«В России идет борьба с профессионалами, потому что некомпетентными людьми легче управлять».

Искусствовед Андрей Ерофеев о том, как власть воюет с музеями
Здесь и сейчас. Вечернее шоу
18 ноября 2016
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 17%
4 800 / год
5 760
Скидка 11%
1 280 / 3 мес
1 440
Базовая подписка
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть
Комментарии доступны только покупателям статьи и подписчикам.
Оформить подписку

Государство должно четко прописать свои обязанности по поддержке музеев, считает директор Эрмитажа Михаил Пиотровский. По его мнению, «концепция музея как услуги должна отсутствовать». Об этом он заявил в четверг, 17 ноября, в Общественной палате, где обсуждали развитие музейного дела. 

В гостях в студии Дождя искусствовед и куратор выставок Андрей Ерофеев. Ерофеев — специалист по новейшим течениям в искусстве, с конца 1990 годов до середины нулевых он курировал выставки и проекты в этой сфере сперва в музее‑заповеднике «Царицыно», а затем в Третьяковской галерее. 

Но в 2007 году он стал фигурантом уголовного дела по экстремистской статье за выставку «Запретное искусство» в Сахаровском центре, и был затем уволен из Третьяковки: новейшим цензорам показалось, что выставка оскорбила чьи‑то религиозные чувства. 

Константин Эггерт поговорил с Андреем Ерофеевым о том, что происходит в музейной сфере, почему сегодня массово увольняют не только кураторов скандальных выставок, но и директоров музеев, а также почему деньги на культуру государство выделяет по остаточному принципу. 

Эггерт: Андрей, скажите мне, сейчас, судя по отдельным сюжетам нашей жизни, увольняют даже не кураторов и не отдельными выставками занимаются, а увольняют иногда просто руководителей музеев, директоров, которые вполне лояльны и никакого акционизма не допускают. С чем это связано?

Ерофеев: Пиотровский говорит, что государство не обозначило свои позиции, а я-то считаю, что она очень четко уже прочитывается и обозначена эта позиция. Я бы сказал так, что никакой поддержки музеям, и занять позицию, которую я бы сравнил, например, знаете, помните, там был такой летчик безумный, который жал на тормоз, когда самолет взлетал, и вся команда хоккейная погибла? Примерно такая позиция занята сейчас Министерством культуры в отношении музеев. То есть даже когда есть какой-то общественный накат, желание, требование создавать новые и новые вещи, в общем, делается все и в плане финансовом, и в плане административном, логистическом, чтобы это сорвать. И дело не в том, что кого-то увольняют.

Дело в том, что, например, просто целые музейные программы срываются. Например, сейчас сорвалась музейная программа, очень важный музей, который должен был быть построен на Ходынском поле в Москве — Государственный музей современного искусства. Его заложили камень в 2014 году, он должен был быть построен года через два, а вместо этого организация, собственно, для которой строился этот дом, которая называется ГЦСИ — Государственный центр современного искусства — была ликвидирована. То есть передподчинено некой конторе «Рогов и копыт», которая занимается техническими проблемами в основном: упаковкой произведений и изготовлением ящиков и автобазой. Почему это делается? Потому что как бы подавить какую-то активность и затормозить это дело.

Эггерт: Сейчас современное искусство настолько опасно, по-вашему, для властей?

Ерофеев: Видимо, это такой тренд, который сформировался в сталинские времена и никак не может у нас вылететь из головы начальства. То есть почему-то продолжают очень бояться современного искусства. Вообще я бы сказал так: секуляризированы мысли художественные либо научные. То есть не отделенные от мифа, который распространяет государство, от идеологии, либо от мифа, который связан с какими-то культами религиозными. То есть у нас любая мысль должна быть под покровом таким, под покровом этого мифа. А музей — это место как раз чистой секуляризованной мысли.

Фото: Сергей Пятаков/РИА Новости

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.