В тюрьму за Breguet: какие часы Кадырову, Пескову и патриарху теперь нельзя провозить через границу

Элитные наручные часы могут стать новой запрещенкой. Правительство России включило излюбленный российскими чиновниками аксессуар в список стратегически важных товаров. Теперь, если вы привезете коробочку с Breguet или Richard Mille, скажем, в подарок близкому другу, то вас могут посадить в тюрьму на срок до семи лет и оштрафовать на миллион рублей за контрабанду. Постановление правительства выглядит сырым. На границе нужно декларировать любые часы дороже миллиона рублей или доказывать, что вы не вывозите их на перепродажу. Неужели чиновникам придется перейти на отечественные хронометры? Рассказывает Алексей Коростелев.

Теперь просто так не ввезти любые часы или украшение дороже миллиона рублей — придется их декларировать. Хотя вряд ли таможенники будут требовать бумажки у Владимира Путина, которого недавно заметили с часами A. Lange & Söhne. Президент должен не понаслышке знать об их надежности еще со времени службы в Дрездене. 33 миллиона рублей. Или 4209 годовых подписок на Дождь. Другие часы президента — Patek Philippe. Поскромнее, чуть больше четырех миллионов рублей или 538 подписок на Дождь. 

Инфографика / Дождь

Рамзан Кадыров мог бы купить 2051 подписку, вместо своих часов Greubel Forsey за 16 миллионов рублей. Если бы он собрал часы своих ближайших соратников — Лорда Заура Дадаева и Адама Делимханова, думаю, он смог бы подписать все свое родовое село Центарой на волну оптимизма.

Но кто точно мог бы попасть под статью «контрабанда», так это бывший губернатор Сахалина Александр Хорошавин. У него дома при обысках нашли целую коллекцию элитных часов — подписок хватило бы на весь Сахалин, но увы, губернатор в тюрьме за взятки. Судьба элитных аксессуаров пока неизвестна.

Коллекция другого чиновника — бывшего замглавы ФСИН Коршунова, которого обвиняют в растрате. Хотя на часы он тратил стабильно. Всего в его коллекции двадцать два наручных изделия, самые дорогие — Roger Dubi и Rebellion по два миллиона за штуку, то есть за всю коллекцию можно было бы обеспечить подпиской все СИЗО Лефортово! Но увы, Коршунов сейчас сам там содержится.

А вообще из-за новых правил теперь очень сложно привезти часы в Россию и при этом не оказаться в тюрьме. Если вы — ничего не подозревающий любитель часовых механизмов стоимостью выше 15 тысяч евро, то в аэропорту при въезде в Россию вам закрыт путь в зеленый коридор — для начала надо заполнить декларацию. И заплатить налог 30 процентов.

В случае с часами Пескова Татьяна Навка должна была заплатить 14 миллионов только в российскую казну. Часы вместе с налогом обошлись в 60 миллионов рублей. Страшно представить, сколько это подписок. И если раньше максимальное наказание за недекларирование — лишь штраф (часы оставляете себе), то теперь — ни часов, ни, возможно, свободы.

Эти нормы — борьба с контрабандистами, которые дешевле берут элитные аксессуары в Европе и перепродают здесь. Но в практике адвоката Антона Коврижных были случаи, когда ничего не подозревающие люди проходили с часами, не заплатив налог. Когда часы еще не были стратегически важным товаром, эти люди платили штраф, но теперь за Breguet можно и в тюрьму сесть. Если ты, конечно, не летишь бортом № 1 и не рискуешь получить срок за контрабанду.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю