В России рекордно низкая инфляция

Чай со слоном
27 декабря 2011
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Мария Макеева

Комментарии

Скрыть
С инфляцией последнее время творится нечто непривычное, но приятное – она падает. О том, что случилось с инфляцией в России - Елена Тофанюк, замглавного редактора Slon.ru.

Макеева: «Что случилось с нашей инфляцией?» - таков заголовок одной из публикаций на Slon.ru. Автор отмечает, что с инфляцией в последнее время творится что-то непривычное и приятное. Это не то, что отмена виз в Уругвай, инфляция-то у нас падает, а мы, неблагодарные, совершенно не обращаем на это внимания, хотя раньше так пристально к концу года следили за тем, что там с инфляцией? Сейчас накопленная инфляция с начала года по ноябрь составила 5,6%. А всем, похоже, как-то все равно. Я не слышу восхищенных откликов.

Тофанюк: Если бы она была 55%, всем бы было не все равно, а когда она 5%...

Макеева: Это неблагодарная публика. Как только все плохо, все обращают внимание, как хорошо – так не отметят. Вот, пожалуйста, неожиданным образом власти добились снижения инфляции.

Тофанюк: Наоборот, благодарны. Если все хорошо, на правительство не обращают внимания.

Макеева: Сейчас и на правительство обращают внимание, и за инфляцию не благодарят, что правительству должно быть особенно неприятно.

Тофанюк: Они же прогнозируют, что будет все-таки 6% по итогам года, хотя официальный прогноз с начала года был 8%, потом было сенсационное заявление Центробанка, которому никто не поверил, что он удержит инфляцию в пределах 7%.

Макеева: В начале года делается много таких оптимистичных заявлений, касающихся инфляции, а к концу года – упс, опять не сложилось. А тут вообще прекрасно.

Тофанюк: Эксперты считают, что не все так прекрасно. Не знаю, насколько их выводы коррелируют с действительностью, но они считают, что инфляция замедлилась, потому что у людей не стало денег. Инфляция уперлась в пустые кошельки. Цены растут, тарифы растут, цены на продовольствие растут.

Макеева: Продавцам просто нет возможности повышать цены.

Тофанюк: Растут тарифы, тарифы съедают значительную часть зарплаты, соответственно, реально располагаемые денежные доходы снижается, и уже цены не могут расти. У них такое объяснение этой все истории. Не в том смысле, что это в целом положительный какой-то эффект, а, скорее, отрицательный. Если у граждан начнут расти доходы, инфляция значит снова у нас вернется.

Макеева: Не растут доходы, не то что снижаются?

Тофанюк: Реально располагаемые денежные доходы.

Макеева: Что это у нас вдруг у всех пустые кошельки стали? Так все хорошо, нам рассказывают.

Тофанюк: Тарифы же платим, тарифы растут. Это тоже очень странный такой тезис, потому что до сих пор всегда считалось, что в России последние несколько лет не инфляция цен, а инфляция тарифов. У нас происходит рост цен именно из-за того, что повышаются тарифы на услуги естественных монополий. Экспертам, наверное, виднее, что они там насчитали.

Макеева: Ты как-то недоверчиво относишься.

Тофанюк: Да, я недоверчиво немного к этому отношусь, потому что меня это удивило.

Макеева: Факт присутствует, что инфляция снизилась…

Тофанюк: Да, ну а выводы уже могут быть разные. Видимо, сейчас начнется поиск каких-то ответов, причин. Это может быть одна из первых работ, которые мы видим, такие неожиданные вещи должны удивлять и экспертов, и экономистов. Центробанк нас недавно удивил, снизив ставку рефинансирования, хотя никто не ожидал. И снизил именно поэтому – потому что не увидел больше инфляционных рисков.

Макеева: Представители Банка России какие-то объяснения этому давали?

Тофанюк: Они не дают никаких объяснений, они говорят эзоповым языком, который нужно расшифровывать каким-то образом.

Макеева: Если сравнивать с инфляцией в других государствах, то это все еще выше уровня ЕС, получается?

Тофанюк: Конечно.

Макеева: Причем прилично – там меньше 3% инфляция. Но при этом мы обогнали Бразилию, насколько я поняла. В контексте БРИКС это отрадное явление, потому что мы соседям по этому блоку государств всегда уступали.

Тофанюк: Вообще в целом все неплохо. В десятку крупнейших экономик ворвались по абсолютному размеру ВВП. Вчера было заявление на ВВС представителей МВФ, которые посчитали по абсолютному размеру ВВП, и вот Россия наконец вошла. Все вроде неплохо, хотя, как вы говорите, Медведев предупреждает о рецессии.

Макеева: Я говорю? Медведев предупреждает, что гораздо более важно. Замминистра финансов Сергей Сторчак тоже предупреждает. Тем более удивительно, что на этом фоне у нас активно в последние дни стали так стращать скорой рецессией. Заявление Сторчака: «Такая возможность существует, это факт», - сказал он, отвечая на прогнозы ряда экспертов о том, что российская экономика скатывается в рецессию, а рубль придется девальвировать. Не знаю, что это за прогнозы, на пресс-конференции их приводили журналисты.

А вот заявление Медведева. Он на заседании Госсовета по вопросу децентрализации власти среди прочего сказал: «Впереди россиян ожидают трудности, связанные со спадом мировой экономики. По мнению междунарожных экспертов, глобальная экономика вступила в полосу большой или Великой депрессии, впереди не менее существенные испытания, чем кризис 2008-2009-го, и мы должны об этом абсолютно откровенно, честно, на простом и хорошем русском языке говорить нашим гражданам». Что бы это значило?

Вместо того, чтобы призвать всех возрадоваться, как обычно поступают на фоне не самых радужных экономических событий, тут столько всяких благоприятных экономических факторов сошлось, а нам вдруг говорят - дальше все будет тяжело, приготовьтесь, россияне. В первый раз очень заметно этот тезис Дмитрий Медведев озвучил во время посланию Федеральному собранию.

Тофанюк: Это на самом деле такое общее место, просто идут споры о том, будет ли Россия тихой гаванью в бушующем море мирового кризиса или не будет. Мы все видим прекрасно в прямом эфире, как Европа движется к развалу, как у нас в Америке то госслужащим то не утверждают бюджет, то утверждают, то отправляют их в отпуск, то нет – естественно, в России эти все проблемы затронут. Тут логическая цепочка очень простая: если в мире начинается депрессия, цены на нефть падают, потому что никто не будет покупать бензин, никто не будет покупать нефть, у нас стагнирует производство, спрос падает, падают цены. Падают цены на нефть – падают доходы российского бюджета.

Макеева: Полностью должно было звучать так: поскольку нас экономика зависит от сырья и от нефти…

Тофанюк: Поскольку мы не провели никакой модернизации, хоть и обещали…

Макеева: … то увы и ах, поскольку у других неприятности, цены на нефть падают, готовьтесь в неприятностям. С другой стороны, власти очень много попрекали за то, что в то время когда уже бушевал кризис 2008-2009года, то по-прежнему представители власти продолжали утверждать, что Россия – это остров стабильности. Может быть, сейчас это признание – это свидетельство некоторой транспарентности. Нам, как Дмитрий Медведев сказал, откровенно, честно, на простом, но хорошем русском языке нас предупредили. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.