Телеканал Дождь временно приостанавливает свою работу

Как новые санкции США бьют в самое слабое место построенной Путиным политической системы

76 842
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

США ввели санкции против членов российской элиты и их семей, в частности, против сыновей Фрадкова, Кириенко и Бортникова, а также ЕС ввел санкции против депутатов Госдумы, которые проголосовали за независимость ДНР и ЛНР и 27 физических и юридических лиц, «которые подрывают территориальную целостность Украины. Великобритания ввела санкции против Тимченко и Ротенбергов. Как все эти персональные санкции повлияют на элиты, обсудили с политологом Аббасом Галлямовым.

«Санкции — механизм достаточно действенный с точки зрения посылания элитам сигнала о том, что не надо слишком сильно активничать, отстаивая нынешний путинский курс», — считает политолог Аббас Галлямов. По его мнению, введение санкций «не изменит ситуацию радикально, но немного усложнит ход управления процессом для Путина и Кремля в целом».

Персональные санкции, особенно против путинских олигархов, — достаточно эффективный ход с точки зрения внутренней политики. До этого санкции вводились против всей страны, и от них страдали простые люди, а теперь их четко разделили. «Это санкции не против таксистов из провинциального города, а против Ротенберга. Поскольку Ротенберга таксисты из без того не любят (одна из главных претензий к путинской политической системе с точки зрения глубинного народа — чудовищная социальная несправедливость той системы, которую он выстроил), то это уязвимое место системы и в этот раз санкции бьют именно туда, противопоставляя Ротенберга пресловутому таксисту», — рассуждает политолог, отмечая, что в связи с этим последние санкции представляются более продуктивными. Обычных людей все равно так или иначе затронут санкции, но «сейчас Кремлю будет сложнее выдать это за действия злокозненного Запада, который против России».

«Путин патологически любит, чтобы у него были развязаны руки, он зациклен на этом: чтобы он чувствовал, что в любой момент может принять любое решение», поэтому разрешением на ввод войск на территорию ДНР и ЛНР он «развязал себе руки», а будет ли Путин пользоваться этим, во многом зависит сейчас от действий Запада (от того, насколько жесткие санкции будут вводиться), а также от действий самих украинцев, отмечает политолог. Вместе с тем, все стороны сейчас «достаточно напуганы», в том числе и Путин, потому что «слишком близко подошли к реальной войне», поэтому сейчас, как и после Карибского кризиса, стороны могут «чуть-чуть отрезветь и вести себя осторожно», прогнозирует Галлямов.

В целом, такие внешнеполитические обострения будут продолжаться, потому что они нужны Путину для укрепления его собственных позиций во внутренней политике, считает политолог. Проблемы последних лет путинского правления — падение рейтингов, рост протестных настроений, общий рост социального пессимизма — все это связано с утратой социумом интереса к внешней политике и повышением интереса к политике внутренней, где происходит очень мало хорошего. «Путин интуитивно пытается вернуть те славные времена, когда внутренняя политика рассматривалась через призму внешней», когда все россияне должны сплотиться вокруг лидера, а недовольные его политикой будут объявлены врагами, говорит Галлямов. «Вне этого контекста, чтобы любой недовольный тут же становился врагом Отечества, Путин вообще Россией управлять не умеет — за исключением самого короткого периода в начале, он этого никогда не делал», — отмечает политолог. 

По его словам, чтобы повышать интерес россиян к внутренней политике, нужно, чтобы степень ее конфликтности возрастала, поэтому Путин постоянно будет к этому возвращаться. В январе, когда началось обострение отношений России и Запада, одобрение обществом деятельности Путина выросло на 3-4%, поэтому он продолжит «играть на обострение» и мы также увидим продолжающийся рост рейтингов, хотя и не такой высокий, как после истории с Крымом, говорит Галлямов.

Фото: Александр Казаков/Коммерсантъ

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

    Другие выпуски
    Лучшее на Дожде