«Лукашенко будет делать все, чтобы объединиться с Россией»: Леонид Кравчук о том, почему в Минске больше нельзя вести переговоры по Донбассу

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Столица Беларуси больше не может быть местом переговоров Трехсторонней группы по Донбассу, заявил глава украинской делегации в контактной группе Леонид Кравчук. Киев обратится ко всем сторонам переговоров с вопросом о поиске новой площадки. В первую очередь обращение будет направлено в ОБСЕ. Поговорили с Леонидом Кравчуком в эфире Дождя и узнали о его позиции подробнее. 

Здравствуйте. Благодарю вас, что вышли к нам в эфир.

Добрый вечер.

Разъясните, пожалуйста, вашу позицию. Почему Минск больше не может быть площадкой для переговоров по Донбассу?

Вы знаете, страна, которая ведет внутреннюю войну власти и оппозиции, которая бросает политических оппонентов за решетку… Вот на сегодняшний день 43 журналиста уже находятся в СИЗО, специально был остановлен или посажен с помощью самолета-истребителя международный рейс, для того только, чтобы снять с самолета журналиста и посадить его.

То есть я не понимаю, как в таких условиях, такая страна, где идет внутренняя война, где есть опасность для каждого человека, потому что никто не гарантирует в Беларуси, в Минске в данном случае безопасность жизни, безопасность работы.

Я думаю, что в таких условиях нам надо просто посоветоваться с ОБСЕ, с Россией, и вместе принять решение, чтобы местом и площадкой таких переговоров, касающихся мира, найти другую страну. На мой взгляд, это может быть какая-то нейтральная страна.

Например?

Швейцария, скажем, Финляндия. Короче говоря, это должно быть коллективное решение. Украина сама такое решение принимать не может, это должно быть совместное решение, прежде всего, ОБСЕ, России и Украины, то есть членов трехсторонней контактной группы и государств, которые принимают подобные важные решения.

Леонид Макарович, вы говорите, что это может быть нейтральная страна, Швейцария, Финляндия, есть ли у вас какие-то предпочтения или, может быть, вы уже с кем-то обсуждали вариант, где это могло бы пройти. Как вы думаете, какой будет реакция российской стороны?

Я так думаю, что если бы российская сторона была готова к такому решению, господин Лавров бы не сказал, что это мнение только Леонида Кравчука. Хотя я точно выразился, что это моя позиция, но решения такого я принимать не могу, также, как и господин Лавров не может принять сам такого решения. Это должно быть коллективное общее совместное решение.

А найти страну, ну если в России есть другие предложения, мы готовы их рассмотреть. Но оставлять этот вопрос без изменений, то есть продолжать встречаться в стране, ведущей войну, где самопровозглашенный президент демонстрирует просто образцы диктатуры, авторитаризма и тому подобное, я считаю, что это просто недопустимо. И мы должны отреагировать на это, реально найти другую страну и рассматривать предложения всех участников, и России, и Украины, и ОБСЕ.

В ОБСЕ вы уже направили обращение?

Нет, пока у нас вопрос этот не встал на повестку дня. Мы продолжаем работать в формате видеоконференций онлайн, и поэтому этот вопрос еще не встал на повестку дня. Но так как я вижу, все же какая-то надежда на то, что коронавирус будет преодолен в конце концов, и встанет вопрос о встрече «глаза в глаза», то есть физической встречи, реально уже об этом надо думать сегодня, готовиться, вносить предложения.

Вы вакцинировались уже, Леонид Макарович?

Я уже, да, полностью.

Я тоже. Вопрос у меня, естественно, касается еще и политической составляющей вот этого украино-белорусского конфликта. Мы знаем о том, что президент Украины Владимир Зеленский едва ли не первым, по-моему, первым, запретил авиасообщение между Украиной и Беларусью, между Киевом и Минском. Это, с одной стороны, такое сильное политическое решение, политическое высказывание, с другой стороны это, конечно, проблема для тех, кто, например, через Минск летал в Киев из Москвы.

Леонид Макарович, хочу вас спросить по поводу решения Зеленского запретить авиасообщение с Беларусью, вы поддерживаете это решение?

Вы понимаете, я в принципе поддерживаю идею Зеленского и министра иностранных дел Украины в том плане, что это угрожает безопасности, сегодня рейсы. Но есть и другие дополнительные шаги, которые можно было применить, чтобы они воздействовали на поведение диктатора Лукашенко. Есть такие возможности, в том числе, и экономического порядка.

Я думаю, что это надо рассматривать в комплексе, и чтобы не пострадали люди, которые и лечатся в Беларуси, или которые стоят на очереди лечиться, или которые поехали туда по каким-то личным причинам и не могут свободно возвратиться в Украину, потому что они не могут по причине болезни перенести такой длинный переезд, скажем, поездом или автобусом, то есть все надо учесть.

То есть, я поддерживаю позицию в принципе, но с возможными вариантами, которые следовало бы учесть, учитывая пожелания многих людей.

Человеческий фактор, вообще фактор граждан, он всегда в общем создает большие сложности и проблемы при принятии таких решений, это вечная трудность.

Я хотела у вас спросить, Леонид Макарович, с учетом вашего гигантского опыта в политике, то, что сейчас происходит с Беларусью, и в преддверии завтрашней встречи Лукашенко и Путина, видите ли вы опасность глубокой интеграции, а проще говоря, фактического подчинения Беларуси Российской Федерации, Владимиру Путину?

Да, вижу. Знаете, как мы только что в 1991 году подписали Беловежское соглашение, через год возникли вопросы союза России и Беларуси, союзного государства. Это был 1992 год, прошло с этого времени уже, как видите, почти тридцать лет. И понятно, что такие вопросы постоянно обсуждались, они то поднимались, волна то поднималась, то опускалась.

И сегодня, учитывая положение Лукашенко, у него дороги на Запад нет, у него власть — это единственное спасение, которое гарантирует ему хотя бы какую-то возможность выживания и продолжения своей позиции. И у него единственная защита — это Россия и президент Путин, поэтому он будет делать все, чтобы объединиться с Россией. Теперь Лукашенко не будет выдвигать те требования, которые он выдвигал раньше. Я думаю, что такая возможность становится реальной, но это дело России и Беларуси.

Я таких союзов и таких объединений авторитарных режимов не поддерживал и не поддерживаю. Мир сегодня разделен на две части — авторитаризм и демократия. То, что делается в Беларуси, это чистый авторитаризм, и почему Россия становится на путь авторитаризма и считает возможным объединиться с Беларусью, я ответа на этот вопрос не имею.

Очевидно, у господина Путина такие же позиции, как и у господина Лукашенко, только Лукашенко это делает открыто и цинично, а господин Путин где-то делает скрыто, демонстрируя демократию на словах, а на самом деле в России проводятся те же антидемократические действия, что и в Беларуси.

На этом, наверное, мы завершим. Я вас благодарю

Фото на превью: Zuma / TASS

Чтобы посмотреть полную версию, станьте подписчиком

Вы уже подписчик? Войти


Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

  • Надя Евпловива

    Обнинск
    02.12.2021

    Смотрю дождь каждый день. Живу на пенсию

    Помочь
  • Александр Чеверноженко

    Санкт-Петербург
    30.11.2021

    Здравствуйте, месяц назад мне исполнилось 60 лет, но +5 к выходу на пенсию :))) подарку буду рад...

    Помочь
Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде