«Эволюция собянинского урбанизма». Забор вокруг «Ямы» как единственный способ общения с москвичами

16 августа, 22:41
5 007

«Яма» в центре Москвы уже стала героиней нескольких скандалов — то в ней орудовал грабитель отравитель, то туда являлся ОМОН, вызванный активистами провластного движение «Лев против». Но главное — совершенно предсказуемо же против «Ямы» стали серьезно возражать жители близлежащих домов. Перед началом предвыборной кампании в Мосгродуму жители Покровских ворот стали теребить своих потенциальных кандидатов и требовать обещаний разобраться с «Ямой» раз и навсегда. Первым и единственным предложением стало обнести «Яму» забором, приставить к ней охрану и ограничить время использования. Решит ли это проблему, мы обсудили с профессором ВШЭ Сергеем Медведевым. 

Сережа, я знаю, мы с тобой оба любим про заборы говорить. Я только сразу хочу сделать оговорку: я очень хорошо понимаю местных жителей, жителей кварталов вокруг «Ямы». У меня есть такая «Яма» под моим собственным окном, чуть поменьше масштабом, которая регулярно заставляет меня испытывать сатанинские чувства, особенно по ночам. Но при этом у меня есть сомнения в верности и эффективности выбранного метода. Скажи, работает забор как решение вот этой проблемы?

Забор в России работает. Их ставили и будут ставить. Просто будут появляться другие какие-то пространства, где люди будут собираться, раньше на бульварах. Это же повторяющаяся история, то же самое было на Патриарших прудах, если помнишь. Появляется независимая городская жизнь, потом появляются местные жители, потом появляется такое надзирающее и наказывающее государство.

Это просто для меня абсолютно символическая история, которая показывает и жизненный цикл, и всю эволюцию собянинского урбанизма, какой это, собственно говоря, карго-культ.

То есть недолог был век урбанистического ренессанса, правильно я понимаю?

Это все время, понимаешь? Дело в том, что весь этот урбанизм, начиная с «Зарядья», «Ямы», все эти общественные пространства даются властью, да, они октроируются императором, они все спускаются сверху. А потом появляется вот эта российская энтропия, энтропия российского пространства, как в «Зарядье»: пришли люди, высадили, а там в первый день сперли не помню, сколько, несколько тысяч саженцев люди на дачи. После этого в «Зарядье» все эти посадки обнесены не забором, но там такие веревочки стоят.

Есть такое, да.

Да, и гуляет Росгвардия, такие мужички в черном камуфляже. Нет, не Росгвардия, там охрана парка, но какие-то такие очень квадратные мужички, которые следят за тем, чтобы ничего не сперли. Такой абсолютно зощенковский сюжет.

Я думаю, что это все время так, потому что забор ― это некая такая эманация власти в России. Забор ― это основная архитектурная функция, которую производит российская мысль.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Россия это Европа