Столкновение на границе: мнения сенатора от Крыма и депутата Верховной Рады

Вечернее шоу Здесь и сейчас
23:51, 11 августа
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

ФСБ заявила, что в Крыму предотвратили теракты, которые готовили «украинские диверсанты» и непосредственно Минобороны Украины. Россия утверждает, что группа диверсантов пыталась прорваться через границу под прикрытием артиллерийского огня. Киев все эти обвинения отвергает. Что все-таки произошло в Крыму, и были ли «диверсанты»? Дождь спросил у сенатора России от республики Крым Ольги Ковитиди и народного депутата Верховной Рады Украины Ивана Винника.

Лобков: Ольга Федоровна, здравствуйте. Скажите, пожалуйста, та версия, которая последняя была изложена в допросах Панова, о том, что собирались взорвать не просто какие-то шутихи на пляже, чтобы попугать туристов, как было в первой версии ФСБ, а что угрозе подвергались серьезные стратегические объекты вроде химического завода «Титан». Какой информацией вы располагаете?

Ковитиди: Я уверена в одном, в том, что проникать на территорию другого государства, прикрываясь бронетехникой и стреляя из нее, это плохо. Поэтому сегодня позиция Украины — кручу, верчу, запутать хочу — кричать: «Держите вора!», при наличии того, что ты сам залез в чужой карман, это уже практика, с которой мы с вами давно знакомы. Поэтому сегодня мы должны для себя определиться, что мы хотим. Мы хотим сегодня слышать, как нас просто обманывают? Либо мы сегодня хотим давать оценку четкую той ситуации, которая сложилась? Действия, которые сегодня происходят со стороны Украины, они системные, они длящиеся. Вы помните, как в ноябре 2015 года в результате взрыва линии электропередач остались без тепла, света и воды два миллиона человек, и что было это совершено террористической организацией Меджлис и «Правым сектором». (Верховный суд России признал организации Меджлис и «Правый сектор» террористическими, их деятельность на территории России запрещена). Вы помните о том, что мною был заявлен в ноябре в Совете Федерации протест, он был поддержан Валентиной Матвиенко, были даны поручения трем комитетам для того, чтобы разобраться. Я тогда не соглашалась с официальной версией о том, что это диверсия, это был чистый террористический акт, это было начало террористического развития украинской государственности. В результате этого мы сегодня видим уже длящиеся системные мероприятия. То, что они носят террористический характер, это очевидно. В результате того взрыва ЛЭП была аварийная остановка двух атомных электростанций, южно-украинской и запорожской, и в сердце Европы мог быть второй Чернобыль, мы с вами это прекрасно понимаем.

Лобков: Ольга Федоровна, не смущает ли вас, что если была такая картина, которая была описана в первом заявлении ФСБ, с атакой буквально воинских подразделений, на тяжелой технике, на БМП, через Сивашский залив, и ни один кадр не попал до сих пор ни в одно агентство, ни в одни социальные сети, что до сих пор описание этого теракта в значительной мере виртуально?

Ковитиди: Давайте мы с вами проанализируем, почему оно могло быть. Вы же прекрасно понимаете, в Крыму идет туристический сезон. Какая цель? Помимо того, чтобы дестабилизировать ситуацию на территории нашего с вами государства, необходимо еще создать панику о том, что вот не приезжайте отдыхать в Крым. В прошлом году сколько украинцев отдохнуло? Сто тысяч. В этом сколько? Около пятисот тысяч. Украинцы едут к нам, это братский для нас народ. Сегодня режим Порошенко, завтра будет другой. Мы прекрасно понимаем, что они наведут порядок у себя в стране. И поэтому сегодня пугать людей, я думаю, вы поступили бы так же. А о том, что быть диверсантом плохо, это правда. И про то, что была перестрелка, мы с вами знаем. Но самое главное то, что сегодня террористы дают признательные показания.

Лобков: Я прошу прощения, мы говорили о том… Вопрос был о другом, вы не ответили на мой вопрос. Не смущает ли вас, что нет ни одной фотографии или видео этой военной техники украинской, нет ни одного видео самого момента задержания на месте, а есть только крупные планы взрывчатки? Не понижает ли это уровень доверия к аргументации ФСБ?

Ковитиди: А почему мы с вами сегодня должны доверять террористам, почему мы сегодня не должны доверять правоохранительным органам Российской Федерации при наличии того, что перестрелку слышали, и слышали с украинской стороны? И если сегодня в соцсетях есть подтверждения того, что это имело место. Почему мы сегодня доверительно… Вот у нас есть такое недоверие к власти, которая сегодня защищает граждан. Я думаю, что в данном случае есть понятия оперативно-розыскных мероприятий, ведется следствие, и есть такие события, на которые ссылки мы с вами услышим на суде, для того, чтобы не было раскрыто… Еще вы же знаете, что раскрыта часть агентурной сети на территории Крыма, ведутся определенные мероприятия, работа только началась. Сегодня 12 число, 7-9 числа эти события происходили.

Сагиева: Ольга Федоровна, а вам, как сенатору, что сейчас известно о перестрелке? Или вы так же информацию черпаете из СМИ? Что-то, может быть, есть дополнительное?

Фото: Александр Полегенько / РИА Новости

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.