«Посадка или вторая попытка»: как Кремль готовится к возвращению Навального

29 декабря 2020 Владимир Роменский
24 844

Управление ФСИН по Москве сообщило, что Алексей Навальный уклоняется от контроля уголовно-исполнительной инспекции, поскольку 12 декабря «прошли все последствия его болезни». Такой вывод ведомство сделало на основе данных о реабилитации Навального после отравления, опубликованного врачами берлинской клиники «Шарите» в журнале «Ланцет». Ему необходимо явиться в УИИ, в противном случае решение о назначении ему условного срока может быть отменено. Владимир Роменский обсудил эту новость с политологом Дмитрием Орешкиным.

Здравствуйте.

Добрый вечер, здравствуйте.

Скажите, как вы считаете, вот те новости, которые мы получили только что, это действительно возможность признать Навального уже не условно осужденным, а перевести его наказание в реальное и тем самым не дать ему вернуться, ибо по прилету он тут же может оказаться в руках сотрудников правоохранительных органов и потом отправиться в следственный изолятор или просто в колонию?

Я думаю, именно так. Потому что, если ему предъявлять новое обвинение, я думаю, ему будет предъявлено обвинение в том, что он разгласил персональные данные спецслужбистов, включая их адреса, фамилии и имена, и таким образом подверг их угрозе, скажем так, покушений со стороны людей, которым российские спецслужбы не нравятся, довольно несложно выстроить такое обвинение, я ожидал такого. Но их волнует проблема встречи, потому что как только Навальный спускается с самолета, я думаю, что его будут встречать тысячи или, может быть, десятки тысяч людей. Это Кремлю никак не надо, поэтому конечно, у трапа самолета его должен ждать черный «воронок» с тем, чтобы его изъять из рук встречающих и препроводить в места условного содержания или временной охраны, а уж там предъявить ему какие-то дополнительные еще обвинения. Обычно, если человек болеет, если у него есть справка из госпиталя «Шарите» или с районной поликлиники, то он, наверное, имеет право не приходить отмечаться в этот самый ФСИН. Но это же Навальный, вернее так, это не Навальный, это «берлинский пациент», это человек, которого нельзя называть по имени. Поэтому было понятно, что они что-то должны придумать, они придумали. Не бог весть что, не сильно красиво получается, но особенно вариантов-то нет. Еще, конечно, он находится под делом об оскорблении ветеранов, он там среди тех, кто в качестве вертухаев обслуживал победную риторику по случаю 9 Мая, он упомянул и ветеранов тоже, и какой-то ветеран, дай бог ему здоровья, немедленно оскорбился до глубины души, и уже тоже возбудили дело. То есть как раз это они делать умеют, возбуждать дела, а то, как они старательно их возбуждают, свидетельствует, что Навальный для них действительно серьезная головная боль.

Что делать Навальному в такой ситуации, какой прогноз вы даете?

Понимаете как, если бы Навальный был вменяемый человек, не политик, то конечно, ему надо было бы сидеть за рубежом и не возвращаться, как поступает Светлана Тихановская, как Гарри Каспаров поступает, как поступает Ходорковский и многие другие. Но Навальный политик, то есть он борец, он вообще вот продемонстрировал в этой последней истории с звонком господину Кудрявцеву какие-то невероятные качества, мне бы такое в голову не пришло, но это политик до мозга костей, это политическое животное, он идет в атаку. Он не знает страха, а если знает, то успешно его преодолевает. Поэтому, конечно, так или иначе он вернется, потому что если он не вернется, то его карьера потихоньку сойдет на нет там, просто потому что здесь политика делается здесь, и пример Тихановской как раз об этом и говорит. Он сказал, что он вернется, я думаю, что он вернется. Я думаю, он понимает, чем ему это грозит, в лучшем случае — посадкой , в худшем случае — второй попыткой. Но и он, и Юлия Навальная, его супруга, по-видимому, к этому готовы, это какие-то специальные особенные люди. По-видимому, в России политикой, серьезной политикой, только такие и могут заниматься, потому что остальные все или встраиваются в действующую систему или сливаются.

Вы уже упоминали Светлану Тихановскую, в белорусском опыте есть и другой персонаж, Мария Колесникова, которая как раз таки страну решила не покидать, порвала свой паспорт. Мы видим, что она теперь находится под арестом, и там влиять на ситуацию у нее, конечно, меньше возможностей, даже если бы она, как Светлана Тихановская, страну бы, если речь идет о Беларуси, покинула. У Навального, мне кажется, зеркальная ситуация, и оттуда, из Берлина или какой-то другой европейской страны, у него будет возможность проводить расследования, участвовать в политической жизни, а вот если он будет находиться за решеткой, ничего этого сделать он не сможет.

Понимаете, как, все зависит ведь, не одномоментно решается, все зависит от времени. Я думаю, у него еще на пару месяцев материала касательно «Новичка» есть, он наверняка звонил не только Кудрявцеву, он наверняка делал какие-то предварительные шаги, понимая, что последует после публикации этих данных, так что наверняка у него что-то, какой-то сюрприз, какое-то экзотическое блюдо готово, и он его может вполне представить и через интернет-сети из-за рубежа, но этого багажа хватит не больше, чем на два месяца. И конечно, быть правительством в изгнании, здесь каждый выбирает сам, ни в коей мере я не советник и не указчик. Но для такой страны, как Россия, если ты идешь против ее вертикали, то ты, конечно, должен принимать на себя чудовищные издержки и плату за это, и только тогда можно взлететь на самую вершину. Абсолютное большинство людей в этой ситуации действуют рационально и берегут себя. Навальный из другого теста, вот именно в этом году и проявилось, что это человек, который действительно один из немногих настоящих мужчин в нашей политике, который не боится и идет вперед. Я думаю, что да, месяца на два ему еще хватит, чем заниматься там, а потом ему надо возвращаться сюда, и этого, конечно, в Кремле уже начинают всерьез бояться. Понимаете, он как какой-то прямо несокрушимый рыцарь, это Бэтмен, «Новичком» его отравить не удается, дискредитировать его не удается, в тюрьму его посадить не удается, разорить его налогами тоже как-то не получается, что только они ни делают, а от него все отваливается, в некотором смысле мистическая фигура, но у нас в стране как раз таких и любят. Так что если из рациональных соображений, из человеческих соображений, конечно, надо плюнуть на все и там сидеть. Но если ты хочешь возглавить страну по имени Россия, то таким образом ты много не высидишь там, поэтому ему придется рисковать, ему придется вскрывать игру. Другое дело, что он дьявольски умен и тактически разнообразен, он какую-нибудь штуку выдумает такую, чтобы его прямо под белы руки на трапе принять не смогли.

Как он это реализует? Он неоднократно придумывал вещи, которые другому человеку в голову не пришли бы, взять хотя бы то же «Умное голосование». Он наткнулся на бесперспективность идеи бойкота выборов, и это было совершенно понятно, потому что идея тупиковая, она не работает, и он в этой ситуации придумал позитивную замену негативной стратегии бойкота: приди и проголосуй за второго, приди и проголосуй за того, за которого он, Навальный, скажет проголосовать. Таким образом он укрепляет свои лидерские позиции, он укрепляет свой политический вес и использует огромную мощь электоральной машины себе на пользу по принципу дзюдо «используй массу противника против него». Государство тратит бешеные деньги на организацию выборов, а в результате растет престиж не государства, а Навального.

Я уверен, что он выдумает что-то и с процессом возвращения тоже, но что ― это непредсказуемо, потому что он все время об этом думает, он действительно человек власти, у него в голове одно ― он хочет руководить этой страной, он хочет победить эту вертикаль Путина. А такая целеустремленность очень дорогого стоит, и только с ее помощью и можно добиваться серьезных результатов. В этом смысле он несколько опасен тоже, это тоже надо понимать, потому что человек с такой суперсистемой ценностей, суперцентрализованной, суперзаточенной на одну конкретную задачу может пойти на многое.

Сообщения приходят в режиме реального времени. Алексей Навальный уже прокомментировал информацию, что условный срок ему могут заменить на реальный. «ФСИН, ссылаясь на статью в „Ланцете“ требует меня посадить. Но, извините, статья о том, что я был отравлен „Новичком“. Значит, на официальном уровне государство признало отравление. Где же уголовное дело?» ― написал оппозиционный политик в своих социальных сетях.

Хочу вернуться к беседе с Дмитрием Орешкиным, политологом, и вспомнить другой эпизод, который тоже связан с уголовным делом, в котором фигурировал Алексей Навальный, но касается оно «Кировлеса». Вы помните, что тогда вначале Навального признали виновным, а тут же, спустя несколько часов, у здания Государственной Думы, хотя само дело рассматривали там, в Кирове, собрались тысячи человек, и тогда в одночасье это решение было отменено, а Навального, даже несмотря на то, что суд первой инстанции признал его виновным и решил, что он должен отправиться в тюрьму, в колонию, оставил его на свободе. Но после тех масштабных протестов около здания нижней палаты парламента на Охотному ряду Навального оставили на свободе.

Здесь улица может ли еще раз помочь таким образом Алексею Навальному?

Вы меня простите, ради бога, но это глубокое заблуждение, что тогда улица не позволила посадить Навального. Мы видим, что Лукашенко делает с улицей. Не было бы особенных проблем в Москве сделать то же самое с улицей, как это не было весной 2018 года, когда снимали кандидатуры с выборов. Люди вышли на улицы, их довольно жестко разогнали.

Тут ситуация гораздо сложнее и опять же свидетельствует о том, насколько Навальный сильное, ловкое политическое животное. Проблема была совершенно другая. После событий в Москве, связанных с Болоткой, Собянин дал приказ прекратить грубый ночной фальсификат на выборах, переписывание протоколов. Первым следствием было то, что при честном подсчете голосов в Москве (я имею в виду только Москву) Путин через три месяца после Болотки набрал всего 47%. Москва оказалась единственным субъектом федерации, где Путин не победил в первом туре, потому что в Москве не было приписок.

А через год были выборы мэра, в 2013 году, и Собянину вполне светила поддержка 60, 65, а может быть, даже 70% избирателей. И в его штабе задумались, что если он наберет 70 или 65%, то в Кремле скажут: «А не слишком ли господин Собянин борзой? Как товарищу Путину, так у него 47%, а как товарищу Собянину, так у него 60%». И они начали искать, я это говорю, опираясь на рассказы из штаба московских политтехнологов, они приняли решение отъесть у Собянина процентов 10–15%. Лучше всех это мог сделать только Навальный.

Эта операция была согласована на самом верху. И после того как товарищ Бастрыкин, потирая руки, на семь лет собирался посадить господина Навального за то, что тот рассказывал про его собственность в Чехии, тут откуда-то шакал на кобыле прискакал: «Вот вам телеграмма от гиппопотама». «Прокуратура возбудилась, опротестовала, выпустите Навального из узилища». Его немедленно выпустили, привезли в Москву, 55 муниципий в Москве от «Единой России» немедленно подписали ему необходимые документы для того, чтобы он мог участвовать в выборах, и его выпустили в расчете, что он наберет 10% и, соответственно, понизит рейтинг Собянина, но не настолько, чтобы Собянин, не дай бог, проиграл.

Но Навальный, прекрасно зная эту игру, он же умный человек, настолько развернул толковую, эффективную предвыборную кампанию, что набрал 28%, при этом тысячи людей контролировали подсчет голосов, так что этот результат почти честный. Официально у него 27,5%, а неофициально он набрал 28% с копейками, разница невелика.

Так или иначе, заблуждение думать, что уличные протесты освободили Навального из узилища. Это был довольно циничный, прагматичный расчет кремлевских и московских политтехнологов, и так в политике делается почти всегда. Но Навальный тем и силен, что этот достаточно циничный расчет он обернул себе на пользу и стал вторым политиком по значимости в городе Москве. После этого его начали всерьез бояться, потому что рассчитывали, что его используют как прокладку, как то, куда можно сбросить лишнее давление популярности, а он это обернул себе на пользу и показал себя действительно политиком с сильным хребтом.

С 2013 года, в общем-то, Навального стали воспринимать всерьез еще не на самом верху, а с 2017 года его начали воспринимать на самом верху, и кончилось это все попыткой отправить его на тот свет.

Спасибо вам большое за этот анализ.

Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Партнерские материалы