Полиция задержала Алексея Навального
20 ноября 2015 Анна Монгайт
18 295 1

Финансирование ИГИЛ идет из 40 стран, в том числе, из стран «Большой двадцатки», правда от физических лиц. В начале недели президент Путин рассказывал на саммите двадцатки: «Я показывал тут фото из космоса: колонны машин с нефтью уходят за горизонт». Так кто же финансирует террористическую организацию номер один и легко ли пресечь эти источники — в нашем специальном материале.

Cherchez l’argent – или ищите, откуда поступают деньги. После серии терактов  в Париже, вопрос о том, за счет чего функционирует ИГИЛ и может ли оно выжить без поддержки внешнего мира, становится ребром.

Иван Яковина, обозреватель журнала «Новое время»:

Основных источников финансирования – несколько. Во-первых,  это, конечно, поступления от так называемых благотворительных фондов из богатых стран Персидского залива.  Из Катара, Кувейта, Саудовской Аравии, Бахрейна и прочих. Эти деньги обычно оформляются как гуманитарная помощь, они собираются в мечетях, через специализированные фонды, оформляются как гуманитарная помощь и отвозятся в Исламское государство чемоданами. Эти деньги не проводятся через банки или финансовые организации, где их можно было бы отследить и изъять. То есть просто чемоданами возят эти деньги и объемы там колоссальные.  Речь идет о сотнях миллионов долларов.

Жертвуют средства в основном люди, сочувствующие идее создать всемирный исламский халифат. Как ни странно, среди них могут встречаться самые влиятельные фигуры. И правящий режим, например, Саудовской Аравии, которому невыгоден сильный ИГИЛ, не может подавить организацию финансовой помощи на территории своего государства.

Алексей Малашенко, член научного совета Московского Центра Карнеги:

Саудовская Аравия – это далеко не консолидированная в политическом отношении страна. Там есть действительно правящий режим, который очень бережет себя и который бы очень не хотел иметь такого оппонента в лице Исламского государства. Потому что Исламское государство официально саудовцев за хороших мусульман, я имею  в виду Монархию, не признает. Но совершенно ясно, что и среди членов семьи королевской есть люди, которые, так скажем, относятся к Исламскому государству с симпатией. У них есть бизнес. Совершенно не обязательно, что бизнес действует в самой Саудовской Аравии, он может быть где угодно. И конечно, они какую-то денежку отстегивают.

Вторым важным внешним источником финансирования служат доходы от нелегальной продажи нефти. Журналисты Financial Times в октябре провели расследование и выяснили:

По оценкам Financial Times, ИГИЛ продает порядка 30-ти 40-ка тысяч баррелей в сутки.  Отталкиваясь  от рыночной цены (50 долларов за баррель) это больше полутора миллионов долларов в день дохода, но со скидкой может составлять половину или треть от этой суммы.

Основной зарубежной страной, из которой идут закупки, журналисты называют соседствующую с Сирией Турцию. Туда контейнеры нефти отправляют и на мулах, и на лодках по речке, и по нефтепроводам.

Иван Яковина, обозреватель журнала «Новое время»

Местные СМИ сообщают, что на многих нефтяных полях, где добывается нефть на Северном Ираке и в восточной Сирии, были замечены работающими турецкие инженеры. То есть Турции эта нефть поступает с огромным дисконтом и Турции, конечно, это очень выгодно

Контролировать и пресекать поставки нефти достаточно сложно именно в силу беспорядочного характера торговли.

Денис Соколов, старший научный сотрудник РАНХиГС:

Это не государство покупает. Просто сложился черный рынок нефти. Это не государственная торговля, это торговля трансграничная, неформальная.

Среди внешних источников финансирования эксперты также называют торговлю античными ценностями из разграбленных древних городов на черном рынке,  - именно этот денежный  канал среди основных назвал Владимир Путин по итогам саммита G-20 и призвал усилить давление на черные рынки. Но главная интрига в том, что внешние поступления не являются столь уж принципиальными для Исламского государства. Основной доход, по информации New York Times, приходится на внутренние источники – сбор налогов и вымогательство  в Ираке и захваченных территориях. За отказ делиться грозит смертная казнь.

Подобные 10-процентные сборы приносят ИГИЛУ порядка 600 млн долларов в год и составили в 2014-м году около половины всех доходов.

Если на доходы трудно повлиять, то может быть угрозу экономики несут повышенные траты? Выясняется, что на оружие боевики ИГИЛ почти не тратятся – его с лихвой захватили на складах Ирака и Сирии. Больше всего денег уходит кадрам. По информации New York Times – каждому бойцу в армии платят несколько миллионов долларов в год. Но речь идет, скорее, о профессионалах.

Денис Соколов, старший научный сотрудник РАНХиГС:

Это как у нас по соседству на Донбассе – кто-то получал заработную плату по 80 тыс. в неделю, кто-то не получал ничего. Это же совершенно неформальная структура с какими-то разного качества организационными вкраплениями. Нельзя говорить, что все бойцы ИГИЛ получают многомиллионную заработную плату. Кто-то получает, кого-то нанимают, как профессионала.

В любом случае эксперты и журналисты сходятся – с финансами у ИГИЛ все в порядке, экономика сильна и победить ее совсем непросто. Главная опасность в том, что чем больше денежных ресурсов выделяется на борьбу с финансированием ИГИЛ, тем больше рисков неудачи. Ведь чем больше непрозрачных денег, тем выгоднее кому-то становится, чтоб эта борьба затянулась .

Фото: АР

Комментарии (0)

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски

Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера