Дело ЮКОСа о 50 миллиардах долларов: что это было

Мнения представителей России и акционеров компании
22 апреля 2016 Михаил Фишман
15 884

Такого поворота в деле ЮКОСа не ожидал никто. Пятьдесят миллиардов долларов — это серьезная часть российского бюджета — перекатываются с одного края стола на другой как двадцатипятицентовая монетка. 

Россия и так не собиралась платить 50 миллиардов долларов, присужденных как возмещение ущерба за незаконную экспроприацию акционерам ЮКОСа арбитражным судом Гааги. Тот факт, что Россия была подписантом международной энергетической хартии, глобального договора, с точки зрения истцов, делал этот случай предметом для международного арбитража. Но Россия хартию не ратифицировала, а только подписала. Владимир Путин так и говорил потом: платить не будем, мы не ратифицировали, этот суд вообще не имеет под собой оснований.

И вот, окружной суд Гааги все-таки отменил решение арбитражного третейского суда в той же самой Гааге, и теперь Россия считает, что все, дело закрыто. То, что раньше представлялось еще одним режиссированным ударом в холодной войне, вдруг предстало торжеством правосудия.

Эту тему Михаил Фишман обсудил с Андреем Кондаковым, главой Международного центра правовой защиты, представлявшим интересы Российской Федерации в окружном суде Гааги, и Тимом Обсорном, исполнительным директором компании GML, представляющей интересы акционеров ЮКОСа.

Мистер Осборн, решение окружного суда Гааги было совершенно неожиданным для нас. Мы были очень удивлены. А вы?

О да, безусловно. Мы были очень удивлены, что окружной суд Гааги принял то решение, которое он принял. На первый взгляд оно показалось совершенно нелогичным, потому что по сути подразумевается, что Россия обязана проверять каждую статью Энергетической хартии на соответствие своей Конституции, чтобы она стала обязательной к исполнению, в том числе к временному исполнению. И это несмотря на то, что Россия сама признала, что никогда этого не делалось, и сама никогда не заявляла, что этот аспект учитывается. Поэтому мы считаем это решение странным. Мы также считаем, что бремя доказывания того, что Россия не подчинялась положениям Энергетической хартии, лежит на самой России. Однако суд решил, что бремя доказывания лежит на нас, но не поставил нас в известность и не дал время ответить на этот аргумент. В целом, мы очень разочарованы этим решением, мы будем подавать апелляцию и мы уверены, что она будет удовлетворена.

Могли бы Вы объяснить мне, что фактически означает это решение? Насколько я понимаю, Арбитражный суд, вынесший изначальное решение по выплате 50 миллиардов долларов, является высшей инстанцией. Его решение не может быть отменено.

Нет, это неверно. В рамках компетенции Арбитражного суда обе стороны могут запрашивать ограниченный пересмотр решения в суде первой инстанции в Голландии. Поэтому Россия подала апелляцию в гаагский суд, что отменить изначальное решение. И по ряду положений Россия имеет право на проверку того, насколько Арбитражный суд действовал в рамках своей компетенции. И в частности в этом случае, попадала ли Россия под действия договора. Мы не были удивлены тому, что Россия подала апелляционную жалобу в гаагский окружной суд для пересмотра решения. Но мы были удивлены, что суд фактически отменил решение трех одних из самых опытных арбитражных судей в мире, которые установили, что на Россию распространялось действие Хартии на временной основе. Но окружной суд вынес другое решение, несостоятельное, по нашему мнению.

Вы уже подали иски в разные суды в разных странах — во Франции, в Бельгии уже были вынесены решения. Вы также боретесь за российские активы в США, в Германии, запускаете процесс в Индии. Как решение гаагского окружного суда повлияет на эти иски, эти процессы?

Что бы ни заявляла Российская Федерация по этому поводу, решение окружного суда не имеет прямого влияния на признание прав требований и прав на принудительные меры в любой стране мира. Теперь России надо обращаться в каждую отдельную юрисдикцию и просить, чтобы принудительные меры были отклонены или сохранены, или что бы то ни было еще. И каждый национальный суд самостоятельно рассмотрит каждый запрос. Насколько мы понимаем, особенно французский суд едва ли будет учитывать решение в Гааге, потому что они обеспокоены тем, как будет осуществляться третейское решение. Другие суды в других юрисдикциях могут учесть решение Гаагского окружного суда, и некоторые меры могут быть отклонены. Но в данный момент это только предположения. Мы ожидаем, что Россия пошлет запросы в разные страны, оценим положение и посмотрим, что эти суды скажут. Но ничего автоматически не произойдет после принятого решения в Гааге.

Это очень долгий и очень крючкотворный, юридически тонкий процесс. Если говорить проще, на понятном всем языке, вы верите, что есть шанс получить эти 50 миллиардов, с учетом только что принятого решения в Гааге?

Безусловно! Считаю, что это решение в гаагском суде будет отклонено в рамках апелляции. И мы выиграем суды в разных странах и получим этим 50 миллиардов долларов. Я думаю, что гаагское решение — это не более, чем запинка на длинном пути. Как говорят, одна битва проиграна, но война продолжается. И мы одержим победу.

Еще я хотел бы отметить, что Россия делает много шума из-за решения в Гааге, как и ожидалось. Но на самом деле, это решение всего лишь констатирует, что Россия не несла временных обязательств в рамках Энергетической хартии. Решение суда не касалось ни вопроса законности экспроприации ЮКОСа, ни заявлений России о преступности, «нечистых руках». Таким образом, арбитражное решение о незаконности экспроприации ЮКОСа остается фактически неопровергнутым. Россия избегает этого вопроса, приводя технические аргументы о юрисдикции, но она никак не смогла опровергнуть фактические решения, принятые различными судьями.

То есть решение было лишь о том, под чьей юрисдикцией находится это дело?

Это решение только о том, имела ли Россия какие-либо временные обязательства в рамках Энергетической хартии

И если да, то это предмет для рассмотрения в арбитражном суде?

Да, все верно. Мы все же должны отклонить это решение, чтобы продолжить реализацию принудительных мер. Но несмотря на то, что утверждает Россия, суд не вынес юридического решения по существу вопроса об экспроприации ЮКОСа.

 

Андрей Кондаков, глава Международного центра правовой защиты, представляющего Россию во всех тяжбах с бывшими акционерами ЮКОСа.

Исполнительное производство, на основе решений трибунала Гааги, началось в пяти странах. В двух странах, Франции и Бельгии, аресты состоялись, об этом хорошо всем известно, в трех странах они не состоялись, это США, Великобритания и Германия. Там для того, чтобы произвести какие-то аресты обеспечительные, нужны решения судов о признании решения гаагского трибунала. Сейчас суды рассматривают этот вопрос и всегда, прежде чем принять окончательное решение, суды должны определить, есть ли у них вообще компетенция, либо, как говорят, юрисдикция для рассмотрения этого вопроса. Поэтому аресты произошли во Франции и Бельгии. Аресты были оспорены в тот же день, как они состоялись. И российская сторона, с помощью юристов местных, последовательно снимает эти аресты. Так что без решения гаагского суда нам уже удалось существенно продвинуться вперед по снятию арестов. Вы, наверное, знаете серьезную новость, которая пришла из Франции на прошлой неделе: на 700 миллионов евро, даже на большую сумму, удалось снять арест. В частности Роскосмоса и ФГУП «Космическая связь».

Российская сторона представила защиту по шести основным аргументам, очень развернутую, и очень серьезные были приведены аргументы. Если мы сравним эти аргументы с боксерским боем или боксерским матчем, с боксом, предположим, что было шесть раундов, и договорились обе стороны, что боксерский поединок будет продолжаться шесть раундов. Мы победили в первом раунде полным нокаутом. Поэтому суд даже не стал рассматривать пять остальных аргументов, которые были не менее серьезны. Поэтому теперь адвокатам ЮКОСа придется в апелляционном суде Гааги отбиваться не по первому аргументу, по которому они проиграли, а по всем шести аргументам. Это будет сделать еще сложнее, чем сейчас.

Потому что российская сторона представила абсолютно серьезные, обоснованные аргументы и массу доказательств правоты своих аргументов. Всего лишь поэтому. Никакой политики не было, никакого давления не было ни на Россию, ни со стороны России. А Россия выиграла благодаря силе своих аргументов. 

Фото: Рамиль Ситдиков/РИА Новости

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю