«Они сутки не могли определить, кого я покусал»: вышедший на свободу адвокат Беньяш дал интервью Дождю

23 октября, 21:31 Дарья Полыгаева
3 125

Суд в Краснодаре 23 октября отпустил из-под ареста сочинского адвоката Михаила Беньяша. Его задержали еще в сентябре перед акцией против пенсионной реформы — юрист приехал на митинг, чтобы помогать задержанным, однако задержали его самого, а по дороге в отдел полиции — избили. При этом полицейские говорят, что Беньяш сам нанес себе травмы, когда бился головой о машину. В результате его самого обвинили в применении силы против полицейского и препятствовании правосудию. Адвоката освободили под залог в 600 тысяч рублей, почти полную сумму залога внесет адвокатская палата Краснодарского края. Михаил Беньяш вышел на связь со студией Дождя буквально через час после своего освобождения.

Михаил, скажите, как у вас ощущения после, я так понимаю, почти полутора месяцев ареста?

Да нормально, бодр и весел, как всегда.

Вы ожидали, что суд все-таки отпустит вас?

Вчера появилось подозрение, что именно так закончится, потому что прокурор просил отменить постановление следователя и отказать в ходатайстве. А до этой просьбы я был уверен, что минимум полгода я буду кататься. Я думал, что, может быть, чуть раньше, поскольку… Но я не знал степень общественного обсуждения, и мне сложно было давать оценки, но я думал, что дело слишком такое, мерзкое, и думал, рано или поздно, возможно, вероятность такая была, что отпустят раньше.

Михаил, если возвращаться к событиям начала сентября, скажите, как так получилось, что сотрудники полиции применили к вам, к адвокату, силу? Вы же не участник акции даже.

Дело в том, что, прости господи, в этот день, за несколько дней арестовали 12 человек, я был тринадцатый, это все были сотрудники штаба Навального. Всех моих друзей просто арестовали, я буквально за несколько часов до ареста даже написал у себя в фейсбуке, прямо такой пост, что непонятно, всех, кого я знал, все мои друзья, кто связан с этим, все арестованы. Я знал, что в отношении меня ведется ОРМ, и буквально на следующее утро сообщил об этом в прокуратуру, Следственный комитет и в краевую палату. А когда я уже вышел из краевой палаты, за мной шла «наружка», из краевой прокуратуры за мной шла уже «наружка». Зачем это было сделано? Я так думаю, благодаря Пленуму Верховного суда, который запрещает совмещать 19.3 и 20.2 КОАП, и поэтому превентивные были задержания. Всего 13 человек задержаны, и я в том числе.

Смотрите, одно дело задержание, а другое дело применение силы. К вам же силу применили полицейские. Вот я видела, все видели фотографии, вы были просто избиты.

Меня когда затолкнули в машину, я вытащил телефон, чтобы позвонить, у меня его стали отбирать. А когда я его не дал, и началось, собственно говоря. Видимо, сотрудники полиции не привыкли, что им кто-то может не отдать телефон или еще что-то. О том, что это сотрудники полиции, я не знал, люди были по форме абсолютно.

Они утверждали, что вы бились головой о машину.

А еще они утверждают, что я бил машину ногой и кусал их. Я вот про укус, я сразу хочу сказать, что укусов не то чтобы не было, укус, который якобы я им нанес, он переходил от одного сотрудника к другому, они в течение суток не могли определить, кого из них я покусал. Сначала я думал, что мне вменят укус одного сотрудника за одно место, потом укус переместился в другое место, а потом выяснилось, что я покусал вообще второго, который водитель ехал, впереди меня, на водительском сидении. Так что это полицейская провокация от начала до конца, начиная от первого задержанного из вот этих тринадцати, и заканчивая мной и остальной сотней, которые были задержаны в Краснодаре. Это все очень коряво исполненная полицейская провокация. Вот сам факт, что проводили ОРМ в отношении меня, это дает основания задуматься, зачем, потому что в рамках административного производства ОРМ не проводится, и машину в ориентировку не отправляют, и «наружку» не водят. Так что это большая провокация, была разнарядка — закрыть. Мне говорили: «Миша, есть задача тебя закрыть в Геленджике». — «Зачем?». — «Чтобы ты не приехал в Краснодар». Я бы не приехал в Краснодар, меня бы закрыли в Геленджике, вот и все.

Михаил, как вам кажется, чем закончится это дело? И что вам грозит по закону?

Мне по закону грозит оправдание. А закончится оно очень интересно, я говорил об этом в судах, что на моих глазах просто происходит чудо, когда адвокатура, разрозненная, грызущаяся, которую обвиняют в мошенничестве, в нечистоплотности, она вдруг объединилась, абсолютно бескорыстно стала делать добрые дела. А когда палата, краевая палата, я вот глубоко уважаю и президента, и заместителя, и знаю их лично, просто сказали, что мы внесем за него залог, знаете, это знак для всех адвокатов, на самом деле, в России. Знак того, что адвокатура осознает саму себя и становится действительно институтом общества. Да, это очень важно, и это очень круто.

Спасибо вам большое.

Фото: «Свободные Медиа»

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю