Вера Кичанова: уже ходят слухи, что за подпись муниципального депутата будут платить от 100 до 300 тысяч

Чай со слоном
17 июня 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Павел Лобков поговорил с Верой Кичановой, корреспондентом портала Slon.ru и «мундепом»,  о съезде муниципальный депутатов и «муниципальных фильтрах» на досрочных выборах в мэры Москвы.

Лобков: Вы позавчера участвовали в съезде «мундепов», там было 100 человек, всего «мундепов» 1800. Скажите, кто-нибудь кроме Собянина соберет подписи 110 депутатов?

Кичанова: Соберет, я думаю, но не факт, что удастся это сделать большому количеству кандидатов. Планировалось, что на этом съезде будет выработана общая стратегия поведения для независимых депутатов, но так получилось, что она уже была выработана фактически заранее. То есть поскольку у нас проходили какие-то встречи между собой, переговоры на форумах и так далее, как-то все сошлись незаметно для себя во мнении, включая кандидатов тоже, что наш главный общий оппозиционный кандидат – это второй тур. То есть нужно делать все, чтобы выборы прошли не в один, а в два тура, ориентируясь на это, уже выбирать, за кого мы ставим подписи. Эта стратегия была уже озвучена.

Лобков: Ну, это 100 человек, а мнение остальных 1700? Это все единороссы? Представьте, пройдет команда неформальная среди муниципальных депутатов, их соберут, Собянин их объезжает, как мне сказал один из вас в субботу, он собирает муниципальных депутатов. Может быть, это неформально будет доведено до их сведения через префекта:  ребята, хотите детскую площадку, хотите выглядеть хорошо в глазах ваших избирателей – тогда подпись оставляем, понятно за кого, за другого подпись не оставляем. Это же не тайные подписи, то есть единоросс любит Навального, и тайно расписался за Навального и никому не сказал. По-моему, это становится сразу видно.

Кичанова: Это невозможно, потому что на сайте Мосгоризбиркома будут выложены эти подписи.

Лобков: Соответственно, люди будут бояться и не будут подписываться за оппозиционных кандидатов, вся ваша стратегия замечательная – открыть всем двери, второй тур – она проваливается.  

Кичанова: Во-первых, есть информация из кругов, близких к мэрии, что не будет такой разнарядки по подконтрольным депутатам, не будет указаний ставить подписи обязательно за Собянина, потому что там и так достаточно людей, которые искренне поставят подписи за Собянина. Если это сделают все, если это сделают в пять раз больше человек, чем Собянину нужно, это будет выглядеть не очень красиво для Собянина.

Лобков: Зато надежно и практично. Кроме того, надежда на второй тур – это надежда оппозиции, как я понимаю, не надежда Собянина.

Кичанова: Легче можно представить второй вариант, когда будет гласное или негласное указание ставить подписи за Собянина и, скажем, за трех-четырех согласованных кандидатов, тех, кого Собянин меньше боится. Такое тоже возможно.

Лобков: Не Навального? А кого Собянин боится?

Кичанова: Не за Навального.

Лобков: Прохоров отказался.

Кичанова: Именно поэтому многие независимые депутаты, включая меня, считают, что лучше всего помочь подписями Навальному, потому что всем остальным помогут и так.

Лобков: То есть они все равно системные кандидаты, задача которых просто создать конкурентные выборы, поскольку шансов у них и так нет, такие технические кандидаты.

Кичанова: Несмотря на то, что они системные, на съезде – это не съезд на самом деле, а форум – на форуме был очень приятный момент. Андрей Клычков, глава фракции КПРФ в Мосгордуме, объявил и потом мы с ним переписывались, и он мне подтвердил, что это не его личная позиция, а позиция фракции, что коммунисты получат указания, совет давать подписи за как можно большее количество кандидатов. У коммунистов очень много мест в местных парламентах, в местных советах. Это вторая по численности в советах депутатов партия, после понятно какой. Если коммунисты помогут, если их попросят помогать независимым, то это будет действительно очень хорошее подспорье, потому что на них была основная надежда.

Лобков: Когда вы должны все это закончить?

Кичанова: Это все должно закончиться, карета должна превратиться в тыкву 10 июля.

Лобков: Вы должны вызывать нотариуса, и каждая подпись должна быть заверена печатью нотариуса, как я понимаю.

Кичанова: Да, обязательно. Кстати, на съезде выступал представитель от «Единой России» Алексей Шапошников, глава, как сказать, есть наш оппозиционный совет независимых депутатов, а есть еще аналогичная, более давняя провластная структура – Ассоциация муниципальных образований. Вот он не побоялся приехать на наш, в общем-то, оппозиционный съезд, выступил и сказал, что у них в ассоциации тоже будет сидеть свой нотариус, который будет заверять подписи за всех кандидатов, которые с ними договорятся сотрудничать. Непонятно, насколько это правда.

Лобков: Возможна ли махинация с подписями? Мы знаем, что были случаи, например, в Брянске, когда под предлогом бракованных подписей кандидаты снимались с гонки. Возможно ли, что окажется, что кто-то из муниципальных депутатов подпишется за двух кандидатов?

Кичанова: Возможно, конечно. Это будет вина этого депутата, хотя можно представлять самые разные комбинации, что он подпишется за кого-то, а потом его уговорят, перекупят, но есть…

Лобков: Вы эти сценарии обсуждали? И как вы с этим будете бороться?

Кичанова: Обсуждаем даже какие-то совсем мелкие варианты, типа помешать… вот недавно у нас была замена удостоверений, потому что поменяли название Муниципальное собрание на Совет депутатов, была замена удостоверений. Меня предупредили на днях, что обязательно нужно проверить, когда мы заверяли подписи, стал в бумажке номер нового удостоверения, а не старого.

Лобков: Как интересно. Мы знаем циковские разные приемы, мы знаем, что где-то должна синяя печать стоять, где-то черная, а не дай Бог, в другом месте – недействительно.

Кичанова: Да, мы все это обсуждаем, делимся какими-то догадками, как можно вмешаться и помешать.

Лобков: Мне показалось, что на съезде достаточное единодушие царило в том, чтобы вот приняли такой закон о муниципальных фильтрах, а давайте теперь сами по своей воле снимем, мы же вправе всем дать поиграть в эту игру, хотя бы дать шанс, даже «Пауку», условно говоря. Чтобы другие депутаты разделили ваши идеи, вы будете какую-то работу проводить, вы будете посылать делегатов на их съезды, вы будете переписываться?

Кичанова: Все, кто был там, и все, кто поддержал эту идею провести как можно больше кандидатов, они будут, включая и меня, общаться со своими коллегами внутри своего муниципального совета. Скажем, у нас 12 человек из них большая часть - «Единая Россия».

Лобков: Вот у вас в Южном Тушино большая часть - «Единая Россия»?

Кичанова: Да, двое, если я не ошибаюсь, коммунистов и трое независимых.

Лобков: А вы уже говорили со своими коллегами в Южном Тушино?

Кичанова: Я пока не говорила, я пока только за одного, наверное, могу сказать, что с ним точно договорюсь. Я знаю, что сторонники Навального будут вести эту работу системно, обзванивать депутатов, разговаривать с ними. Я планирую разослать письма коллегам по собранию…

Лобков: Там же еще самовыдвиженцев огромное количество. Что касается их? Там же и Удальцов, который заявил пока что, не подал, там же ещё Митрохин, Алена Попова, кого там только нет. Если всех на сто поделить, там же муниципальных депутатов не хватит. Или вы решили сделать список фаворитов? Кандидаты от партий все, Навальный от «ПАРНАСа» и все. Самовыдвиженцев в чистом виде, которые идут, понятно, что Собянин идет от «Единой России», хотя формально нет, что самовыдвиженцев таких совсем экзотических вы поддерживать не будете, да?

Кичанова: Я утверждаю и убеждаю своих коллег, что участие Навального обязательно для того, чтобы была серьезная гонка, чтобы был шанс на второй тур, а дальше у каждого свои фавориты. Если я буду писать, как я планирую, такое письмо своим коллегам, я опишу, что есть такой кандидат, такие у него плюсы, он от такой партии, у него такая-то программа, есть такой кандидат, выберите, пожалуйста, если вы еще не определились, за кого ставить подпись.

Лобков: Интриги будут какие-то между «Единой Россией» и оппозиционными муниципальными депутатами?

Кичанова: Разумеется.

Лобков: В чем это будет заключаться? В материальных каких-то вещах?

Кичанова: Ничего пока не слышала про материальные, точнее, слышала именно на уровне слухов.

Лобков: Что именно?

Кичанова: Слышала, что подпись будут покупать, даже слышала предполагаемую цену – от 100 до 300 тысяч за подпись. При этом, когда я своих коллег в лоб спрашиваю, предлагали ли вам или кому-то из ваших знакомых купить подпись, все говорят, что пока нет.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.