожелание. Он человек вполне трезвый и умный, и опытный, и понимает, что вряд ли что-то будет уж совсем прямо хорошо, просто он хочет, чтобы было хорошо, так же, как и я, и мы все. Но будет ли? Сомневаюсь, потому что решения принимаются не только не в СПЧ, но и не в Избиркоме. Решения принимаются на одном из высших этажей государственной политической власти России, мы это прекрасно с вами понимаем, если не на самом высоком, то на близком к самому высокому. И там, судя по всему, судя по действиям последнего времени, по открытию уголовного дела, по обыскам у активистов общественных и кандидатов в депутаты Мосгордумы, принято решение в общем идти по такому сдержанному, но вполне себе определенно репрессивному пути. А сдержанный он сейчас, а дальше он может быть и менее сдержанный. И на мой взгляд, цель тактическая в том, чтобы отделить многочисленную, более умеренную, более спокойную, сочувствующую часть протеста от радикальной, активной части, от ядра, немногочисленного, но более готового идти на конфликт. И потом уже с этим немногочисленным ядром разбираться достаточно жестко.

Фото: Николай Галкин/ТАСС

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю