«Хуже, чем в тюрьме». На что жалуются пациенты госпиталя в «Ленэкспо»

9 498
Поддержать До дь

Начальник Госпиталя для ветеранов войн (в ведении этого медучреждения находится временный госпиталь в «Ленэкспо») Максим Кабанов пожаловался на мундепа Нэлли Вавилину в прокуратуру. Поводом стали заявления депутата о том, что сотрудники госпиталя не были обеспечены средствами индивидуальной защиты. Кабанов подозревает Вавилину в распростнанении fake news о его учреждении. Подробнее об этом скандале и о том, что собою представляет госпиталь в «Ленэкспо» — Валерия Ратникова. 

Вокруг временного госпиталя в «Ленэкспо» ходят самые разные легенды: пациенты мечтают оттуда сбежать, называют его тюрьмой, начальник госпиталя в эфире «Эха Петербурга» настаивает, что «Ленэкспо» — это настоящее строительное чудо.

Живописный выставочный комплекс на самом берегу Финского залива в конце апреля превратили в COVID-госпиталь за рекордные сроки. Но и проблемы у него начались почти сразу и продолжаются до сих пор. Из последнего: там обвалился потолок. Превращение выставочного центра в госпиталь стоило больше 400 млн рублей.

«Ленэкспо» — это часть госпиталя для ветеранов войн, тоже перепрофилированного под COVID-19. Начальник медучреждения Максим Кабанов поторопился успокоить публику: потолок обвалился не в красной зоне, где лежат пациенты, а в ординаторской, где врачи занимаются административной работой. И сразу подал жалобу в прокуратуру на Нэлли Вавилину, муниципального депутата, разместившую ролик с обвалившимся потолком у себя в Facebook. Правда, не он стал поводом. В конце апреля Вавилина опубликовала у себя Вконтакте просьбу о помощи врачей госпиталя для ветеранов войн: им не хватало средств защиты. Позже врачей этого госпиталя отправят на работу в «Ленэкспо» и они продолжат жаловаться Нэлли.

Нэлли Вавилина, муниципальный депутат округа «Гавань»: Ко мне Вконтакте, в социальных сетях обратились люди, медики Госпиталя ветеранов войн, они сказали о том, что руководство не снабжает их СИЗами, они фактически работают голыми руками, они какие-то делают самоделки, типа там, знаете, покупают в магазинах шлемы, берут какие-то строительные малярные комбинезоны в строительных магазинах. 

Сотрудница временного госпиталя в «Ленэкспо»: Нас туда перевели, сказав о том, что там будет легкий COVID-19. Мы понимаем, что кладут не легкий COVID-19, а людей, которых нужно лечить: и с односторонней, и с двусторонней пневмонией. На тот момент у нас ничего не было, никаких препаратов. Потом потихонечку начали завозить препараты, людей становилось все больше и больше. В основном, с санитарками очень большая проблема, что им не выплачивают деньги. До сегодняшнего дня, я так понимаю, что пока [путинских] выплат не было. 

Скоро Вавилиной начнут писать, и пациенты временного госпиталя в «Ленэкспо» с разной тяжестью COVID-19, некоторые— беременные и даже онкобольные. Вот, что рассказывают пациенты:

«Я после кесарева сечения, здесь условий чтобы находиться нет». 

«На мои замечания о затруднении дыхания не реагируют». 

«Нет ни бумаги, ни мыла... Нет отопления, муж спит в шапке, так как ужасно холодное помещение. Это не госпиталь, а какая-то тюрьма». 

«Я онкобольная с диагнозом Лимфома Ходжкина II степени. Ко мне, пациенту с неподтвержденным COVID-19, подселили девушку с двусторонней пневмонией и подтвержденной коронавирусной инфекцией и отказывались переселять ее, аргументируя тем, что им сложно это сделать в программе. То есть компьютер важнее моей жизни!»

Нескольких пациентов из онкоцентра, у которых подтвердился COVID-19, внезапно перевели в «Ленэкспо». При том, что они продолжали лечение и нуждались в постоянном внимании. Нэлли пожаловалась Анна Каныгина, жена одного из онкобольных Владимира Храмова. Она не знала, что с мужем, переживала за его состояние, и с помощью муниципального депутата добилась возвращения Храмова в онкоцентр. Но там он скончался. Каныгина уверена, что причиной стало отсутствие должного ухода за ним в «Ленэкспо».

Нэлли Вавилина, муниципальный депутат округа «Гавань»: Утром подняли и увезли в «Ленэкспо». Ни лекарств, ничего. Прервали лечение, и вот они там две недели сидят, понимаете, ничего. С подозрением на COVID-19, которого вообще не было, они даже чувствовали себя прекрасно.

По задумке, во временный госпиталь «Ленэкспо» должны были отправлять легких пациентов с COVID-19, которым нужно закончить лечение, или тех, у кого подтвержден диагноз, но самоизолироваться им негде. В итоге, как жаловались пациенты, их удерживали в «Ленэкспо» фактически насильно: независимо от того, были ли у них возможность самостоятельно изолироваться и закончить лечение.

