Главной версией катастрофы SSJ-100 назвали ошибку пилотов. Что они сделали не так?

В Telegram-каналах начались утечки материалов допросов, которые Следственный комитет проводит в связи с катастрофой «Суперджета» в Шереметьево, в которой погиб 41 человек. Диспетчеры Шереметьево утверждают, что рекомендовали пилотам уйти на второй круг, а не сажать самолет носом вниз, однако, по неизвестным причинам, попытки посадить судно продолжалось, что и привело к фатальному отрыву стойки шасси, которая пробила бензобак. Издание «Коммерсант», ссылаясь на свои источники, пишет примерно о том же: «среди возможных ошибок пилотов — то, что они решили лететь через грозовой фронт и поторопились приземлиться вместо того, чтобы выжечь керосин». Разные источники сходятся в одном: даже если молния и попала в самолет, она не могла вызвать пожар, более того, аварийный канал связи с землей у экипажа оставался. Расшифровку переговоров экипажа и диспетчера опубликовало издание Baza. И критическим было именно подпрыгивание перегруженного самолета по полосе при неудачной посадке. О главной версии — Тимофей Рожанский.

Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

7 мая следствие определило ряд ошибок, допущенных пилотом самолета Sukhoi Superjet 100, потерпевшим крушение в Шереметьево вечером 5 мая. В 18:03 рейс вылетел в Мурманск. Через четыре минуты, после удара молнии, запросил разрешение на экстренную посадку, начал снижение и приземлился. Из-за начавшегося пожара погиб 41 человек. Следственный комитет возбудил уголовное дело по статье о нарушении правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц. Следствие уже допросило пилотов. Денис Евдокимов, командир этого судна, еще в день трагедии дал интервью «Комсомолке», где рассказал об обстоятельствах катастрофы.

Денис Евдокимов, командир воздушного судна: «Скорость была небольшая. Для посадки скорость была обычная. Все согласно оперативному сборнику экипажа. Подходили к земле плавно, с уменьшением вертикальной скорости к моменту касания. После полной остановки мы объявили эвакуацию. Сначала второй пилот вышел из кабины, потом я».

Ругать коллег, особенно в такой закрытой отрасли, как авиация, пусть и гражданская, не принято. Пилоты оценивали действия экипажа все это время очень сдержанно. Прошедшие два дня пока ругали в основном самолет, к которому есть претензии. Но кажется, не в этом случае. Кто-то из опытных пилотов, пусть и не вдаваясь в подробности, сразу дал понять, что работа командира экипажа вызывает много вопросов.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю