В Москве проголосовали честно, а в Питере нет

Чай со слоном
7 марта 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
ЧАЙ СО СЛОНОМ. Кривая Гаусса, построенная на основе результатов президентских выборов на участках Москвы и Санкт-Петербурга, не отражает нормального распределения. Что это значит, узнали у старшего редактора Slon.ru Тони Самсоновой.

Давлетгильдеев: Пока члены Лиги избирателей проводят пресс-конференцию, называют прошедшие президентские выборы нелегитимными и призывают всех не соглашаться с их результатами и с победой Владимира Путина, на нашем дружественном любимом портале Slon.ru появилась очень увлекательная статья под названием «Статистика выборов». «Москва проголосовала по Гауссу, а Питер нет», то же посвящена выборам, правда конкретно посвящена она сравнению, насколько я понимаю, московских результатов и питерских результатов. Что все-таки там произошло, что написано в этом материале, прямо сейчас расскажет Тоня Самсонова, старший редактор Slona. Привет.

Самсонова: Привет. У нас есть такой замечательный автор, его зовут Владимир Лобаскин, он физик из Дублина.

Давлетгильдеев: В Дублине сидит, работает, и вам пишет оттуда из Ирландии.

Самсонова: Да, и следит за тем, что происходит на родине. И перед думскими выборами я спросила в своем Twitter’е, есть ли тут люди, обладающие статистическими навыками, чтобы проанализировать данные по выборам. И вот Лобаскин второй сезон подряд обсчитывает нам результаты ЦИКа.

Вообще для тех, кто еще не въехал в Гаусс, объясню на пальцах, что вообще пытается делать. У вас есть данные по каждой участковой избирательной комиссии, в них есть явка и есть проценты голосов, отданные за того или иного кандидата. Если вы возьмете по Москве или по России все эти избирательные комиссии и захотите проверить, были ли вбросы, и были ли какие-то аномалии, то график про явку должен выглядеть так: у вас должно быть сравнительно немного участков, где явка ниже среднего, сравнительно немного участков, где явка выше среднего, и основное количество участков, где явка колеблется в районе среднего. И вот это обычный колокол, удав, проглотивший слона, - это выглядит вот так. Но если наблюдаются какие-то аномалии, то вы вдруг видите - и это происходит с явкой в Москве, например, и в Санкт-Петербурге, - что у вас есть этот удав, проглотивший слона, и есть отдельно очень-очень много участков, где явка порядка 100 %. И это не нормально, законом природы это не отвечает и ваш колокол выглядит вот так, и потом у него такой же вверх поднимающийся хвост.

И это можно объяснять разными причинами, но одна из причин, которой мы это можем объяснить, это то, что на этих участках были таки вбросы, или приписаны голоса. А дальше вы пытаетесь понять, как распределялось то же самое, только вы смотрите не за явкой, а смотрите за процентом голосов отданных за того или иного кандидата. И у вас то же самое. Есть мало участков, где за Путина отдали голоса - ниже среднего, - есть участки, где, допустим, отдали голоса выше среднего и есть вот такой колокол вокруг того, что получилось в среднем по России. И если вы снова видите, что есть какая-то часть участков достаточно серьезное, где у Путина очень много голосов - это странно, это становится странным. И вот мы следим за такими данными. И мы видим, что каким-то таким образом получается, что в Москве все нормально, что вот этот Гаусс московский, он более менее…

Давлетгильдеев: У меня даже есть такое небольшое объяснение этому удивительному феномену. Я подозреваю, что дело в том, что в Москве на участках будет примерно по 20 наблюдателей на каждый участок.

Самсонова: А также вот эти «карусели», эти автобусы и так далее, вот с ними что делать?

Давлетгильдеев: Просто, судя по всему, масштабы этих невероятных фальсификаций – мы, конечно, не может говорить «фальсификаций», так как судов не было - в Москве были минимизированы благодаря именно гражданской активности, и этому решению каждого конкретного человека все-таки пойти на участок, постоять там, и все-таки понаблюдать за выборами…

Самсонова: Если позволишь, я прочитаю точно…

Давлетгильдеев: И плюс, мы все-таки, Тонь, у нас Москва - единственный регион, где у Путина меньше 50% по всей стране.

Самсонова: Да. Если позволишь, я прочитаю формулировку точную, что в итоге получилось с точки зрения статистики. «В противоположность думским выборам, - пишет Лобаскин, - Москва показала более адекватную статистику, чем Санкт-Петербург, и она выглядит естественно и, следовательно, результат предоставляется более достоверным. И статистический анализ результатов президентских выборов в столицах, не позволяет говорить о значительном вмешательстве в избирательный процесс». Это не значит, что вмешательств не было и все тысячи наблюдателей что-то не то видели в этот момент. Это значит, что статистически на этих графиках вы не видите этого эффекта.

Дальше следует возможное объяснение, и одно из тех, о котором ты, Ренат, говоришь. Мы всегда эти данные проверяем двумя способами. Мы сначала смотрим официальную статистику, а потом мы просим организацию. В прошлый раз это был «Гражданин наблюдатель». Они нам прислали данные по участкам, где наблюдатели сказали, что, во-первых, ТИКи, протоколы ТИКов совпадают и ЦИКовские протоколы совпадают с теми, что зафиксировали наши наблюдатели. Во-первых, наши наблюдатели либо физически предотвратили, либо не видели серьезных нарушений. Такие участки и все остальные, на которых наблюдатели зафиксировали плохие какие-то нарушения и какие-то изменения, и они увидели, что у них проценты Путина примерно одинаковые, но, то есть, там разница полтора процента, которые не являются статистически важными. Это странно очень, потому что в прошлый раз такое же сравнение позволяло нам сказать, что на думских выборах в Москве по 20-25%, и ровно из этого делался вывод о накрутке. Здесь – раз! - и все одинаково.

Одно из возможных объяснений этой истории заключается в том, что, действительно, команды сверху фальсифицировать в Москве не было. И все эти безумные автобусы, предприятия, полного неправильного или какого-то там еще цикла, и все эти люди, которые приезжали и голосовали по непонятно каким документам, которые вообще являются юридически ничтожными, на результат повлиять не смогли. Более того, есть еще одна версия, что все это делалось на участке, на которых на прошлых выборах плохой результат, с точки зрения власти, просто нивелировали картинку таким образом. Но это возможные версии.

Мы отправили, я должна признаться, мы отправили все эти статьи Григорию Голосову, профессору Европейского университета в Санкт-Петербурге. И пока Голосов мне не скажет, что что-то правда, - я не верю, что что-то правда. Если Голосов мне скажет, что 2+2 = 5, я буду верить, потому что Голосов так сказал. Голосов сказал, что это какая-то ерунда, и что ему нужно посидеть еще с данными, чтобы понять, что ерунда, а что нет.

Пока выводов делать рано, но, тем не менее, есть цифры, которые мы можем зафиксировать из наблюдений, и вы можете с ними ознакомиться на сайте Slona. Но есть еще одна интересная история, которая совершенно не относится к цифрам, но содержится в статье Алексея Захарова. Он работает в Высшей школе экономики, социолог и он один из организаторов «Гражданина-наблюдателя», один из местных бригадиров, который все организует. И он нам тоже пишет всегда статьи, умеет работать с данными и классно пишет. И вот он описывает такую историю, что среди тысяч наблюдателей «Гражданина-наблюдателя» была одна дама, которая наблюдателем работает давно. Она опытная, решительная, юридически подкованная, и на этих выборах была в участковой комиссии избирательной с правом решающего голоса, поэтому…

Давлетгильдеев: В Москве?

Самсонова: Да, в Москве. Поэтому ее игнорировать было чуть-чуть сложнее, чем даже Ксению Собчак, потому что, у человека юридические есть права смотреть на документы, которые есть. Когда ей показали вот эти дополнительные списки, и она знала, что они юридической силы никакой не имеют, а уже приехали вот эти автобусы и все, должно начаться голосование, она говорит: «А дайте-ка мне посмотреть»…

Давлетгильдеев: Встала грудью и не пустила…

Самсонова: Нет, она сделала проще, она взяла их и порвала. В ужасе вообще вся комиссия, в ужасе, как можно рвать документы, но она-то знает, что это фикция, что это ерунда, и что она рвет документы, которые документами не являются. Автобусы развернулись и уехали. Ну, а смысл? Они уже не могут никак ничего сделать.

Давлетгильдеев: Я знаю историю тоже от коллег, которые были наблюдателями, ездили по участкам. Были случаи, когда привозили автобус на конкретный участок, оттуда выходили люди, шли такие, условно говоря, центровые, которые контролируют, по 100 по 150 человек, по-разному, заходили на участок, видели там много наблюдателей, разворачивались, автобус уезжал и ехал в другое место.

Самсонова: Трусы. Потому что у нас было множество наблюдателей, которые звонили 4 марта, я просто с утра опубликовала свой телефон в Twitter’е. звонят и говорят: «Тонь, нас тут трое, тут 7 автобусов, они приходят и приходят. Мы звоним в полицию и ничего не можем сделать». Через час: «Тонь, три автобуса уже проголосовало. Они приходят и приходят, и мы ничего не можем сделать». И это, правда, ты грудью не остановишь эту толпу.

Давлетгильдеев: Вот по поводу полиции, Михаил Шац вчера, он тоже был наблюдателем, в Петербурге правда, тоже «Гражданин-наблюдатель», он рассказал удивительную историю про полицейских как раз. Он, соответственно, ровно в такой же ситуации, подходит к полицейскому и говорит: «Сделайте что-нибудь, остановите это безобразие».

Самсонова: А полицейский говорит: «Слава богу ты пришел».

Давлетгильдеев: А полицейский говорит: «Что я могу сделать? Вызывайте полицию». Эта честная история из Петербурга.

Самсонова: Класс.

Давлетгильдеев: Это уровень дурости происходящий, просто зашкаливает, конечно, за какие-то безграничные пределы.

Самсонова: Ну, наконец-то мы начали об этом смеяться. Конечно вчера это было ужасно и хотелось плакать.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.