У России остался один ресурс для борьбы с кризисом – заложенное в бюджете воровство

Чай со слоном
6 июня 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Что поможет России справиться с очередным кризисом и какими будут инфляция и курс доллара при новом подходе к прогнозированию Минфином цены на нефть, обсудили со старшим редактором делового портала Slon.ru Александром Кияткиным.

Лиманова: Традиционная рубрика «Чай со слоном». И мы пьем на крыше «Красного Октября» горячий чай после дождя вместе с Александром Кияткиным, старшим редактором Slon.ru. Саша, добрый день. И говорим мы о том, что будет с Россией, если цена за баррель нефти упадет до 80 долларов и до 60. Два варианта. Но вот сегодня, к слову, курс рубля немного повысился. Это обнадеживает. Давайте рассказывайте, какие прогнозы и что нас ждет?

Кияткин: Мы взяли прогнозы и сценарии самых разных организаций - частных, государственных и даже министерские прогнозы - и постарались представить, что будет в нашей стране, если нефть продолжит свое движение вниз. Цена на баррель до 80, а потом не дай Бог, и до 60 долларов за баррель. Результаты, в общем, достаточно неутешительные. Вот вы сейчас сказали, что, впрочем, при 80 долларах за баррель, мы еще как-то держимся на плаву, при 60 все совсем плохо.

Лиманова: У нас в бюджете ведь заложена цена за баррель нефти 97, по-моему, или…

Кияткин: У нас недавно наши депутаты…

Лиманова: Было 115, по-моему. Скорректировали или нет?

Кияткин: Депутаты под влиянием нефтяной эйфории увеличили прогнозную цену на нефть до 115 долларов в расчете бюджета на этот год. Но вот реальность показывает, что они были немножко неправы. И Минфин сейчас предлагает другую систему расчета цены на нефть, закладываемую в бюджет - это средняя за предыдущие пять лет. И если взять как раз среднее значение за предыдущие пять лет, получится, что нефть в среднем стоила 82 где-то доллара. Это как раз. Ну да, один из тех самых вариантов, которые мы рассматриваем. И, в общем-то, к сожалению, это очень вероятный сценарий на этот год, на следующий.

Лиманова: Да, но, действительно, может упасть и еще больше цена за баррель и подушки безопасности тогда у нас не будет совсем.

Кияткин: Смотрите, если нефть упадет до 80 долларов за баррель, тогда по прогнозам аналитиков, различных организаций, у нас дефицит бюджета приблизится к 5% ВВП, это значит, что нам придется съедать доходы, которые у нас лежат в резервном фонде, нашу кубышку. И по словам Алексея Кудрина, бывшего министра финансов, который, наверное, лучше всех знает о ситуации российских финансов до сих пор, резервного фонда в этом случае хватит меньше, чем на год. То есть мы проедим.

Лиманова: И все социальные обязательства государства перед гражданами сразу же оказываются под угрозой.

Кияткин: Да, это как раз очень большая проблема. Потому что как вчера еще сказал нынешний глава Министерства финансов, у нас более 80% расходов бюджета неснижаемые. То есть, это то, что государство обязалось делать в основном по каким-то социальным причинам.

Лиманова: Тут нужно еще вспомнить о предвыборных обещаниях Владимира Путина.

Кияткин: Да. Некоторые из которых теперь, как оказывается, власть не может исполнить. Например, преподавателям обещали повысить зарплату до средних в их регионе. Теперь оказывается, что для этого потребуется чуть больше времени, чем обещалось раньше. Аналогичная ситуация еще раньше случилась с военными, и так далее, и так далее. И это случилось еще при высокой цене на нефть, сейчас она снижается. И как мы знаем, теперь уже со слов министра финансов, если у нас будет снижаться цена на нефть, то мы не знаем, откуда брать деньги для выполнения социальных обязательств, потому что у нас действительно доходы бюджета неснижаемы. Мы слишком, точнее не мы, а наше правительство, оно слишком увлеклось таким вот подкупом населения на нефтедоллары. Сейчас нефтедоллары, к сожалению, готовы закончиться.

Лиманова: Так, а что будет с инфляцией, если цена нефти будет 80?

Кияткин: Инфляция повысится, правда незначительно. То есть это будет на уровне 7-9%, то есть тот уровень, к которому мы в принципе, привыкли. Главная проблема будет в том, что у нас рухнет рубль. То есть при 80 долларах за баррель, он будет примерно на том же уровне, что и сейчас, на самом деле. Вот вы сами сказали, что немножечко отскакивает сейчас курс рубля, повышается. Это потому, что он упал на некоторых спекулятивных настроениях. На самом деле, равновесный реальный курс рубля несколько выше, чем даже сейчас есть и к этому все придет. А вот тот уровень, который есть сейчас, там 33 рубля за доллар, это тот уровень, на котором курс будет, если нефть будет стоить 80. 33-35 по разным прогнозам разных аналитиков. А вот если нефть будет стоить 60 долларов за баррель, то тогда я боюсь, нам придется ждать даже и 40 рублей за доллар.

Лиманова: Вот такой прогноз.

Кияткин: Да. По разным прогнозам от 35 до 40. Причем рубль, если цена на нефть продолжит быть на том же самом уровне, он будет постепенно дешеветь с годами и возможно даже еще больше его ослабление.

Лиманова: А вот такой насущный вопрос. Если цена на нефть падает, когда упадет цена на бензин, на бензозаправках?

Кияткин: Я думаю, она упадет тогда, когда скажет правительство. Потому что, как мы знаем, оно у нас любит все контролировать, особенно то, что они называют социально значимыми товарами, и цену на топливо они контролируют очень плотно. Поэтому прогнозировать, исходя из рыночных предпосылок, какова будет цена на топливо, невозможно. Цена на топливо будет такой, какой скажет российское государство.

Лиманова: Вот такая у нас рыночная экономика.

Кияткин: Да, по крайней мере, в этой отрасли она именно такая.

Лиманова: А давайте я зачитаю, что нам пишут зрители, отвечая на вопрос «Как вы думаете, что будет с Россией при 80 долларах за баррель нефти и при 60?». Ну вот, к примеру, Юрий Лазовой: «Вы живете в мире, где население растет, запасы нефти снижаются, добывать ее, а равно как разведывать новые месторождения, становится все труднее и труднее. Чтобы поставить буровую на море, требуется тяжелая промышленность, грузовой флот, специалисты, и это оплачивается той же самой нефтью. Так что детки, нефть будет дорожать». Такой оптимист. «Пока главный мировой бандит ведет все новые войны, нефть резко дешеветь не будет. То, что происходит сейчас, всего лишь реакция на увеличение стратегических запасов нефти. Ни Европа, ни США, ни Китай не снизят свою планку потребления. Привычка вкусно есть и сладко жить, никуда не денется. А, следовательно, никуда не денется и потребность в ресурсах, чтобы эту привычку и дальше ублажать». В любом случае, нужно помнить, что кризис по-китайски, состоит из двух иероглифов, один из которых означает «опасность», а другой «благоприятная возможность».

Кияткин: Я даже знаю, какая возможность есть у российского правительства для того, чтобы снизить свою зависимость от цен. Когда-то я был на выступлении Аркадия Дворковича, которое не предназначалось для ушей журналистов, но потом все равно опубликовали, из-за этого были даже проблемы с администрацией президента, но, тем не менее. Там он сказал, считая, что журналистов рядом нет, о том, что когда мы планируем бюджет, мы всегда имеем в виду, что 30% всегда украдут. Я думаю, что вот это вот очень большой запас прочности, который, на самом деле, есть у российского бюджета, как-то сделать так, чтобы крали не 30%, а несколько меньше. И сразу не так страшна будет зависимость.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.