«Это место большого взрыва для нашей независимости»: украинский режиссер о драме HBO про чернобыльскую катастрофу

14 мая, 21:40 Анна Монгайт
3 760

HBO выпустил мини-сериал о чернобыльской катастрофе. За время его подготовки сценарист Крейг Мазин прочитал все переводные источники, и отрывки из некоторых, например, из книги Светланы Алексеевич можно теперь увидеть своими глазами в сериале. «Чернобыль» — это не только фильм-катастрофа, чей масштаб скрывался, чья суть замалчивалась, а жизнь людей была ничем по сравнению с задачами пропаганды, — это мелодрама. В первой серии мы видим, как целые жизни сгорают в пожаре четвертого энергоблока. Фильм впечатляет не только драматизмом, но и стилистическим правдоподобием. Все бытовые детали узнаваемы. Это не пародия. Лента снималась относительно неподалеку от Чернобыля, на Игналинской атомной станции в Белоруссии, закрытой в 2009 году. Там стоял реактор того же типа. Анна Монгайт обсудила фильм с Мирославом Слабошпицким, режиссером другой ленты о последствиях Чернобыля — «Ядерные отходы».

Мирослав, здравствуйте! Скажите, пожалуйста, какое впечатление на вас произвел этот проект? Я думаю, что вы уже посмотрели обе серии, и первую, и вторую, которая появилась сейчас в интернете.

У меня сейчас очень много работы, поэтому я видел только первую серию. Впечатление совершенно замечательное. Поскольку я очень много раз был в Чернобыле, собственно говоря, был везде, то я, конечно, потрясен работой художника, воссозданием этой атмосферы, воссозданием конкретных чернобыльских объектов. Я же знаю, что они не снимали, собственно говоря, настоящий Чернобыль, настоящую Припять нельзя снять сейчас в Припяти, это можно только отстраивать заново. Прием этого фильма здесь, на Украине, насколько я понимаю, достаточно восторженный.

Ощущение правдоподобия же не только, наверно, в бытовых деталях, но и в принципе в какой-то исторической линии. Как вы считаете, где там преувеличено, где проигнорировано, по вашим впечатлениям? Судя по первой серии, там уже главная завязка очевидна, как все происходило.

Я, конечно, не ликвидатор и не большой специалист по самой аварии, но там, собственно говоря, эти герои, эти инженеры и так далее ― они же фигурируют под своими фамилиями, эти люди. Это реальные фамилии людей, насколько я понимаю, которые тогда находились. Человек, который запускает все действие, который надиктовывает, он был осужден, потом написал книгу «Чернобыль. Как это было», кажется, когда вышел. Ее можно почитать, она не бесспорная, но, во всяком случае, это его попытка сказать какую-то правду.

Что касается самой картины, то, мне кажется, очень важно, что это делали американцы, потому что универсальность какого-то повествования, универсальность эмоций является альфой и омегой великого американского кинематографа. Эти люди так или иначе смогли очистить, наверно, от шелухи каких-то контекстов, потому что есть огромное количество версий, каких-то контекстов и прочего, и выкристаллизовать эту историю.

Да, там был эксперимент, мы все это знаем. Да, поехали эти пожарные, у нас в Киеве есть улица Правика, это один из этих пожарных, который ― внимание, спойлер! ― умрет. То есть я не знаю, умрет ли он в фильме, но они там умирали, их в Москве лечили, есть где-то в Подмосковье кладбище, где бетоном каким-то совершенно закрыты эти могилы, чтобы не фонили, и так далее. И вертолет этот знаменитый должен упасть.

Поэтому в этом смысле какая-то колоссальная, очень амбициозная задача стояла перед создателями, потому что, наверно, только какой-то монстр типа HBO и очень талантливые люди могли ее воплотить, потому что ведь снимались картины, мы можем вспомнить фильм Михаила Беликова «Распад», который, кстати, я вам рекомендую к просмотру, но это были фильмы не совсем про это. Взять вот этот огромный массив информации, который способен расплющить любого, и как-то выкристаллизовать из него историю ― это то, за что мы любим HBO, наверно.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Россия это Европа