«Мы движемся в правильном направлении»: Совфед почти выяснил, что такое валежник

26 июня, 22:07 Павел Лобков
3 098

Дрова человека. Многострадальный закон о валежнике, который Госдума и Совет Федерации разрешили собирать россиянам в лесу для собственных нужд, так и не может вступить в силу. Оказывается, понятие валежника раскрыто не полностью, и сегодня на особом заседании Верхней палаты рассматривался этот важный вопрос. Дискуссии идут и в регионах. Например, в Пермском крае  губернатор решетников предложил считать валежником «лежащие на поверхности земли ветви, сучья, сухие стволы деревьев и их части, образовавшиеся при их естественном отмирании». Губернатор Ленинградской области Дрозденко на аналогичном заседании не выдержал: «Давайте я напишу, что такое определение "валежник", если это так трудно сделать!» Верхняя палата Федерального Собрания Российской Федерации заседала около часа и обсуждала, что же такое валежник. В студии Дождя один из участников заседания — Сергей Пальчиков, эксперт некоммерческого партнерства «Здоровый лес».

Вот некоторые цитаты с заседания Совета Федерации:

— Закон, которым принимают 32 статью, он выходит с 1 января 2019 года, все, он вошел. Там понятие «валежник» не раскрывается, поэтому, конечно, исходя из этого, нам нужно как можно быстрее принять этот приказ.

— Термин «валежник» подразумевал наличие отмершей древесины, которая не представляет технического интереса и всегда являлась древесиной так называемой неликвидной. А ликвидная древесина всегда состояла из деловой древесины и дров. То есть валежник, подразумевалось, даже не дрова. Обломки стволов и валежник для нас — это синонимы, с точки зрения обеспечения возможностей граждан удовлетворения собственных нужд.

— Будет ли являться валежником принесенное дерево в результате паводка?

— Если дерево находится в акватории нашей великой русской реки Волга, это в Водный кодекс термин вносить, потому что у нас лежащее на земле. Лежащее на воде, плывущее по воде — это Водный кодекс. Порядок на сегодняшний день по 33 статье отнесен к полномочиям субъекта Российской Федерации, и если есть арендатор, и если нужно уведомить, и если 60 дней, мы не против, но ведь у нас кроме арендаторов есть еще Агафья Лыкова, которой, если уведомлять ближайшего лесничего, она этот бурелом не соберет никогда. И самое главное, чего его уведомлять, если она его ни разу в жизни не видела, и он ни разу в жизни к ней не придет. Можно же ввести сложный, как предлагают некоторые, — четвертая категория состояния. Но придет гражданин, для него и живая сосна — четвертая категория состояния, в зависимости от состояния самого гражданина. Если лежащая, это очевидно.

— Меня пугает слово, с которым я борюсь всю жизнь, сколько себя помню, — «собственные нужды». Вот у нас там дальше есть термин «ягоды для собственных нужд». Простите, кто их определит, каким путем их контролировать? Стоит вам это ввести, «собственные нужды», тогда вы сразу должны на каждом углу контроль ставить. Это нужды или сверхнужды? Ну, зачем это нужно делать, то, что нельзя контролировать?

— Ваше мнение будет учтено, ваше мнение будет отработано с Минприроды, отработано будет с экспертами, и потом будет принят уже проект решения, который выйдет на наш комитет. На нашем комитете мы же будем его утверждать.

В студии Дождя Сергей Пальчиков, эксперт некоммерческого партнерства «Здоровый лес»

Сергей, на меня это произвело какое-то гоголевское абсолютно впечатление, вот это Гоголь какой-то был сегодня просто. Неужели это так сложно? Раскройте, пожалуйста, понятие «валежник».

Вы знаете, ничего сложного в этом нет. Еще Лесная энциклопедия в Советском Союзе достаточно просто и легко определяла, что валежник — это упавшие на землю в лесу части стволов деревьев, стволы деревьев или их части, к которым относятся ветви и сучья. То есть все, что находится на земле, все, что упало, все, что было деревом ранее живущим и упало на землю, все является валежником.

А если большая елка красивая, я вот живу под Питером, в частности, тоже, там у нас ураганы бывают, и большие елки выковыривает ураган, прямо вот такой толщины, можно я ее распилю для собственных нужд, привезу на дачу и буду топить целый год печку?

Если мы говорим, когда ель вываливается с корнем, то это называется ветровалом, и согласно одним терминологическим справочникам, это относится к валежнику, согласно другим, не относится к валежнику, но я считаю, что если единичные случаи падения деревьев имеются, знаете, бывают площадные вывалы деревьев, но если это единичный случай, то можно относить спокойно к валежнику, и граждане имеют полное право это дело заготавливать. Это моя точка зрения, как эксперта.

Как поняли вас сегодня в Совете Федерации? Потому что, я как понимаю, там озабочены проблемами контроля, как человек будет вывозить этот хворост из леса, и не продаст ли он кому-нибудь этот хворост еще. А продаст, ну и продаст соседу, он же трудился, он вывозил на себе это. Я помню, что в начале, в середине восьмидесятых было понятие «нетрудовые доходы», когда ты вырастил клубнику на своем огороде, продаешь ее на рынке, считалось, нетрудовые доходы. Попробуйте вырастить, что называется.

Вы знаете, если быть точный, то сегодня достаточно актуальная тема рассматривалась, и в принципе, вопросы, которые сегодня были озвучены, и мнение экспертов, которое прозвучало, и представителей субъектов Российской Федерации, все было уместно, и разговор получился живым. Лично моя точка зрения, и в этом меня сегодня поддержали мои коллеги-эксперты, что граждане, и в принципе это определяется действующим законодательством, граждане для собственных нужд могут свободно вывозить из леса тот самый пресловутый валежник, который отнесен к недревесным лесным ресурсам. Все, что для собственных нужд, можно свободно вывозить.

И лишайник можно, и валежник.

Лично я, как эксперт, считаю так, что гражданам можно разрешить и нужно разрешать, пусть это даже гражданин делает в коммерческих целях. Если он собрал этот пресловутый валежник в лесу, пусть он вывозит, пусть он продает его, у него появится экономический стимул, чтобы сделать наши леса чище.

Но вот, например, есть Финляндия, которая страшно озабочена всем, там есть лицензия на все: на грибы, на ягоды и так далее. Но у нас такая огромная страна, мы пять лет этот валежник обсуждаем, не пора ли уже поставить точку, потому что за это время успели закрыть Telegram, успели запретить гей-пропаганду, успели запретить усыновление детей иностранцами и все остальное. Почему валежник-то остался камнем преткновения?

Если вы позволите, я ложку меда добавлю в эту бочку дегтя. Дело все в том, что у нас в принципе идет все, в части определения валежника, все в нужном русле. Ведь у нас действующим законодательством уже четко определено, есть статья, часть 4 статьи 33 Лесного кодекса, который четко говорит, что заготовка и сбор гражданами для собственных нужд валежника и недревесных лесных ресурсов отнесены к ведению субъектов Российской Федерации. То есть уже каждый субъект Российской Федерации имеет право полное самому определить, как на территории этого субъекта граждане заготавливают тот самый валежник. И сейчас у нас принят соответственно федеральный закон №77 18 апреля, совершенно недавно, 2016 года, правда, он вступит в действие с 1 января 2019 года, в котором как раз и валежник отнесен к недревесным лесным ресурсам.

А вот если я сейчас пойду в лес, принесу оттуда всякого сушняка, палок и всего остального для шашлыка, придет ли за мной товарищ милиционер или нет?

Можете полностью ничего не бояться, это ваше полное право свободно пребывать в лесу, свободно заготавливать эти недревесные лесные ресурсы, к которым относится и береста, и хворост, и пни, и ничего вам не будет. Ни один милиционер, ни один лесничий ни коим образом никакой протокол на вас не составит.

Спасибо большое.

Фото: koloth440 / Flickr

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю