«Пессимизм зашкаливает»: когда покупать доллары?

Прогноз от эксперта ITinvest
15 декабря 2015 Мария Макеева
21 127

Официальный курс доллара, установленный Центробанком на 15 декабря — 70 рублей 22 копейки. Фьючерс на нефть марки Brent на февраль стоит около 37 долларов за баррель. Цены на природный газ в ходе торгов на Нью-йоркской товарной бирже опускались до минимального значения с января 2002 года. 

Объясняя падение российской валюты, аналитики кивают на нефть. А рассуждая о причинах падения нефтяных цен, сходятся на том, что причина — результаты заседания ОПЕК, участники которого фактически договорились о неограниченной добыче нефти. Но это заседание состоялось четвёртого декабря, а сегодня —  четырнадцатое. Почему же именно сейчас? Об этом Мария Макееева и Родион Чепель спросили у Василия Олейника, эксперта ITinvest.

Чепель: На связи по скайпу со студией Дождя Василий Олейник, эксперт ITInvest. Добрый вечер, Василий. Официальный курс доллара 70 рублей, а нефть во вполне официальных краткосрочных прогнозах 35. Как россиянам дальше жить? Хотелось бы понимать, это уже наконец дно?

Олейник: Здесь говорить, дно или нет, конечно, преждевременно, потому что пока мы не увидим какой-то существенный рост хотя бы с текущих уровней, нельзя будет констатировать, пройдено дно или нет. Пока тренд вниз, и все фундаментальные причины, по крайней мере по нефти говорят, что будет дальнейшее снижение. Но сейчас слишком сильно зашкаливает градус пессимизма. Все говорят: «Америка может снять эмбарго на нефть», но это не слишком сильно повлияет на котировки, по крайней мере, североморской смеси Brent. Плюс выход Ирана, который, опять же, хочу подчеркнуть, с мая текущего года, карта, связанная с Ираном, уже разыгрывается. Все по-прежнему говорят, что Иран выйдет, но эта тема уже давным-давно отыграна рынком. В мае были сняты санкции с Ирана, было понятно, что он выйдет на рынок. Он уже на нем присутствует. В следующем году он будет наращивать объемы, хотя делать инвестиции в Иран пока никто не спешит. Мы видим, что предложение на рынке по-прежнему избыточно, но давайте заметим, что за год предложение на рынке нефти увеличилось всего лишь на 1,5%. Котировки нефти рухнули почти на 60-70%, поэтому говорить о том, что цену на нефть формирует баланс спроса и предложения, давным-давно некорректно. На рынке нефти сейчас правят бал спекулянты.

Текущая ситуация: буквально сегодня мы пробили очередные низы по нефти, это минимум с 2008 года. Еще чуть-чуть, и мы перепишем минимум 2008 года. Самое интересное, что именно в преддверии квартальной экспирации мы видим в последние несколько дней, с поводом или без повода, без разницы, каждый день падают котировки нефти. Я просто поясню, как сейчас формируется ценообразование нефти. Вы знаете, что ряд игроков, сланцевые компании, даже есть многие компании в Канаде, битуминозные пески Канады, где себестоимость добычи нефти намного выше, чем текущие котировки, работают сейчас в убыток. Дабы сократить как минимум свои убытки в реальном секторе, многие компании сейчас хеджируются, то есть открывают страховки на реальном рынке в виде коротким позициям по самим фьючерсам на нефть и по опционам. Они пытаются заработать на рынке у деривативов, дабы нивелировать как раз убытки в реальном секторе. Поэтому буквально три месяца назад мы видели рекордный взлет котировок на рынке нефти. На 30% за три дня нефть взлетела без повода. Там прошли колоссальные объемы, там были набраны опять большие страховки. Завтра, 15 числа, в Америке экспирация по нефтяным контрактам. Всем нужно зафиксировать прибыль, чем ниже будут контракты, тем больше прибыль. Кстати, я посмотрел отчеты многих компаний, они публикуют официально, сколько они зарабатывают сейчас не на рынке нефти за счет добычи, а на рынке фьючерсов, производных инструментов. Так вот, там просто гигантские прибыли, оцениваются в миллиарды долларов. Миллиард долларов они теряют на производстве нефти, на ее добыче, потому что добывают в убыток, соответственно, благодаря страховкам и деривативам они как раз нивелируют эти убытки через рынок производных инструментов.

Поэтому идет такая игра. Давайте посмотрим текущую картину. На текущем уровне набирать страховки уже невыгодно. Теперь либо компании опять начнут сокращать объем добычи, либо мы опять увидим взлет цен на нефть на 20-30%, а то и выше, чтобы были набраны новые страховки. Вот в такой парадигме как минимум ближайший год будет существовать вся финансовая система, все нефтяные компании и фондовый рынок. По-другому никак, потому что если компании, которые связаны с добычей нефти, не смогут открывать страховки под более высоким уровнем, мы просто увидим, что компании начнут сокращать объем добычи. Сокращать объем добычи сейчас никто не хочет, потому что место под солнцем займут другие. Сейчас идет банальная борьба за рынки сбыта. Если вы уйдете с рыка, сократив объем добычи, ваше место займут другие. Россия сейчас увеличивает объем добычи нефти, Иран тоже, Ирак будет увеличивать и так далее. Те, кто не выдержит и уйдет, просто потеряют рынок сбыта. Поэтому пока они могут выдерживать конкуренцию благодаря рынку фьючерсов и опционов, где делаются огромные ставки.

Макеева: Василий, давайте я сейчас вас поверну немножко в другую сторону. По поводу прямой зависимости, которая понятно каким образом утвердилась между стоимостью нефти и курсом доллара. В частности, Bank of America Merrill Lynch сегодня выпустил прогноз, о нем пишет РБК, из него следует, что для того, чтобы выполнить бюджет России на будущий год с запланированным дефицитом ВВП 3% при мировых ценах на нефть 35 долларов за баррель, а это уже не исключает Эльвира Набиуллина, курс рубля к американской валюте должен составлять около 94 рублей за доллар. Как вам этот прогноз и как вы оцениваете такую вероятность?

Олейник: Абсолютно с ними согласен. Я сам пишу во всех СМИ, комментирую текущую ситуацию, происходящую на валютном рынке. Курс рубля сейчас неоправданно крепок. При текущих ценах на нефть он должен быть в районе 85 рублей за один американский доллар.

Макеева: И когда нам стоит этого ожидать, по вашей оценке?

Олейник: Я вам скажу проще. Если в течение двух-трех недель, грубо говоря, до Нового года цена на нефть не отскочит, то в январе увидим более существенное падение рубля. Я боюсь, что отметкой 80 мы не ограничимся, можем выйти за 82-85. При текущем курсе доллара и цене нефти дефицит бюджета набегает в месяц порядка 300 миллиардов рублей. Да, сейчас у нас ситуация с «Платоном» негативно влияет на подсознание многих жителей, ситуация в Турции повлияла на инфляцию. Я так думаю, просто было дано указание сверху держать курс как можно крепче, чтобы не шокировать народ.

В принципе, ЦБ это делает. Вы думаете, это делается не искусственно? Это делается искусственно, ЦБ искусственно зажимает ликвидность. Последние аукционы рублевого РЕПО, мы видели, предоставляет специально очень маленький объем ликвидности, дабы создать на рынке дефицит рублей. Поэтому рубль такой крепкий. Это делается искусственно. В ЦБ надеются, понятно, что нефть отскочит.

Чепель: Спасибо.

Макеева: На это мы все надеемся, потому что, похоже, больше не на что, но что касается Центробанка, тут есть интересный прогноз по поводу шокового сценария, хотелось бы получить ваше мнение.

Чепель: Да, Эльвира Набиуллина говорит о том, что при шоковом сценарии нефть стоит 35 долларов за баррель, но при этом инфляцию удастся удержать в пределах 7%. По-вашему, это реальное развитие событий?

Олейник: Кстати, как ни странно, я думаю, что реальное. Доля импорта у нас сокращается и дальше будет сокращаться. Все-таки экономика тоже диверсифицируется. Смотрите, в прошлом году бюджет зависел от дохода нефтегазового сектора на 55-57%, в этом году ― уже почти на 44%. Мы видим диверсификацию экономики. Плюс доля импорта будет сокращаться, плюс у России уже пройдены пиковые погашения по внешним долгам, соответственно, не будет такого гигантского спроса на валюту, давить на рубль особо ничего не будет. Поэтому, в принципе, согласен, можем удержать.

Макеева: Простите, Василий, я вообще не понимаю. Мне кажется, как будто слово «инфляция» теперь вообще не имеет отношения к росту цен на товары и услуги. Ведь значение этого слова ― рост цен на товары и услуги, ну какие 7%? Посмотрите прошедший год.

Олейник: Все прогнозы мы берем, когда нам говорят про инфляцию. Они считают среднюю по больнице инфляцию. Давайте посмотрим цены на недвижимость, они падают, правильно?

Макеева: Я поняла, за счет недвижимости все может скомпенсироваться в общей сложности.

Олейник: Продуктовая инфляция +40%, цены на недвижимость -10%, в каких-то еще секторах у нас тоже упадет инфляция, в каких-то ― вырастет. Поэтому средневзвешенный курс по больнице будет 7-8%, это приемлемо.

Макеева: Есть еще один вопрос. Как вы считаете, что мог иметь в виду Дмитрий Медведев на прошлой неделе, когда говорил о том, что мы прошли пик кризиса и дальше все будет только лучше? Вы начали с того, что можно будет говорить о том, что прошли пик кризиса, только тогда, когда будет какой-то рост демонстрироваться. Я гоню от себя мысль о том, что председатель правительства нас обманывал, говорил неправду. Возможно, предположу я, просто ситуация настолько неконтролируемая, скажем так, что даже на неделю вперед невозможно сделать адекватный экономический прогноз на таком уровне как правительство? В таком случае, если вы согласны, к чему стоит приготовиться к экономическом плане россиянам помимо уже обозначенного вами возможного курса в 85 рублей за доллар?

Олейник: 85 рублей за доллар ― это еще не худший сценарий, даже если он реализуется, он будет краткосрочным. Какая бы паника ни была, я бы никому не рекомендовал сейчас покупать валюту, потому что в следующем полугодии с вероятностью почти 90% мы увидим сильное укрепление рубля. Много факторов, сейчас я их перечислять не буду, бог с ним. Но когда господин Силуанов или господин Медведев делают заявление, что пик по падению экономики пройден, это, конечно, всё болтовня. По-другому это назвать нельзя. Правду они все равно никогда не скажут. Они должны успокаивать граждан. Я не знаю, пройдено дно или нет, это можно будет сказать по факту. Пока я вижу, что ситуация ухудшается. Но давайте не будем пугать россиян, потому что с прицелом на следующий год, в принципе, ситуация пока прогнозируемая, вы ее выдержим.

Чепель: Спасибо, Василий, что не стали пугать.

Макеева: Вместе с вами постараемся быть оптимистичными.

Чепель: Стоимость доллара и нефти мы обсуждали с Василием Олейником, экспертом ITInvest.

Фото: depositphotos.com

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю