Почему российский газ скоро будет никому не нужен.

И как вышло, что Америка контролирует цены на нефть
Вечернее шоу Здесь и сейчас
23:06, 11 января
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

Сегодня, 11 января, Центробанк повысил официальный курс доллара на три рубля — почти до 76 рублей. Евро торгуется на уровне 82,5 рублей. По прогнозу Sberbank CIB, курс рубля ещё сильнее упадет вслед за падением цен на нефть, об этом сообщает Bloomberg.

Макеева: Блумберг сегодня еще и включил Россию в топ стран, как это изящно сказано, «экономика которой будет демонстрировать отрицательный рост в этом году». Рост, но отрицательный.

Крутихин: Значит, падение некоторое, куда уж деваться? Давайте называть вещи своими именами. Что касается Ближнего Востока, то сегодня замечательный день — сегодня иранцы повели себя прям-таки вызывающе сразу по трем направлениям: сначала они объявили, что запускают две новых стадии проекта освоения гигантского газового месторождения Южный Парс — 15-я, 16-я стадии. А это значит, что к потенциалу добычи газа в Иране добавится еще 20 млрд. кубометров в год. Во-вторых, они объявили, что собираются поставлять сжиженный природный газ в Европу, то есть, таким образом, конкурируя там, естественно, и с нами, то есть, с «Газпромом». А некоторые СМИ эту информацию подали как намерение иранцев построить газопровод в Европу, хотя о газопроводе сами иранцы нисколько ничего там не говорили.

И, в-третьих, они объявили, что будут выпускать новую марку нефти, а марка нефти эта по техническим своим характеристикам примерно соответствует тому, что мы продаем в Северо-Западной Европе под вывеской Urals, то есть, это прямая конкуренция с Россией. Вот по таким трем направлениям надо ожидать сюрпризов от нашего ближневосточного партнера.

Макеева: Можно еще так охнуть: сколько лет мы любили Иран, это был наш такой верный партнер, когда его никто не любил, когда это было еще не модно — и теперь такая черная неблагодарность.

Крутихин: Ну почему? Я его до сих пор очень люблю.

Макеева: Вот Михаил Иванович — да.

Желнов: Да-да, вы — особый случай. Все говорят, что для повышения цены на нефть, для корректировки понадобятся усилия стран ОПЕК, входящих в ОПЕК. Что имеется в виду под этими усилиями? То есть, понятно, что цена не скоррелируется, и это, видимо, не природный прогноз, просто так, сама по себе, что нужны некие усилия. Какие усилия и почему они тогда до сих пор странами ОПЕК не предпринимались?

Крутихин: Когда говорят о таких усилиях со стороны ОПЕК, по-моему, выдают желаемое за действительное, потому что ОПЕК уже на протяжении нескольких лет не играет никакую роль картеля. ОПЕК не способен, как целая организация, манипулировать ценами на рынке, то есть, путем повышения и понижения добычи. В основном, этим занимались Саудовская Аравия и три государства, то есть, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты и Оман. Но сейчас все эти страны прекрасно понимают, что роль регулятора рынка потеряно для ОПЕК совершенно. Эта роль теперь принадлежит добыче нефти в Соединенных штатах Америки. То есть, там, благодаря развитию технологий и благодаря тому, что очень просто стало добывать нефть с помощью технологий гидроразрыва пласта, бурения горизонтальных скважин, так называемую сланцевую нефть, там очень быстро могут нарастить добычу и так же быстро ее могут сократить с минимальными издержками.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.