«Обули» на 40 миллиардов.

Почему закрываются магазины «ЦентрОбувь»
Вечернее шоу Здесь и сейчас
00:35, 15 сентября
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

«Бежать за границу, бросив обломки еще недавно процветавшего бизнеса и миллионные долги, — схема, стремительно набирающая популярность», — так в издании «Коммерсант» подается история Сергея Ломакина, одного из акционеров компании «ЦентрОбувь». 14 сентября стало известно, что Ломакин объявлен в федеральный розыск. Претензия правоохранительных органов в том, что, будучи акционером «Центробуви», Ломакин выводит активы за рубеж.

Между тем, долги «Центробуви» по кредитам банкам — это десятки миллиардов рублей. Сумма долга «Газпромбанку» превышает восемь миллиардов рублей, долг «Сбербанку» — больше двух миллиардов. Также кредиторами являются ВТБ и «Московский кредитный банк».

Почему именно Ломакин, успешный бизнесмен, который основал и продал сеть супермаркетов «Копейка», стал крайним в этой истории — неясно. По информации РБК, на двоих ему с партнером Артемом Хачатряном принадлежит меньше трети акций. Артем Хачатрян уточнил Дождю, что Ломакин владеет пакетом в 16,5%. Будучи миноритарным акционером «ЦентрОбуви», Хачатрян считает, что во всем виноваты главные акционеры, которые повесили долги на Ломакина, а сами организовали альтернативную компанию:

«Общая сумма всех долгов порядка 20 миллиардов, плюс-минус. Человек ни разу ни одной должности там не занимал. Никаких должностей, зарплат там не получал. Никогда в жизни там не работал и не управлял по факту бизнесом, оказался крайним. Все остальные мажоритарные ребята, которые там сидели, — Гуревич, Светлов, с удовольствием доворовывают активы компании, образовав компанию Fashion & Shoes вместе с Владимиром Палихатой».

Дождю удалось поговорить с Владимиром Палихатой, бизнесменом, который хотел купить компанию «ЦентрОбувь», но в итоге, по словам Хачатряна, основал с некоторыми владельцами «ЦентроОбуви» альтернативную компанию. Он считает, что конфликта между акционерами нет, а долги компании — не 20, а 40 миллиардов рублей:

— Я не имею прямого отношения к этой ситуации, поэтому комментировать не могу. Я считаю, что есть долги в районе 40 миллиардов рублей.

— Почему происходит ссора между акционерами, Вы не знаете?

— Это, скорее всего, не между акционерами, а между кредиторами и акционерами. Там ссоры между акционерами, наверное, нет.

Дмитрий Вернимонт, который по информации РБК является главным акционером «ЦентрОбуви», владея пакетом больше 40%, также считает, что конфликта между акционерами нет, но во всем виноват Ломакин:

 

«А конфликта нету. Нет-нет, конфликта нету. Постольку, поскольку он был фактически управляющим компании, и определенные решения, которые были приняты им, привели к плачевной ситуации. Следственные органы обнаружили там кучу неправомерных действий, использование кредитов».

Эту тему Евгения Воскобойникова и Антон Желнов обсудили с Марией Либерман, корреспондентом издания «Коммерсантъ. Деньги».

Мария, вы много писали о «Центробуви», общались с множеством сторон. В чем все-таки проблема с выплатой «Центробувью» кредитов?

Проблемы с платежеспособностью компании начались на самом деле очень давно, не сегодня и даже не этой весной, а в декабре 2014 года. Уже тогда были массовые сокращения, например, полностью уволен отдел развития. Было понятно, что есть сложности. В начале 2015 года компания перестала платить по счетам. Уже к середине года появились иски и так далее.

Почему это произошло? Компания с 2008 года очень быстро росла. Чтобы расти, она привлекала гигантские кредитные средства. Пакет долга к 2013 году был уже около 500 миллионов долларов. В 2014 и 2015 годах долг наращивался. Кризис, выход на рынок сети Kari ― фактически копии «Центробуви», там такая же дешевая обувь. Плюс еще были разногласия между акционерами: когда возникли сложности, я так понимаю, в какой-то момент они вообще отошли от управления компанией.

Почему банки при этом продолжали выдавать кредиты, и так много, такие большие кредиты, зная, что у компании есть проблемы?

Во-первых, здесь большую роль сыграл авторитет самого Ломакина. Будучи привлеченным в компанию, он вложил в нее около 40 миллионов долларов. За счет этих средств компания пошла в рост. У него были другие проекты в ритейле, он достаточно успешен на этом рынке. У него есть Fix Price, Modis, он купил в 2015 году Malo. То есть он походил на человека, который не собирается никого бросать, скрываться.

Достаточно успешный бизнесмен, вызывающий доверие.

Да. Кредиты предоставлялись фактически без залогов. Там были перекрестные обязательства, две компании ― «Центробувь» и Centro. Только «Сбербанк» запросил залог, ему в залог был предоставлен склад. Все остальные банки, несмотря на миллиардные кредиты, ничего не просили. Перед ВТБ долг уже погашен. У «Газпромбанка» самый большой долг.

Почему именно сейчас так обострилась эта ситуация?

Компания обанкротилась, у нее нет средств. Акционеров много, две яркие группы противостояния ― это Ломакин ― Хачатрян и Гуревич ― Светлов. Гуревич и Светлов пошли за помощью к Палихате, который начал курировать эту ситуацию. Палихата ― известный на рынке специалист по банкротству, он и предложил выходом банкротство. Ломакина эта ситуация не устроила в первую очередь потому, что банкротство обнуляет обязательства, а банки не очень склонны прощать такие долги, какие были у компании ― от 25 до 37 миллиардов. Поэтому он хотел как-то разобраться с ситуацией, реструктурировать долг.

Начался очень затяжной конфликт. Та группа тянула на себя банкротство, эта группа пыталась что-то делать. Поскольку Ломакин и Хачатрян ― миноритарии, их просто не пустили к управлению компанией. После осени прошлого года они не могут получить оперативный контроль над компанией.

А почему именно Ломакин, как мы слышали сейчас, является главным ответственным за все, если он не главный акционер, главными являются другие акционеры?

Здесь следующая ситуация. Разные источники говорят разное. Сами стороны тоже говорят абсолютно разные вещи. По сути, сотрудники компании говорят, что, скорее всего, именно в этот проблемный период, когда были взяты основные кредиты, у руля стоял Ломакин, он определял стратегию, что позволяет сейчас повернуть все стрелки в его сторону.

Виноват он или нет, могли ли остальные акционеры не знать, что были какие-то схемы… Мне кажется, нет. В компании говорят, что все они постоянно присутствовали так или иначе и в 2014, и в 2015 году. В 2015 году у компании уже не было денег. Если эти деньги были выведены, то это случилось раньше.

Что-то известно о том, кто поддерживал главных акционеров со стороны правительства, Минфина или ЦБ? Мы понимаем, что брать и брать такие кредиты сегодня довольно сложно. Какой-то лоббизм был на каком-то из уровней власти? Может быть, о связях акционеров с кем-то из чиновников известно что-то или это полностью независимая компания?

В тот период, когда Ломакиным были взяты кредиты, как я поняла, это был исключительно его авторитет. Другие его бизнесы играли в этом роль. Как я понимаю, до того, как было заведено дело, с Ломакиным пытались разговаривать, как-то пытались договориться обе стороны.

Кто пытался разговаривать?

Сторона Светлова и Гуревича. Я так понимаю, ему предложили вложить определенные средства. Он единственный акционер, у которого есть очень большие собственные средства, он может погасить долги из своих денег. Он не захотел этого делать.

Фото: Петр Кассин/Коммерсантъ

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.