Кто фанаты Путина в Америке

И почему он на самом деле второй в списке самых влиятельных людей планеты. Объясняет Ариэль Коэн

С первого на 29 место: президент Владимир Путин опустился в ежегодном рейтинге ста влиятельных людей планеты по версии журнала Time, который был опубликован в четверг, 21 апреля.

 

На первом месте — глава Международного валютного фонда Кристин Лагард, следом за ней — госсекретарь США Джон Керри, канцлер Германии Ангела Меркель, на четвёртом — кандидат в президенты США, бизнесмен Дональд Трамп, ещё один кандидат — Берни Сандерс —  на седьмом, а Хиллари Клинтон при этом только на 18.

Рядом с Владимиром Путиным, на строчку выше, Пол Райан, кандидат в вице президенты США от Республиканской партии на прошлых выборах. Следом за Путиным — Реджеп Таип Эрдоган, президент Турции.

Что же случилось? То самый влиятельный политик в мире, то 29 место. Что это, контрпропаганда, гибридная война? Обсудили с Ариэлем Коэном, ведущим экспертом Атлантического совета. 

Макеева: Что же случилось? Кто самый влиятельный в мире политик? Вроде даже не один год был на первом месте, то сразу 29-е место. Это такая медийная история и вообще тогда не стоит воспринимать рейтинги The Time всерьез?

Коэн: Знаете, я 8 лет зарабатывал себе на жизнь опросами общественного мнения, проведением фокус-групп, углубленных интервью, у меня целая команда работала, и я с большим пиететом отношусь к методологии, к тому, как выводятся эти рейтинги. И по собственному опыту я знаю, что в данном случае метод опроса экспертов — это метод экспертного опроса — не дает никакую количественную значимую выборку. То есть как карта легла. Вы знаете, я читал репортаж РБК, так там даже эксперты, которые представляли Владимира Путина в прошлом году, когда ему дали первое место, они правильно имя его не могли написать. Вам это, наверное, говорит о том, что English is not good enough, такой же опрос у нас получается в журнале The Time. Я, честно говоря, смотрю на это скептически. Если хотите, я могу описать методологию, как можно вывести такие рейтинги, Путин будет, скорее всего, тогда на втором месте в мире, первое-второе он поделит по военке, потому что у него ядерного оружия больше, чем у всех, огромная такая дубина, а по экономике его будет очень сильно тянуть вниз, и с каждым годом это все хуже и хуже. Потому что Россия была еще при хороших ценах на нефть на 5-6 месте в мире, а сегодня съехала на 12-13-е. Вот и кумекайте.

Кремер: В разных странах, особенно в европейских, в бывших странах соцлагеря есть настоящие фанаты Владимира Путина. Мне хочется понять, кто эти поклонники Путина в Америке, что это за социальная группа.

Коэн: Давайте начнем с дорогих соотечественников. Есть соотечественники, которые приехали не в мою эмиграцию, моя эмиграция — так называемая третья волна 1970-х годов, это были, в основном, диссиденты, еврейские репатрианты в Израиль, в том числе и моя семья, а потом поехали уже экономические репатрианты, то есть экономические эмигранты. Сегодня хлынула волна таких людей, которым сегодня хоть Рязань, хоть Рио-де-Жанейро, Крымнаш и Путин, естественно, всем показал. Поэтому есть эта волна совсем новых русских, новейших русских. Во-вторых, есть правые консерваторы, такие ультраконсервативные люди, которые почему-то решили, что Владимир Владимирович Путин у нас олицетворяет сегодня борьбу с гомосексуалами и борьбу с абортами, он такой, знаете, если бы я перекладывал на язык католиков, есть такой крайний правый орден у католиков, называется Опус Деи, вот он где-то там, совсем на правом фланге. Ну там Иван Ильин, Мизулина вместе с ним там.

Кремер: А какая часть избирателей Трампа среди американских поклонников Владимира Путина?

Коэн: Во-первых, лично Дональд Трамп много уже говорил о том, какой замечательный Путин, и Путин говорил, наоборот, какой замечательный Трамп. Я им желаю взаимной любви, но, к сожалению для Трампа, на сегодняшний день, понимаете, в политике неделя — очень долгий срок, на сегодняшний день у Трампа нет шансов. Если будет Трамп против Хиллари один на один, побеждает Хиллари. Никак не получается, потому что у Трампа негатив зашкаливает. У Хиллари высокий негатив, а у Трампа просто выше крыши. Но среди сторонников Трампа, очевидно, есть некая прослойка, которая любит культ сильного лидера, вот когда смотрели, где у нас попадает Трамп по раскладу, он попадает где-то между Уго Чавесом и Муссолини. И вот в этой прослойке есть люди, которые любят сильных лидеров, в том числе, лидеров, которые скачут на лошади с голым торсом, почему-то в Америке эта метафора очень прижилась. Как-то не получается, чтобы Обама или Билл Клинтон, или Буш бегали с голым торсом. Билл Клинтон бегал с чем-то голым другим, но мы об этом сейчас не говорим.

Макеева: Вы когда сказали, что если по-честному, то Путин, наверное, занял бы второе место в рейтинге влиятельности в мире, а первое, вы имели в виду, занял в этом смысле кто? Обама?

Коэн: Нет, Обама уже выходит на пенсию, так что, скорее, не Обама.

Макеева: А кто?

Коэн: Я бы проголосовал за председателя Си, он у нас глава тоже в необозримом еще будущем будет огромной экономики, огромной страны, которая наращивает свою геополитическую и экономическую мощь. Поэтому к китайским товарищам у нас особое отношение. 

Фото: AP Photo

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю