«Это цензура»: Шнуров, Бутман, Миронов и Запашный о вырезанных из «Рокетмена» сценах

Владимир Роменский побывал на очередном заседании Совета по культуре при Госдуме и спросил у его участников, что они думают о ситуации вокруг фильма«Рокетмен». Накануне стало известно, что из байопика Элтона Джона вырезали сцены секса мужчин и употребления наркотиков.

Евгений Миронов, художественный руководитель Театра Наций: У-жас-но! Это самоцензура, нет ничего хуже этого. Ведь делается это под видом того, что российское законодательство опять что-то такое, виновато в этом, нет, это безусловно на совести тех людей, которые приняли такое решение. Я считаю, что это ужасно.

 

Сергей Шнуров, лидер группы «Ленинград»: Я вообще всегда за короткие версии. Жалко, что не отрезали что-нибудь еще побольше. В принципе фильм должен идти 15 минут и не больше, про Элтона Джона, два клипа и достаточно.

Цензура? Разве это не она?

Шнуров: Она. Так а чему вы удивляетесь?

 

Ольга Любимова, глава департамента кинематографии Минкультуры России: Это самоцензура, если говорить и оценивать эту ситуацию. Потому что, к сожалению, я не видела фильма в Каннах, поэтому мне не с чем сравнивать. Нам принесли релиз, который мы выдали, прокатчик сам запросил категорию «18+», мы не возражали, действительно ряд сцен соответствовали этому возрастному рейтингу. И в срок установленный было выдано прокатное удостоверение. Если честно, о существующей проблеме я узнала сегодня из фейсбука.

 

Эдгард Запашный, директор Большого московского государственного цирка: Основное решение должны принять непосредственно правообладатели самой картины, устраивает ли их такая позиция. Давайте с вами не делать Россию страной изгоя, я уверен, что в арабском мире во многих странах эта картина в принципе не выйдет. И мы должны с уважением относиться к законам любого государства, которые вправе сами выбирать свой путь.

 

Игорь Бутман, джазмен, саксофонист: Я считаю, что и без каких-то откровенных сексуальных сцен можно и так понять талант Элтона Джона. Если бы он даже был гетеросексуалом, он бы тоже так же был интересен как музыкант, как автор музыки и как исполнитель. Не знаю, есть какая-то этика, которая присуща нашему обществу, какие-то выработанные правила, а может быть, чисто понимание, но кто-то имеет право считать, что это рановато. Я тоже в принципе не «за» какие-то совсем откровенные сцены, потому что они для меня не приносят того эффекта, не влияют на мое понимание фильма и образы, которые есть. Тем более, что это один из величайших рок-музыкантов, и я, честно говоря, о его сексуальности даже не думаю, когда слушаю.

 

Шнуров: Если кому-то интересно посмотреть на геев, то гей-порнуха еще до сих пор присутствует в интернете, никем она не запрещена. Представьте себе Элтона Джона на месте одного из героев, и примерно фильм сложится.

Но все-таки Элтон Джон известен не тем, что он гей, в первую очередь, а тем, что он известный музыкант.

Шнуров: Кому как. Кто-то его ценит и с той стороны.

Вы цените Элтона Джона?

Шнуров: Я нет, я никогда не слушал. Мне все время казалось, что это какой-то герой одной песни, у него все песни похожи на одну и ту же.

 

Запашный: Как мы все с вами прекрасно понимаем, при свободе интернета тем, кто захотят увидеть этот фильм, они его все равно увидят.

Ваше отношение к Элтону Джону?

Запашный: Это величайший, конечно, это величайший исполнитель, это человек, которого мы все знаем великолепно. Другое дело, что, будучи еще живым исполнителем, я уже констатирую факт, что, например, молодежь не все знают Элтона Джона.

 

Вы такое решение — вырезать некоторые сцены, поддерживаете или нет?

Любимова: Поскольку это связано с их частными отношениями, и опять же, повторюсь, я не видела оригинала, и не видела той истории, которая была представлена в Соединенных Штатах и во Франции, мне трудно судить, понимаете, потому что я не видела еще сам фильм, но я обязательно пойду. Мы его все очень ждем на самом деле.

Фото: Сергей Савостьянов / ТАСС

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю