Чайный гриб и песни Пахмутовой. Что российским заключенным напоминает о родине в американских тюрьмах

Вечернее шоу Здесь и сейчас
00:29, 31 марта
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Мать российского летчика Константина Ярошенко рассчитывает, что его все-таки поменяют на Надежду Савченко. Накануне о такой возможности сообщили источники агентства «Интерфакс», а 30 марта стало известно, что с Ярошенко впервые за шесть лет заключения связался уполномоченный МИД России по правам человека Константин Долгов. 

Теперь родственники связывают состоявшуюся беседу именно с возможным возращением летчика на родину. «Я очень надеюсь на руководителей России. Я знаю, что они не бросят наших в беде. Да, Савченко — убийца, но нужно возвращать наших сыновей домой. Я за то, чтобы поменяли наших ребят на нее на одну. Я надеюсь», — сказала Любовь Ярошенко. Помимо ее сына, по данным «Интерфакса», на Савченко собирались поменять и Виктора Бута.

Осужденный по обвинению в сговоре с целью продажи оружия россиянин о возможном обмене тоже уже знает. По телефону он дал подробное интервью агентству РИА «Новости», в котором рассказал помимо прочего о своей жизни в заключении.

С чем приходиться мириться в американской тюрьме россиянину — рассказал Владимир Роменский. 

О том, что президент Путин и американский госсекретарь Керри беседовали о Надежде Савченко, Виктор Бут узнал из телевизионных новостей. Напротив его камеры весит телевизор, показывающий CNN и там эта информация проходила. Однако о возможном обмене на украинскую летчицу ему по телефону сообщил близкий знакомый и корреспондент РИА «Новости» Евгений Беленький. В беседе с ним заключенный, рассказал, как ему удается сохранить физическое и психическое здоровье.

Чтобы не впасть в депрессию Бут по утрам занимается йогой и медитацией, старается больше читать. К своему удивлению, на тюремном сервере он обнаружил подборку старых советских песен, написанных Пахмутовой, Таривердиевым. Теперь слушает «Мой адрес не дом и не улица—мой адрес  Советский Союз».

Еще Виктор Бут пишет в тюрьме картины. Вспоминает родину. На одном из его пейзажей, например, изображены белые стволы берез. Заключенный старается поддерживать себя в хорошей форме, но для занятий спортом в тюрьме ничего не приспособлено. Командные игры так и вовсе запрещены. Зато можно погулять в маленьком дворике или пообщаться с другими заключенными.

«Я сижу в бетонном мешке с исламскими террористами», — так сам Бут характеризует тюрьму Мэрион, в которой он отбывает наказание. Тюрьмы в США чистые, ухоженные. Но все заковано в бетон, запрещены деревья, кусты, газоны. И все кругом серого цвета: здания, заборы и даже одежда заключенных. Повсюду бешеное количество колючей проволоки, бронированных дверей, сетки рабицы. Даже одуванчик сорвать и съесть проблематично — сокрушается вегетарианец Виктор Бут. Еда ни в столовой, ни в тюремном магазине ему не нравится. Свеклу давали лишь однажды, все больше хлопья с молоком и бургеры, которые он не ест. Он пытался выращивать чайный гриб в камере, но охрана сочла, что россиянин изготавливает самогон и отправила его в карцер. Одним словом все располагает к депрессии. На это жалуются многие из тех, кто побывал в американских тюрьмах, в частности эстонский хакер Антон Иванов.

Вот и получается, что главная опасность для Виктора Бута не исламские террористы и не перо от латиносов, а тоска и уныние. Хорошо, хоть телевизор и музыка Пахмутовой есть, ну, и книжки через интернет-магазин заказывать можно.

Фото: Svoboda.org

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.