Оксана Кутафина, бывшая пациентка госпиталя в «Ленэкспо»: Я попросила, чтобы меня выписали домой: мне есть, где закрыться, мне родственники предоставили квартиру. Все врачи, которых невозможно было даже отличить, они не ходили в формах, они не считали нужным подписываться, они ужасно разговаривали. Да, там действительно не очень много народу было медицинского персонала, но и нас было немного, когда нас доставили. Один доктор мне сказал: «Ну ладно, мы вас выпишем». На следующий день пришел доктор и сказал: «Никуда ты не поедешь, будешь сидеть здесь и ждать». Нельзя приносить передачки. Условия нечеловеческие, хуже, чем в тюрьме. 

Во временном госпитале также оказались психически нездоровые люди, пациенты ПНИ.

Бывшая пациентка госпиталя в «Ленэкспо»: Он всегда ходил в женский туалет. Он душевно больной, он, видимо, не понимает, куда ходить. И там закончилась везде туалетная бумага. И, видимо, ему нечем было, простите, вытереться. И я зашла, а там было все в говне, просто все в говне. Я поняла, что все, я больше не могу.

Как рассказывали пациенты, в госпитале не хватало ни туалетной бумаги, ни еды, ни питьевой воды. 

Оксана Кутафина, бывшая пациентка госпиталя в «Ленэкспо»: Принесли, и мы делили напополам эту порцию. У меня до «Ленэкспо» были отрицательные тесты. Я сдавала в поликлинике, я сдавала в больнице, где лежала. У меня были отрицательные тесты. После «Ленэкспо», я вернулась домой восьмого числа, восьмого вечером у меня поднялась температура. Я вызвала себе спецлабораторию, у меня взяли мазок, и у меня подтвердился COVID-19. 

В туалете до сих пор происходят регулярные потопы.

К приезду губернатора с камерами его канала психически нездоровых людей из «Ленэкспо» выселили. А прокуратура, которая решила проверить временный госпиталь после жалоб пациентов, не нашла там нарушений. Начальник госпиталя Кабанов отчитался, что распределение пациентов отладили: в «Ленэкспо» больше не отправляют тех, кто может самостоятельно изолироваться.

Тем временем к госпиталю, а точнее к его руководителю, возникли новые вопросы. На днях «Новая газета» подсчитала, что поставки средств защиты, за которые отвечал Госпиталь ветеранов войн и его начальник Максим Кабанов, обошлись бюджету в два раза дороже, чем могли бы. В качестве поставщика без конкурса выбрали компанию, как утверждает «Новая», с 10 тысячами уставного капитала и единственным сотрудником, Антоном Вателем. Как пишет издание, защитные костюмы закупили по цене в два раза дороже их стоимости у производителя: всего более, чем на миллиард рублей. Кабанов ответил на публикацию и сказал, что выбор был сделан в пользу самого выгодного коммерческого предложения.

Максим Кабанов, начальник Госпиталя для ветеранов войн: Был проведен сначала очень серьезный анализ. Да,у нас были очень короткие сроки, потому что мы прекрасно понимали, что отвечаем на этот момент: за снабжение средствами индивидуальной защиты всего города, ЛПУ, где действительно был дефицит средств индивидуальной защиты. Был мониторинг компаний, которые предлагали возможные поставки, возможную закупку. Они сами вышли и предложили свои услуги. 

Денис Коротков, корреспондент «Новой газеты»: По 2700 можно как раз вполне себе дорогие костюмы. Можно купить и плохие костюмы по 2700, вопрос в том, что не такие. Нельзя сравнивать Volkswagen Polo с Mercedes. Никто не говорит, что те костюмы, которые были закуплены, они ужасны. Но они, наверное, действительно далеко не лучшие, но они свою функцию выполняют. Но стоят они 1000 рублей, а куплены по две. Роль Максима Юрьевича здесь вряд ли главная. Там, где непонятно, нигде не указано официально, что за модель, марка, производитель этих костюмов, а производителей, марок и моделей огромное количество. Здесь все условия созданы для хищения средств. 

На «Новую газету» Максим Кабанов пока не хочет жаловаться в прокуратуру, а вот сообщения Нэлли Вавилиной просит проверить на предмет их достоверности, подозревает муниципального депутата в распространении fake news. 

Оксана Кутафина, бывшая пациентка госпиталя в «Ленэкспо»: Большое спасибо Нэлли Вавилиной. Когда я написала этот пост, это было не для того, как любят говорить, чтобы хайпануть, это был крик души. Потому что я человек, мне 31 год, я плакала и умоляла отпустить меня домой, как ребенок. Я говорю: «У меня трое детей, что вы делаете? Вы творите беспредел». На что им было все равно. Бессердечные. Очень помогла Нэлли Вавилина, она меня, во-первых, очень сильно поддержала, и я знаю, что она сейчас борется за права людей, которые там, помогает им всячески. Это все правда. Это реально все правда. 

Как сказала Дождю одна из сотрудниц госпиталя, после приезда губернатора в «Ленэкспо» стали отправлять намного больше пациентов, чем до этого. Сейчас все койки заняты. Начальник госпиталя надеется, что эпидемия в Петербурге скоро пойдет на спад, иначе придется разворачивать еще больше дополнительных мест для пациентов. И большой вопрос: хватит ли на это ресурсов?

Фото:Иван Петров / «Ведомости»

Не бойся быть свободным. Оформи донейт.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю