«Лукашенко не с чем поздравлять». Интервью главы МИД Литвы Дождю — о протестах в Беларуси и отъезде Тихановской

11 августа, 19:36 Тихон Дзядко
8 082
Поддержать ДО ДЬ

11 августа стало известно, что экс-кандидат в президенты Беларуси Светлана Тихановская уехала в Литву. Глава МИД Литвы Линас Линкявичюс сообщил, что до отъезда из Минска она была задержана силовыми структурами на 7 часов. Ее соратница Мария Колесникова рассказала Дождю, что Тихановскую на протяжении трех часов держали в кабинете главы ЦИК наедине с двумя силовиками, после чего появилось ее обращение, где она с листа зачитывает призыв к белорусам не выходить на протесты. Тихон Дзядко обсудил с Линасом Линкявичюсом протесты в Беларуси и отъезд Тихановской.

Господин министр, я приветствую вас.

Здравствуйте.

Я признателен, что вы нашли время пообщаться с нами в эфире. Конечно, много вопросов, которые касаются Светланы Тихановской, как она оказалась в Литве и обстоятельства ее приезда в республику. Во-первых, где она сейчас находится и общались ли вы с ней лично?

Общался не напрямую, может, косвенным образом. Она находится в Литве, находится в безопасности, вместе с ее детьми. Это самая важная новость, наверное, на этот час.

Собственно, из вашего твиттера все средства массовой информации узнали, что она находится в безопасности и находится в Литве сегодня утром. Что вам известно об обстоятельствах ее выезда из Беларуси и приезда в Литву? Согласовывалось ли это с вами или с кем-то из руководства республики еще, или вы узнали о том, что она будет в Литве, уже в тот момент, когда она приехала?

Заранее этого не планировалось. Просто вчера вечером я пытался с ней связаться, поскольку события там проходят бурно и напряженность большая, я хотел просто с ней поговорить, но это не удалось несколько часов, ни напрямую, ни через штаб, ни через наше посольство. И конечно, я тогда тоже информировал, что мы не знаем, ни где она, ни в каких обстоятельствах и так далее. И действительно, это было так, она просто посетила избирательный комитет, она как бы представила жалобу насчет подсчета голосов, вместе со своим адвокатом. Потом адвокат вышел, но она осталась. По сути дела, в сумме она задержана была около семи часов, не знали, где она и как, так что вот такая ситуация. Но потом, я так понимаю, что перед ней было очень немного выбора, все-таки был какой-то разговор, наверное, с ней, какой-то и нажим, в том числе, наверное. И она просто не имела выбора — покинуть страну или другой выбор не был приемлемым. У нее есть виза, национальная виза пребывать в Литве один год, так что она использовала эту возможность. Плюс ее дети были уже здесь, в Литве, так что это еще один аргумент, почему она выбрала этот выход такой. Так что пока еще отдыхает, тем более что она очень ранним утром въехала в Литву, тоже потерпела какой-то стресс конечно же. Какие у нее планы, я думаю, она все расскажет сама, когда захочет, и когда будет такая возможность. Мы не форсируем события, просто мы хотели помочь человеку, который оказался весьма в такой не очень удобной ситуации, скажем так, и наверное, даже подвергся опасности. Но как мы поняли, этот ее выбор покинуть страну, выбор как раз выехать в Литву, власти не препятствовали, даже способствовали этому, и это как-то было выполнено. А в дальнейшем мы будем ожидать, какие у нее планы, какие желания и как она дальше будет себя вести. Мне трудно сейчас говорить, я не буду это делать за нее, она сама скажет.

Ну, конечно. Господин Линкявичюс, вот вы говорите о возможном нажиме, о возможном выборе, которого у нее по сути не было. Известно ли вам что-нибудь об этом в подробностях? Может быть, она вам косвенно говорила о давлении на нее, на ее мужа, на ее детей, на ее близких, которое, собственно, и вынудило ее покинуть Беларусь?

Нет, я сейчас не буду интерпретировать того, чего не знаю. Я просто делаю некоторые такие предпосылки и пока больше ничего не могу сообщить. Я так думаю, после семи часов, когда она была в этом задержании, конечно же, это не было по собственной воле, и можно только гадать, как там все происходило. Но сам факт, что все завершилось тем, что она сейчас как бы в безопасности, это самое важное. Потом увидим дальше, так что не буду за нее тут говорить.

Да-да, я понимаю вас. Вы, наверное, видели это видео, которое было опубликовано, где она, судя по всему, как раз из здания ЦИКа записывает небольшое обращение? Какие у вас впечатления?

Да. То видео было сделано в Беларуси, оно было сделано там, не здесь, не в Литве. Если эти обстоятельства были такие, как я говорил, то тут, наверное, не надо воспринимать один к одному все-таки. Тем более, что там такой самый первый вывод, что она заботится о своих детях, это тоже, наверное, само собой разумеется, это понятно, а в остальном надо воспринимать просто практически. Так что когда уже она захочет, она выскажет свободно ситуацию, тогда надо будет уже прислушаться.

Несомненно. Если позволите, еще пару вопросов более широко о происходящем. Как вы оцениваете ситуацию в Беларуси сейчас? Насколько легитимными вы воспринимаете те выборы, которые состоялись в воскресенье?

Нет, мы, конечно, не можем воспринимать эти выборы как легитимные по очень объективным причинам. Вы, наверное, тоже знаете, там почти не было иностранных наблюдателей, кроме стран союза…

СНГ, да.

Там не было даже возможности для прессы их аккредитировать, аккредитаций тоже не было, интернет просто не работал и так далее. Так что пара представителей кандидатов, как мы знаем, в заключении, и этого, наверное, достаточно для того, чтобы сказать, что тут нет прозрачности и демократичности в этом процессе. И конечно же, эти объявленные результаты, тоже возникают какие-то сомнения тоже могут быть. Если лидер государства сказал, что воспринимает эти выборы как праздник, а остальные, может даже большинство, думают, что это как бы какие-то издевательства и как бы тут по-другому воспринимают, очень трудно наладить диалог. Но я думаю, что все-таки, я надеюсь, что все-таки хватит здравого смысла прекратить вот это насилие, тем более, что насилие не имеет никакого оправдания, эти люди не агрессивные, они не разбивали окна, они не сжигали машины, они просто выявляют свое мнение, так что применять силу против них нет никаких аргументов. Так что тут пока остается ожидать и надеяться. А с другой стороны, с нашей стороны, со стороны Евросоюза, мы должны пересмотреть свою политику по отношению к Беларуси. Конечно же, выборочно продолжать эти отношения там, где возможно все-таки, там, где мы видим какую-то добавочную стоимость, скажем так, в плане качества политики, продолжать, а где мы видим то, что не соответствует их же обязательствам, конечно, об этом тоже говорить.

Возможны ли и нужны ли сейчас новые санкции со стороны Европейского союза?

Я бы не исключил этого, тем более что те, которые как раз занимались вот нарушениями этих прав человека, людей, граждан и так далее, должны быть какие-то последствия, должны быть какие-то политические последствия. Как это получится, мы посмотрим, как пройдет как-то диалог между нами в Евросоюзе, об этом сейчас разговариваем каждый день с коллегами и так далее.

Скажите, вы вместе с вашими коллегами из Украины и Польши, министрами иностранных дел, вы выпустили заявление совместное с призывом остановить насилие в Беларуси. А пробовали ли вы или кто-то из ваших коллег в руководстве Литвы наладить контакт с администрацией Лукашенко? Или, может быть, наоборот, белорусская сторона с вами пыталась наладить контакт?

Нет, таких особенных усилий не было. Перед выборами, как раз накануне, я сам общался со своим коллегой, мы общаемся регулярно, и эти контакты, я так понял, есть такое понимание, меня заверили, что не в интересах государства как раз применять эту силу. Конечно, есть большая боязнь того, что есть угроза независимости и суверенитету государства, это мы понимаем, но все-таки, прикрываясь вот этой угрозой, нельзя нарушать права человека и элементарные права граждан. Так что тут как-то очень много этих векторов собирается.

Но после выборов ни с господином Макеем, ни с кем-то еще из руководства Беларуси контактов не было?

Нет.

Хорошо, у меня последний вопрос. Вот сейчас власти Беларуси говорят о том, что происходящее в республике это массовые беспорядки, обвиняют в организации западные страны, Польшу, Чехию и Великобританию. Насколько подобные утверждения, на ваш взгляд, имеют основу под собой?

Я думаю, что не имеют никакой почвы эти заявления, тем более, что все эти движения, если мы сравним, что было перед этим, тут не какие-то лидеры оппозиционных партий впереди, просто люди, которые никогда не имели, по-моему, ничего общего с политикой, но они как-то вышли на улицы, они хотят выразить свое мнение. Это мнение имеет право быть выслушанным, хотя бы уважение какое-то заслужили, поскольку это граждане страны. Это игнорировать это просто непродуктивно и не очень морально, так что тут, конечно, стоит вопрос за властью, какой выбор они выберут. Но пока видно, что делают акцент как бы на рычаги силы, к сожалению. Я думаю, это не перспективно, это приведет еще к большему тупику ситуации. Будем наблюдать пристально за ситуацией, за развитием и надеяться, что все-таки как-то все успокоится.

Но Литва итоги выборов не признает и поздравления Александру Лукашенко, как некоторые страны, Россия, в том числе, не направляет?

Ну, видите, в общем-то не с чем поздравлять, по сути дела.

Я вас понял. Спасибо.

Не бойся быть свободным. Оформи донейт.

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю