Телеканал Дождь временно приостанавливает свою работу

«Предложенный закон беззубый и для галочки»: сенатор Нарусова объяснила, зачем внесла свой законопроект по борьбе с пытками

14 февраля, 22:13 Тихон Дзядко
10 149
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Сенатор Людмила Нарусова внесла в Госдуму альтернативный законопроект по борьбе с пытками. Нарусова просит установить уголовную ответственность за пытки в качестве самостоятельного состава преступления и рассматривать его как тяжкое.

Также сенатор предлагает не считать достоверными признания, которые были даны под пытками. В тексте законопроекта говорится, что максимальное наказание за такого рода преступления может достигать 15 лет лишения свободы. Это в том случае, если оно было совершено с применением оружия, группой лиц, либо с особой жестокостью. В декабре прошлого года сенатор Андрей Клишас и депутат Госдумы Павел Крашенинников уже внесли на рассмотрение нижней палаты парламента законопроект о расширении понятия «пытки» и усилении наказания за их применение. 

В 2020 году Нарусова инициировала создание рабочей группы по противодействию пыткам при конституционном комитете Совета Федерации, который возглавляет сенатор Андрей Клишас. «Главной нашей задачей было не просто ужесточить наказание за пытки, а определить всю цепочку пыточного конвейера», — рассказала в эфире Дождя Людмила Нарусова. Она выразила благодарность правозащитникам, которые работают «в полях», отслеживают все случаи преступлений и выявляют «дыры в законодательстве, которые дают возможность пытать и оставаться безнаказанными».

По ее словам, этот законопроект, «жесткий и радикальный», не одобрил сенатор Клишас, заявивший, что он «не хочет ссориться с силовиками». В свою очередь Нарусову не устроил вариант законопроекта, который подготовил Клишас, потому что в нем «нет принципиальных наработок, сделанных рабочей группой». Валентина Матвиенко предложила Клишасу сделать некий «консолидированный вариант», но он все-таки внес свой вариант законопроекта, рассказала Нарусова.

Законопроект Клишаса создан «для галочки, потому что по нему никого осуждать не будут», заявляет Нарусова. «Мы считаем, что нужно выделить пытку в качестве самостоятельного состава преступления, на сегодняшний день в законе, который предлагается, этого нет», — говорит сенатор. Кроме того, в нем выделяется понятие «пытки должностными лицами», что Нарусова считает некорректным: «Вы где-нибудь видели, чтобы пытал начальник колонии или офицеры? Чаще всего этого делают сокамерники, так называемые „активисты“ <...> Никогда по этому закону садистов не привлекут, потому что доказать, что начальник колонии знал об этом, практически невозможно».  

Кроме того, на сегодняшний день по внутреннему регламенту ФСИН (закон о содержании под стражей) список сокамерников засекречен, то есть если адвокат хочет, чтобы пострадавший опознал преступника, это невозможно осуществить. Также оперативная часть может по своему усмотрению переместить «активиста» в другую колонию и его следы потеряются, то есть «все сделано для того, чтобы скрыть следы преступления». «Наши дополнения, на первый взгляд незначительные, могут определить эту пыточную цепочку», — объясняет Нарусова.

Еще одна проблема заключается в том, что медицинское освидетельствование человека, заявившего о пытках, проводят не сразу, а спустя какое-то время, когда следы побоев проходят. Нарусова предлагает внести в законопроект требование об обязательном освидетельствовании в течение трех дней после подачи заявления, в независимом медицинском учреждении.  

Но главное требование сенатора — внесение пыток в ст. 75 УПК РФ Недопустимые доказательства. «На сегодняшний день действует указание сталинского прокурора Вышинского о том, что „признание — царица доказательств“, именно на этом основан пыточный конвейер по выбиванию показаний», — подчеркнула Нарусова. Если в суде человек заявляет, что дал признательные показания под пытками, суд этого не учитывает. Кроме того, закон запрещает судье сообщать присяжным заседателям для вынесения вердикта о том, что были применены пытки, поэтому их вердикт будет необъективен, говорит сенатор. 

Фото: Сергей Коньков / ТАСС

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

    Другие выпуски
    Лучшее на Дожде