Боится ли «Исламское государство» российских спецслужб?

Орхан Джемаль о последствиях теракта над Синаем
Вечернее шоу Здесь и сейчас
23:02, 31 октября
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку
Теги:
Теракт

Комментарии

Скрыть

В понедельник, 31 октября, исполняется год с момента крушения аэробуса А321 над Синаем — тогда в результате теракта погибли все 224 пассажира самолета. Как теракт повлиял на как повлиял взрыв самолета на антитеррористическую кампанию и имидж России у исламистов, Дождь обсудил с журналистом Орханом Джемалем.

 

/ «Исламское государство» признана террористической, ее деятельность запрещена решением Верховного суда /

Яковлева: Что мы точно знаем о людях, совершивших теракт, спустя год после трагедии?

Джемаль: Мы знаем, что это был ответ «Исламского государства» на вступление России в сирийскую войну. Он последовал очень быстро. Насколько я понимаю, теракт был, по сути дела, «заемный», поскольку и без «Исламского государства» его готовили группировки Синайского полуострова. Но поскольку коллеги их попросили, они переориентировали на российский самолет свой теракт, который изначально не планировали против России. Так случилось, что именно российский самолет был взорван. / Верховный суд РФ признал «Исламское государство» террористической организацией. Ее деятельность на территории РФ запрещена. /

Помимо этого теракта, никаких масштабных, крупных терактов в России не происходило, хотя происходила какая-то террористическая активность, аффилированная с «Исламским государством», в основном на Северном Кавказе. Тем не менее той ситуации, которая развернулась во Франции, здесь не сложилось.

Эггерт: Почему?

Джемаль: Это загадка. То, что у «Исламского государства» есть определенные возможности и желания, Франция показала. Почему это не имеет никакого отношения к России? То ли Россия выпала из интересов «Исламского государства», что само по себе странно, поскольку вступив в войну практически одновременно с Францией, Россия-то занимает большую долю в этой войне, значительно более активно участвует.

Можно, конечно, попытаться сказать, что у нас такие великолепные спецслужбы, которые предотвращают всё и вся, с другой стороны, какая-то активность есть. В России совершенно явно есть сторонники «Исламского государства», их не так уж и мало. На Кавказе от имени «Исламского государства» регулярно происходят какие-то небольшие теракты, которые создают фоновый терроризм. Но ничего такого, что могло бы наносить политический удар по руководству России по принципу «население расплачивается за ваше решение вступить в сирийскую войну» не происходит.

Эггерт: Каковы ваши догадки? Почему это могло быть?

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.