Шамиль Тарпищев: «Мы дали Шараповой путевку в жизнь тем, что отпустили ее в Америку»

Универсиада
16 июля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Глава федерации тенниса рассказал Маше Командной о главных проблемах российского тенниса, пожаловался на размер бюджета, который в 30 раз меньше, чем в США и пояснил, чем Маша Шарапова обязана России.

Командная: Мы продолжаем серию наших бесед с самыми интересными персонажами этой Универсиады, и сегодня мы говорим с Шамилем Тарпищевым, главным тренером сборной России по теннису. Шамиль Анварович, вы довольны тем, как наша сборная выступает на этой Универсиаде, потому что мы здесь завоевали пока только одну золотую медаль, а в других видах спорта у нас золотых медалей намного больше?

Тарпищев: У нас всего пять медалей разыгрывается, и потом это спортигры. Нельзя сравнивать одну золотую медаль в футболе, их двух не бывает. У нас и задачи другие. Помимо результата, мы формируем команду в Бразилии. До 2020 года у нас играет молодежь, с этой позиции мы больше сконцентрированы на парных комбинациях. Я надеюсь, сегодня будет вторая золотая медаль.

Командная: Мы тоже на это надеемся. Очень хочется об этом поговорить, потому что на этой Универсиаде, в принципе, скандальная тема, то, что выставляет Федерация спортсменов в возрасте, если можно так сказать. То есть спортсменов в возрасте 25 лет, которые уже многого добились, у которых есть даже золотые олимпийские медали, вместо того, чтобы смотреть молодежь. У вас совершенно другие задачи получаются?

Тарпищев: Касательно скандальной темы, можно сказать так: в этом во многом виноват регламент ФИСУ, согласно которому можно выступать до 28 лет, и студентом является тот, кто в аспирантуре, или тот, кто очень долго учится, поэтому здесь уже первое – вопрос регламента, а второе – на совести Федерации, какие задачи она решает.  У нас сейчас понизился результат, поэтому мы больше заинтересованы обкатать молодежь на перспективу. С этой позиции, я считаю, Федерации вольно выбирать, как они хотят, но мы решаем действительно другую задачу.

Командная:  А как же Веснина и Павлюченкова, это уже состоявшиеся теннисистки мирового уровня.

Тарпищев: Да, но если учесть, что Павлюченкова, Веснина и Макарова должна была играть, если не травмирована, и Донской – это реальные кандидаты на Олимпийские игры в Бразилии. И поэтому Павлюченкова и Веснина никогда не играли парой вместе, и, наверное, это один из случаев, чтобы их обыграть. Если говорить о Павлюченковой, то она – самый молодой спортсмен нашей сборной.

Командная:  Очень хочется поговорить о ситуации в теннисе в нашей сборной, потому что раньше Мыскина, Дементьева, Звонарева, Сафина - казалось, все так здорово, так безоблачно. Сейчас главные наши успехи в мировом теннисе показывает Мария Шарапова, которую русской-то назвать тяжело.

Тарпищев: Шарапову русской можно назвать еще и потому, что она патриотка и всегда это подчеркивает. И дорогу в жизнь мы все-таки ей дали в семь лет, когда отправили в Америку, когда произошел развал Советского Союза. Что касается резервов, то у нас тут тоже определенная безоблачность, потому что, если взять среднестатистические результаты за последние десять лет, то мы восемь лет первые по молодежному юношескому составу по статистике тенниса Европы, и в 2012 году  тоже были первые. Но наши результаты ложатся, в основном, до 16 лет. А дальше начинаются проблемы и, я думаю, больше не Федерации, а государственного плана. Потому что подготовка спортсменов до 14 лет стоит порядка 50 тысяч долларов на выездах, а в 16 - уже 200-300 тысяч евро. Реально ресурсов не хватает, и сначала кризис, а он уже очень давно, мы потеряли очень много спонсоров, порядка 30 компаний, которые спонсируют теннис в размере от 200 до 300 тысяч долларов. На сегодняшний день это сказывается. Если будет поддержка государства, я думаю, что еще не поздно за 3-4 года сделать то, что было в золотом десятилетии с 2001 до 2010 года.

Командная:  Насколько в последнее время сократилось финансирование тенниса со стороны государства, потому что мы все прекрасно заем, что, например, даже при Борисе Ельцине это был спорт номер один. Сейчас этот спорт в нашей стране, как мне кажется, даже в первую пятерку не входит по финансированию...

Тарпищев: Зато по результатам мы – первые. Мы выиграли 30 турниров Большого шлема и шесть командных Чемпионатов мира. Ни одна Федерация не может похвастаться  таким результатом. Что касается финансирования, то реально надо говорить о системе спорта в целом. Потому что в мире есть три общепринятые системы, и мы не подходим ни одной из них. И это, прежде всего, потому, что недостаточна хороша законодательная база в спорте.

Командная:  А что за система?

Тарпищев: Если говорить о том, какие системы существуют, если взять американскую систему, там государство вообще не помогает.

Командная:  Наш спорт загнется, если так будет...

Тарпищев: Неправда. Если говорить об американской системе, там законодательная база сделана так, что общественные организации в течение года зарабатывают на спорт больше миллиарда долларов. Вторая система, которая нам бы подошла, - это государственно-общественный статус организации. Когда государство может давать деньги и контролировать работу. Мы тоже не в ней. И третья система – яркий пример Татарстана, в свое время Шаймиев сделал колоссальную вещь, когда развивал все виды спорта, где каждую Федерацию привязал к той или иной компании. То есть, ее забюджетировали, компания платит деньги и контролирует работу. По этой схеме сегодня работают Франция и Китай.

Командная:  У нас тоже есть такие примеры, Прохоров в биатлоне, например. В масштабах страны, я имею в виду...

Тарпищев: Ну, это не пример. Потому что Прохоров любит то, чем занимается, а здесь несколько другое. Более государственный подход.

Командная:  Получается, что российскому теннису очень не хватает госкомпании, которая будет его спонсировать, либо олигарха, который будет любить теннис всей душой и будет давать много денег на этот вид спорта...

Тарпищев: Госкомпания – это может быть и частный сектор. Я просто приведу статистику, что бюджет Федерации тенниса США сегодня 225 млн долларов, Китая – 190, Франции – 210, мы набираем порядка 8 млн в год. Поэтому, естественно, когда в теннис играют 210 стран мира и конкуренция возрастает, то этих денег катастрофически не хватает.

Командная:  Именно поэтому в последнее время очень много молодых теннисистов переходит играть за Узбекистан, Казахстан, потому что им там больше платят?

Тарпищев: Не потому что больше денег платят, а потому что каждый спортсмен, отыграв, допустим, даже у нас, с 8 до 14 лет, и достаточно благополучен в плане финансового обеспечения, то он уже спортсмен до мозга костей. Ему хочется результат. Спортсмен ищет там, где ему лучше, и это правило запретить нельзя. Поэтому, когда за Казахстан изъявили желание играть те ребята, которые не имели дальнейшую судьбу в спорте у нас, таких было семь человек на первом этапе, они вынуждены бросать теннис. Я сам посоветовал им ехать туда, и реально, когда им давали на календарь 10 тысяч евро в год, для них это была реальная жизнь в спорте, которую они себе и продлили.

Командная:  Тяжело в теннисе сейчас найти спонсора?

Тарпищев: Невозможно. На сегодня у нас есть 15-16 фирм-монополистов, которым реклама не нужна. У них нет конкурентов. А средний и малый бизнес не имеют средств для того, чтобы делать рекламу на спорте. Поэтому, в основном, все деньги или по доброй воле, или даются по звонкам.

Командная:  Немного про мировой теннис...Хотя, вы сказали, что Маша Шарапова на 100 процентов русская, а как вы думаете, что ей нужно сделать, чтобы побороть Серену и забраться на первую строчку мирового рейтинга?

Тарпищев: В плане роста спортивного мастерства реально очень трудоемкая работа, но совершенствовать игру, связанную с промежуточными ударами при выходе к сетке. Но, объективно говоря, Серена сегодня сильнее всех, в силу того, что мяч от нее летит в среднем с другими спортсменками на 10-15 км в час, она лучше всех подает. Поэтому, я думаю, что для того, чтобы ее догнать, нужно, прежде всего, стабильно подавать, особенно первый мяч, что с трудом делает Маша до травмы. Она тогда подавала лучше, чем сейчас. Для того, чтобы это сделать, прежде всего, нужно удерживать подачу.

Командная:  Четверка самых успешных теннисистов: Маррей, Джокович, Федерер, Надаль. Во-первых, сможет ли Надаль после травмы вернуться на свой уровень, все-таки, наверное, победа на Ролан Гарросе не совсем свидетельствует об этом, и кто, выбирая из этой четверки, на ваш взгляд, самый харизматичный?

Тарпищев: Мне нравится Джокович, по силе игры на сегодня играет лучше всех и сильнее всех, более разнообразный. Он больше художник в игре, чем другие. С этой позиции, я думаю, что Джокович еще несколько лет точно будет первым по совокупности результатов. Что касается Надаля, я думаю, что у него проблема с коленными суставами существует, потому что он в любом матче, как правило, пробегает на треть больше, чем его соперник. И с возрастом это усугубляется.

Командная:  У Роджера Федерера есть еще потенциал, чтобы пару лет выигрывать турниры Большого шлема?

Тарпищев: Если говорить о турнирах Большого шлема – да. Но, Федерер не сконцентрирован на том, чтобы быть первым в мире. Он уже всего достиг. И с этой точки зрения он не так тренируется, как надо. Он удовлетворен результатом. Он готовится к конкретным соревнованиям, а их 4-5 в году.

Командная:  В ближайшее время появится ли у нас яркая теннисная звезда, о которой мы даже не знаем, но которая сможет бороться с этими ребятами?

Тарпищев: Я повторюсь – звезд у нас много, не хватает финансовой поддержки.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.