Вениамин Смехов: «То, что произошло в Бирюлеве, – это война»

твлетучка
17 октября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
 Актер и режиссер Вениамин Смехов рассуждает о том, что случилось в Бирюлеве, чем отличаются его возмущенные жители от заключенных по Болотному делу и как культура учит толерантности.
Зыгарь: Я хочу с гостями обсудить что-нибудь неожиданное.

Давлетгильдеев: Мы можем, например, задать нашим гостям «Вопрос дня». У нас формат есть такой, когда мы задаем на сайте вопрос нашим зрителям и предлагаем несколько вариантов ответа. Обычно это связано с резонансным событием последнего времени. И таким событием сейчас является событие в Бирюлево. Мы все живем в этом городе и поэтому не можем оставаться в стороне.

Надо ли одинаково строго наказывать тех, кто устроил погром в Бирюлево, так же как тех, кого сейчас судят по «Болотной». И четыре варианта ответа:

Надо быть последовательными и судить одинаково строго всех;

Надо быть снисходительными ко всем;

Белоленточники устроили провокацию, а в Бирюлеве действительно накипело;

Националистов надо наказать, а политических отпустить.

У нас, кстати, последний вариант лидирует сейчас.

- 41% считает, что националистов надо наказать, а политических отпустить. На втором месте – 28% - надо быть снисходительными ко всем. Только 18% считает, что надо одинаково строго наказывать всех. И всего  13% считает, что белоленточники устроили провокацию и надо наказывать их, а в Бирюлеве действительно накипело.

Хазанова: То есть, стоит вопрос о том, что кого-то наказывать, а вопрос о том, чтобы предотвратить вот эти события, которые как бомба замедленного действия, понятно, что какое-то время уже зрела, понятно, что у всего этого есть причины и понятно, что люди, профессионально занимающиеся политикой или организацией городской жизни, или вообще того, как мы все в этом городе живем, они, в принципе, должны такие вещи предусматривать. Но почему-то у нас это всегда происходит после и мы никогда не думаем о том, что это все у нас на глазах нарастает и в какой-то момент грозит взорваться.

Клишин: Мне кажется, это, в том числе за счет культуры (разве нет?) говорить о тех реально острых социальных проблемах, которые есть, потому что реально иногда создается впечатление, что эта проблема замалчивается. Мы делаем вид, будто ее нет до того момента, пока… Пока гром не грянет, мужик не перекрестится.

Смехов: Что значит «культура»? Что, спектакли срочные?

Клишин: Конечно, не спектакли. Но один из способов решения, преодоления таких проблем, мне кажется, в том числе не напрямую, а как-то так мягко.

Давлетгильдеев: Что, если не культура может научить толерантности?

Клишин: Я об этом и говорю.

Хазанова: Это больше миссия культуры в таком широком объеме именно напоминать человеку о каких-то человеческих принципах, о принципах толерантности, это не всегда совпадает с острой социальной полемикой или с темами, которые, что называется, возникают на злобе дня. Это все-таки больше прерогатива и телевидения, и СМИ. То есть, тут нельзя говорить, что только это или только другое.

Смехов: В связи с этим я не могу ответить на вопрос, потому что, во-первых, Алиса абсолютно права – дело в превентивности или предупредительности. И этим должны заниматься власти и мы все вместе. Конечно, без всяких громких слов, там, наказать, не наказать, уничтожить и чтобы исчезла вообще эта тема, роковая тема национализма и ненависти человека к человеку, нас не для этого рождали и именно для этого существует культура России. Великая культура России говорила не о том, какая разница между русским, татарином, евреем или осетином, а для этого были шедевры Толстого, скажем, или «Мусульманин» Хотиненко. Вот эти предыдущие кошмары, связанные с Афганом, и вдруг вышел этот фильм, где Женя Миронов сыграл едва ли не одну из самых великих своих ролей. Фильм потрясающий и он исчерпывал как будто возможности создавать такие вопросы: что вернее, кого наказывать и т.д. Благородное отношение к человеку и кошмар войны. Это война. То, что было в Бирюлево – это след войны. Это родовое пятно. И то, что показали по телевизору, то, что я увидел, находясь там, далеко, увидел по большому телевидению как смакуют кадры уничтожения, топчут этого мерзавца. Уже найден мерзавец, убийца – все. А дальше подробно как его 12 человек, «рискуя жизнью», топчут этого одного, закованного в наручники. Это культура. И этих ребят учат толерантности, вот, начальник этих ребят господин Колокольцев. Наверное, на словах это происходит. Значит, его плохо слушаются.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.