«Добавляли электрошокером или коленом в лицо»: на что пожаловались петербуржцы в СК после протестов

2 106

Задержанные на акции 21 апреля в поддержку Алексея Навального в Санкт-Петербурге пожаловались на действия силовиков в СК. Об этом сообщил Комитет против пыток. Правозащитники рассказали о восьми заявителях, но известны и другие случаи. На что жалуются петербуржцы и как реагируют на заявления в Следственном комитете — в материале Маши Борзуновой.

Петербуржцы жалуются в Следственный комитет на действия силовиков на акции 21 апреля в поддержку Навального. Именно Петербург запомнился самыми жесткими задержаниями и их количеством: 839 человек, по данным «ОВД-Инфо», оказались в отделениях. Юрист Комитета против пыток рассказывает, что сейчас у них восемь заявителей, которые обратились к ним за помощью. Семеро из них пожаловались на удары электрошокером.

«Закон о полиции и аналогичные нормы закона о национальной гвардии разрешают силовикам применять спецсредства по гражданам, и они могут это делать для преодоления сопротивления при задержании, но вот из тех рассказов, которые мы имеем от наших заявителей, следует, что насилие и спецсредства к ним применялись уже после того, как они фактически были задержаны. По-простому говоря, человека хватают за обе руки, заводят ему руки за спину, он уже не может дернуться, с этого момента все его действия пресечены и именно после этого, как говорят заявители, им добавляли электрошокером или, например, коленом в лицо», — рассказал юрист Комитета против пыток Владимир Смирнов. 

На удар от электрошокера пожаловался Вадим Заболоцких. Он вместе с 19-летней дочерью наткнулся на силовиков уже в конце акции недалеко от метро «Звенигородская», когда они шли домой. Именно в этом месте, когда протесты закончились, произошло много задержаний.

«Не доходя до станции метро, нас окружили полицейские, космонавты, ОМОНовцы и всех, кто к метро направлялся, задержали. Силового задержания ко мне не было применено, я иду за ним, дочка моя тоже рядом, бежать смысла нет и мыслей таких не было, и он шокер в ногу втыкает мне в тот момент, когда мы идем. Я пытался с ним поговорить, что я не оказываю сопротивления и он может шокер не использовать, но на него это не действовало, потом он еще его применил один или два раза просто так», — рассказал Вадим Заболоцких. 

Уже в отделении Вадим попросил поднять руки тех, кого при задержании били электрошокером. Из примерно 30 человек, руки подняли шестеро. Вадима признали виновным в участии в «массовом одновременном пребывании граждан в общественном месте, нарушающем санитарные нормы». Итог — 30 часов обязательных работ. Дочери Вадима повезло меньше — ей дали восемь суток. Заболоцких пожаловался в СК на применение электрошокера, приложив все справки.

«Я жалуюсь на неадекватное, превышающее какие-то рамки поведение полиции при задержании, которое привело к необоснованным травмам. Когда человек задержан и он уже идет, какой смысл применять шокер? Либо человек садист по натуре, либо такой приказ у них был», — добавил Заболоцких. 

Юрист комитета против пыток Владимир Смирнов говорит, что пока непонятно, в каком статусе зарегистрированы эти жалобы: как заявление о преступлении со стороны силовиков или как обращения граждан. Если первое, то есть шанс на проверку, во втором случае жалобы даже могут не рассматривать.

«Мы попали на личный прием к Антону Михайловичу Шумкину, руководителю следственного органа, мы с ним имели непродолжительную правовую дискуссию не предмет того, что он не хотел регистрировать эти сообщения о преступлении в книге регистраций сообщений преступлений, и, соответственно, выдавать талон уведомления, фактически он их принял просто как обычное обращение граждан. Мы будем смотреть, что дальше будет происходить, потому что это на самом деле может свидетельствовать о том, что СК не очень собирается расследовать эти сообщения о преступлениях», — сообщил Владимир Смирнов. 

На избиение в Следственный комитет пожаловался и 23-летний Егор Колосов. Последствия задержания Колосова после акции протеста 21 апреля: многочисленные ушибы и синяк под правым глазом.

«Морально я уже восстановился, а физически — пока весь глаз красный, а фингал практически прошел, но до сих пор болит ребро, хоть я делал снимки и мне сказали, что все нормально, но бывает трудно дышать, поднимать руку, то есть болезненные ощущения остаются», — сказал Егор Колосов.

В ночь задержания Егора увезли на скорой из отделения, правда без паспорта. Спустя неделю документ вернули, а на самого Колосова составили протокол за участие в акции, так что, возможно, впереди его тоже ждет суд. Сам же петербуржец подал жалобу на действия силовиков в Следственный комитет. 

«Неделю назад ходили в Следственный комитет, заявление принимал у меня участковый из 2-го отделения полиции, позвонил мне, спросил про ситуацию, после чего я пришел, написал заявление, пока что никакого ответа не было, так как его рассматривают обычно три, 10 или 30 суток, так что пока жду ответа», — рассказал Колосов.

На действия силовиков собирается пожаловаться и Артем Вайтицкий. Его задержали прямо в метро «Сенная площадь». По словам Артема он даже не успел принять участие в акции, но все равно получил 12 суток ареста. Буквально на днях он освободился из спецприемника и сейчас обсуждает жалобу с адвокатом.

«Абсолютно не страшно в спецприемнике, так как к этому быстро привыкаешь. Меня напугала эта машина правосудия, которая тебя просто закатывает в асфальт и ты ничего не можешь с ней сделать, и вот это ощущение бессилия, когда кажется, что у тебя вся доказательная база готова, что у тебя хороший защитник и все сейчас будет так, как оно должно быть, но на самом деле тебя просто никто не слушает. Я хочу подать жалобу в СК, я встретился с адвокатом и такой процесс мы точно будем запускать, и я не уверен в его успешности, но мне кажется это важным просто с точки зрения того, что это не должно остаться совсем незамеченным», — сообщил Артем Вайтицкий.

Если действия силовиков на прошлых акциях в Петербурге запомнились ударом ногой в живот 54-летней Маргарите Юдиной, то насилие на протестах 21 апреля было массовым. Поэтому и жалоб в СК больше. Но пострадавшие не верят, что их рассмотрят, просто другого выхода нет.

«Безусловно, я готов морально, что будет примерно так как с Юдиной, но при этом есть понимание, что не нужно сидеть и ничего не делать, нужно делать все, что можно. Надо людей защищать, иначе совсем никаких прав не останется», — заключил Заболоцких

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде
Партнерские материалы
Россия — это Европа
Россия — это Европа