Единственный частный хоспис на Кубани — банкрот. Властям он оказался не нужен

17 октября, 21:24 Евгения Зобнина
1 739

В Краснодарском крае единственный на огромной Кубани частный хоспис находится в состоянии банкротства. Его построил еще 5 лет назад бизнесмен и бывший депутат Сергей Суслов, который потом стал и генеральным директором больницы для безнадежных пациентов. Он сам дал клинике имя Елизаветы Глинки. Однако поначалу все места были платными, Суслов рассчитывал на частно-государственное партнерство, но бюрократия местного Минздрава проект не одобрила. И уже с апреля 2017-го хоспис закрыт, а паллиативных пациентов отправляют в обычные больницы, куда огромная очередь и условия в которых далеки от того, что положено в хосписе. Что это было — неудачный бизнес-проект или черствость властей — разбиралась Евгения Зобнина.

Хоспис в селе Михайловском находится в 60 километрах от Краснодара. Застеленные больничные койки, чистые коридоры. Директор — Сергей Суслов. В этом здании он построил«Платан» — первый на Кубани частный хоспис. Но никому этот хоспис не понадобился, заведение и его хозяин — банкроты.

Суслов — с конца 80-х бизнесмен, торговал нефтепродуктами на Кубани, поставка овощей и фруктов в Магадан и Архангельск, держал коллекторское агентство. После выбивания долгов решил заняться, как он сам говорит, богоугодным делом. В 2010 купил заброшенный колхоз и три года делал ремонт. Хоспис — не самая очевидная идея для стартапа, но у кубанского предпринимателя были свои мотивы.

Зная, как решаются дела на Кубани, Суслов договорился с местным Минздравом: когда «Платан» откроется, заключим государственно-частное партнерство и власти будут отправлять пациентов из бюджетных больниц. Договор не подписали, решили все на словах. Но за 4 месяца до открытия хосписа старая команда Минздрава ушла, а новому министру койки были не нужны. Даже Елизавета Глинка, приехавшая в гости, не помогла.

Доктор Лиза еще тогда посоветовала: зачем идти к властям, ищите спонсора. Суслов, несмотря на свой капитал и «Ягуар», взял кредит в «Крайинвестбанке» и в итоге остался с долгами в 75 миллионов рублей. Но пиар на имени Глинки не сработал. Хоспис мог принять сотню пациентов, но средняя заполняемость за 4 года — 30−40 человек, для окупаемости нужно было 50. 

За месяц родственники платили 40 тысяч, в которые входило не только содержание больных, но и необходимые лекарства и материалы для ухода. Брат Аллы Лисициной два года лежал в Михайловском после тяжелого инсульта. Она рассказывает: хоспис намного выгоднее, чем сиделки. Она до сих пор вспоминает, как после закрытия «Платана» сутки искала брата по краснодарским больницам. Подобного места Алла больше не нашла.

В единственный государственный хоспис в Краснодаре большие очереди, попасть туда невозможно. Хотя по оценке Минздрава, показатели по стационарам на Кубани хорошие, кроме того власти закупают много обезболивающих, это в сравнении с другими регионами.

Дождь получил официальный ответ от краснодарского Минздрава: лицензии «Платана» не подходят для соглашения о партнерстве, а во время проверок нашли нарушения. Лицензию хосписа приостановили.

Непонятно, почему за такое время частный хоспис не нашел иную поддержку. Есть разные способы — например, сестринскую помощь можно оплачивать по страховке, нужно только попасть в реестр ОМС. Но Суслов уверен, «Платану» просто не давали нормально работать. Например, он был готов построить морг, чтобы проводить вскрытие после смерти пациентов тут же. Но не разрешили, трупы приходилось возить в соседнюю больницу.

Суслов — бывший краснодарский депутат, в марте этого года у него отобрали мандат за недостоверные сведения о доходах. Сергей связывает это с хосписом — мол, «он всех достал», а на его долгах хотят нажиться авторитеты, но фамилий не называет. И даже связи с «Единой Россией» не помогли — Суслов в партии с 2004 года.

Главное сейчас в помощи неизлечимо больным — не наращивать количество коек, а помогать больным и их родственникам на дому, считают в Минздраве. Это могло стать причиной неудачи хосписа.

Но предприимчивый Сергей Суслов не отчаивается. Он надеется вылезти из долгов и одновременно планирует проект частного психоневрологического диспансера. Еще он договорился с властями Адыгеи о строительстве центра реабилитации. Говорит, те идут навстречу.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю