«Претензий нет».

Куратор Центра братьев Люмьер объяснила, почему она благодарна «Офицерам России»
Вечернее шоу Здесь и сейчас
13:04, 27 сентября
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

В воскресенье, 25 сентября, в Центре фотографии имени братьев Люмьер в Москве закрыли выставку «Без смущения» Джока Стерджеса. Накануне новый детский омбудсмен Анна Кузнецова и сенатор Елена Мизулина усмотрели в фотографиях педофилию. На следующий день к центру приехали десятки людей из организации «Офицеры России», которую курирует Антон Цветков, после чего выставка закрылась. Куратор выставки Наталья Григорьева-Литвинская объяснила, почему она благодарна «Офицерам России».

Желнов: То есть я правильно понимаю, что у вас нет претензий формальных к «Офицерам России», к Цветкову?

Григорьева: Нет, он приехал к 12 часам, мы пропустили его, пропустили одного. Он посмотрел это, кстати, с ним был представитель полиции, его люди стояли при закрытых дверях в Центр фотографии, никого еще не пускали. То есть толпа только собиралась, мы прошли, посмотрели выставку, и только потом где-то в 12.30-12.40 мы открыли главный вход, через который стали проходить средства массовой информации, и наши охранники пытались контролировать их поток, не пропускать никого больше.

Желнов: Но вам лично, как куратору, не обидно, что под давлением Цветкова и его организации, которая не является экспертизой, которая не является...

Григорьева: Я боюсь вас разочаровать, я не видела давления, у меня вообще на сегодняшний день давление только со стороны негатива общественного мнения, что то, что я делаю, никто, по сути, из них не видел, но они меня обвиняют в том, чего я не делала. Это давление я чувствую очень хорошо.

Желнов: Хорошо. Цветков увидел. Он повлиял на конечное решение о закрытии выставки, на ваше решение повлиял?

Григорьева: Вы знаете, он единственный человек, который от мнения общественности сказал всем в камеру, что он не видит ничего, о чем пишут сейчас СМИ.

Кремер: Подождите, а как тогда объяснить и каким образом хронологически получилось, что ровно после этого визита выставка была закрыта?

Григорьева: Это было мое решение. Я поняла, что то, что сейчас будет происходить с моими экспонатами, с моими посетителями, с моими сотрудниками, я не смогу ничего контролировать. Либо мне нужно было вызывать полицию, оцеплять Центр фотографии, выводить своих сотрудников, снимать экспонаты со всех залов, и тогда работать, иначе это могло произойти что-то совершенно...

Желнов: Может это стоило сделать это именно — вызвать сотрудников полиции?

Григорьева: Что? Закрыть Центр фотографии, снять все работы и открыть центр для всех остальных, кто желает бороться с педофилией?

Желнов: То есть можно сказать, что «Офицеры России» даже спасли в некотором роде выставку и центр?

Григорьева: Как минимум, они нейтрализовали того человека, о котором сейчас говорят, он сидит семь суток, ему вроде бы дали. То есть хотя бы его связали, или я не знаю, как это, скрутили ему руки или т.д.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.