Без пушечных залпов и Медведева. Как московская элита прощалась с Юрием Лужковым

12 декабря 2019 Юлия Таратута
17 042

Москве состоялось прощание с многолетним мэром столицы Юрием Лужковым. Его хоронили в закрытом гробе. «Чтобы в памяти он остался живым, энергичным человеком», рассказали родственники бывшего градоначальника. Проститься с Лужковым пришел и Владимир Путин, некогда соперничавший с ним и Примаковым на парламентских выборах 99 года. Тогда победила команда Путина Березовского. А в 2010 году команда Путина Медведева уволила Лужкова с должности мэра с жесткой формулировкой «в связи с утратой доверия». На похоронах перед гробом покойного президент промолчал и трижды перекрестился. 

Похороны бывших чиновников всегда были поводом для политических текстов, пусть и в жанре светской хроники. Где похоронили, рядом с кем, кто пришел из Кремля, был ли президент, на месте ли премьер, много ли вообще государственных людей, кто нес гроб, а кто стоял рядом в красной повязке распорядителя. Эти детали, как и состав советской трибуны политбюро, всегда многое говорят о политической конъюнктуре.

К примеру, раньше Евгений Примаков был членом тандема, конкурирующего с Путиным, а хоронили его спустя много лет с беспрецедентными почестями, по личному сценарию президента и при полной явке политической элиты — от Медведева до Алекперова. Более того, в этом году Путин лично открывал памятник Примакову и фактически записывал его в политические родители.

12 декабря хоронили Юрия Лужкова — Путин снова был на похоронах, но на панихиде не выступал, вообще все было иначе. Пришли, конечно, министры обороны Сергей Шойгу и культуры Владимир Мединский, глава МВД Владимир Колокольцев (он при Лужкове стал руководить московской милицией), подмосковный губернатор Андрей Воробьев, руководитель «Первого канала» Константин Эрнст и ректор МГУ Виктор Садовничий. Отпевание провел лично патриарх Кирилл. Проститься пришел даже Сергей Собянин.

Все-таки обошлось без пушечных залпов — и, внимание, Дмитрия Медведева. Это Медведев, тогда он был президентом, уволил Лужкова, а премьер Путин ему это позволил. Дело было почти десять лет назад. Сложно уже и восстановить наверняка, кто первый начал, то есть где были яйца, а где курица. Лужков вовремя не вернулся в Москву во время пожаров, а анонимный источник в Кремле с мандатом от Медведева выразил по этому поводу неудовольствие. Лужков обиделся.

Медведев как раз отменил строительство скандальной трассы через Химкинский лес, а Лужков не слишком деликатно стал предлагать альтернативные кремлевским маршруты. Потом мэр отменил празднование дня города, на котором должен был присутствовать Медведев. Дальше стал выступать уже публично — на мероприятиях «Единой России» и в «Московском комсомольце». В газете появилась статья, подписанная неизвестным автором Юрием Ковелицыным, в которой утверждалось, что Медведев временщик и угрожает власти Путина. Все знали, что Ковелицын — это псевдоним, а статью мэр если и не диктует, то точно визирует. Кремль не сидел сложа руки — еще в самом начале конфликта с президентом на Лужкова пожаловался генпрокурор Юрий Чайка. Он обвинил мэрию в незаконной застройке посольских земель — в интересах жены мэра Елены Батуриной. Лужков вступился за жену по своему, давая понять, что некоторым чиновникам с женами якобы повезло больше других. Медведев воспринял это как оскорбление.

Уже в финале против Лужкова выставили привычную артиллерию — НТВ снял сразу два фильма, «Дело в кепке» (про Лужкова) и «Дорогая Елена Сергеевна» (про Батурину). Кто-то скажет, что Лужков продемонстрировал политическую смелость и боролся за независимость, кто-то — что он переоценил свои силы, послушался дурных советов влиятельных людей из окружения президента и вообще поставил Путина перед выбором, а президент такого не любит.

Лужков был крайне неоднозначной политической фигурой. Его сторонники — а таких в городе было много — называли его Лужком, ценили за обаяние и витальность. Противники намекали, что конфликты Лужков любил решать при помощи шантажа и угроз, сурово судился, обижался на журналистов и вступал в не самые прозрачные отношения с московским бизнесом.

Отставка Лужкова войдет в учебники истории не как справедливая оценка избирателями его эффективности на посту мэра, а как политическая ошибка, легендарный просчет под названием «ставка на трещину в тандеме». Лужков объявил открытую войну Медведеву и закономерно проиграл. Медведев всегда был кадровым решением Путина, его преемником, держателем его трона — а значит, любые нападки на премьера как минимум оказывались критикой президентской разборчивости. А президент России — как известно, должен оставаться истиной в любой инстанции.

Не бойся быть свободным. Оформи донейт.

Фото: Агентство «Москва»

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю