Раввин, имам и священник объясняют, почему Чечня имеет право запрещать алкоголь

14 марта, 14:04 Константин Эггерт
2 446 0
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик?  Войдите
Вы уже подписчик ? Войдите

В пятом выпуске программы «Трудно быть с Богом» руководитель Департамента общественных связей Федерации еврейских общин России Борух Горин, имам Мемориальной мечети Москвы Шамиль Аляутдинов и протоиерей​, член Общественной палаты​ Всеволод Чаплин и ведущий Константин Эггерт обсуждали разные традиции поста в России. В частности затронули тему того, что в Чеченской республике перестали продавать алкоголь.

Официального запрета не было, однако после встречи премьер-министра республики Магомеда Даудова с владельцами 14 местных магазинов алкогольной продукции все они отказались от лицензии на продажу алкоголя. «Мы никому не будем запрещать в продажу, у нас есть закон для того. Мы можем только советовать. Выпивший за рулем — это уже вопрос, это мы и раньше говорили, и сейчас говорим — это хуже чем террорист», — сказал Кадыров.

Полный выпуск смотрите здесь

Эггерт: А как вы относитесь к тому, кстати, и вас я бы хотел спросить, что в ряде российских регионов, например, в Чечне, де-факто, на тот же период поста, вводятся ограничения на продажу алкоголя, еще чего-то и так далее. Я сейчас не обсуждаю все, что касается похищений невест, других чудес.

Аляутдинов: Канонически это запрещено, похищение невест.

Эггерт: Хорошо. Я понимаю, что это отдельная история, связанная с конкретными региональными особенностями, но тем не менее, вот, пожалуйста, очень часто в Чечне говорят, вот смотрите, у нас тут, конечно, Конституция у нас одна, но реально у нас… Вам это нравится?

Аляутдинов: Вопрос в чем?

Эггерт: Вам нравится, что ограничивают, например, продажу алкоголя в Чечне?

Аляутдинов: Нет. Когда Ксения Собчак приходила интервью брать, она мне раз пять это повторила, что она была в Чечне, и нигде она не могла найти возможность напиться и выпить алкоголя. Раз пять она это повторила, с большим таким серьезным упреком. Я же ей, в свою очередь, сказал о том, что вам нужно было побывать в Чечне в середине девяностых, посмотреть, какой там был развал, какой разгул преступности, вообще какой бардак, и наведение порядка, все-таки на трезвую голову порядка будет больше. И порядок в итоге был на самом деле наведен, в очень сложном для России регионе.

Чаплин: Я считаю, что в России как раз одной из сильных сторон нашей истории и современной нашей жизни, является то, что в разных местах есть разные образы жизни. И социум, и даже субсоциум, и даже этносы, население региона могут выбрать, что для них приемлемо, а что нет в публичном пространстве, в публичной жизни. Вот, например, у нас считается, что незаконно распространять марихуану, и с этим особо никто не спорит, хотя спорщики, очевидно, найдутся.

Эггерт: Найдутся.

Чаплин: Мы знаем, что в Канаде сегодня пытаются легализовать марихуану, а какая, собственно, разница, чем алкоголь лучше марихуаны? Это просто культурная особенность, в рамках определенной культуры, определенного образа жизни, этноса или населения региона, или населения целой страны, или населения мира. Могут решить, большинством решить, что для них приемлемо, а что нет.

Эггерт: Секундочку. У нас есть некие…

Чаплин: Вот вы приехали в Москву и сказали, дайте мне марихуану.

Эггерт: Нет, это разные вещи. Марихуана запрещена по всей России.

Чаплин: А в чем разница?

Комментарии (0)
Полный текст доступен только нашим подписчикам. Подпишитесь:

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски
Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера