Slon.ru: даже если Навальный «пришьет старушку», его не снимут с выборов

Чай со слоном
26 августа 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Павел Лобков вместе с журналистом делового портала Slon.ru Лолой Тагаевой попытались разобраться, что же все-таки хотят власти от Алексея Навального, которого в одном месте Москвы называют «заслуженным коммунальщиком», а в другом увозят со встречи с избирателями в отделение полиции. 
Лобков: Так все-таки, что хочет сделать власть с Навальным? Я не могу понять. Они хотят его распилить болгаркой, они хотят обвинить его в несанкционированных митингах или они хотят, чтобы он вышел во второй тур?

Тагаева: Власть, ты имеешь в виду кого: Собянина или…?

Лобков: Можно ли теперь рассматривать власть как некую единую категорию, где Собянин с администрацией президента вместе ведут согласованную политику в отношении Навального? Или там уже много центров силы появилось?

Тагаева: Я думаю, что Собянин с администрацией президента, конечно, ведут одну политику в отношении Навального, в отношении этих выборов. Понятно, что штаб Собянина непосредственно вместе с администрацией президента работают вместе, но при этом мы постоянно видим сбои в той системе, которая существует. Даже это заявление Собянина не агрессивно, оно достаточно дружелюбно в рамках той кампании, которую и ведет Собянин в отношении своих противников.

Лобков: Мягкая и пушистая кампания.

Тагаева: Да. И он достаточно четко определяет сегмент: вот ваше дело, занимайтесь, жалобы на наш портал, вы достаточно хорошо с этим справляетесь.

Лобков: Не хотите ли вы поработать у меня, как Никита Белых, на общественных началах советчиком.

Тагаева: Не думаю, что это конкретное предложение, но достаточно четко очерчен узкий сегмент приложения сил Алексея Навального, в этом можно считать, конечно, именно это. Что касается администрации президента и то, что делают силовые структуры, то очевидно, что есть какая-то разбалансировка, скорее, так это можно назвать. Потому что у меня и у многих, по-моему, наблюдателей возникает ощущение, что сейчас силовые структуры, которые в присутствии семи тысяч зрителей на подсвеченной сцене хватают оппозиционера и по гораздо более надуманному предлогу, кто-то был в нетрезвом состоянии, нежели проверка бизнеса в Черногории. Понятно же, что если бы Мосгоризбирком захотел, он бы поставил вопрос так: если существует какой-то бизнес, должен быть какой-то счет. Согласно российскому законодательству кандидат не должен иметь ни недвижимости, ни счетов.

Лобков: Он должен избавиться от активов.

Тагаева: При желании можно было бы придраться к этому и к коробкам с агитационными материалами, к заявлениям, что кампания финансируется на иностранные деньги. То есть поводов придраться масса, сами противники и соратники Навального говорят, что власть не будет его снимать ни при каких условиях. Пошутил Олег Пахолков, депутат Госдумы…

Лобков: Он неоднократно шутил, в том числе с использованием режущих инструментов.

Тагаева: Он в последнее время шутит, да, и заявление в Следственный комитет. Он сказал, что даже если Навальный убьет старушку, то…

Лобков: Не подавайте ему идеи, потому что в Москве умирает ежедневно несколько тысяч старушек.

Тагаева: В течение двух недель его не снимут с выборов.

Лобков: А к каким выводам вы пришли в результате вашего анализа для статьи на «Слоне»? Есть ли какая-то согласованная политика и как вообще власти ведут себя по отношению к Навальному? Что делать с ним дальше?

Тагаева: Есть две версии, почему Навальный идет на выборы, почему Навальному помогают и где-то закрывают глаза. История с действиями правоохранительных органов, конечно же, не может трактоваться никак иначе, нежели то, что это опять должно сыграть на рейтинг Алексею Навальному. При семи тысяч зрителей его убирают и увозят в автозаке. Если штаб и администрация президента принимает решение, что они работают на понижение рейтинга Навального, понятно, раз они занимаются кандидатом от власти Сергеем Собяниным, то ни в коем случае нельзя устраивать такое показательное задержание.

Лобков: Хорошо, допустим, накачают рейтинг Навальному, он выйдет во второй тур. Второй тур – это кошмар или на втором туре власть может предпринять что-то? Может, готовятся все бомбы ко второму туру? Потому что Собянин недавно признался, что готов ко второму туру, опять-таки миролюбиво признался.

Тагаева: Собянин вообще миролюбив.

Лобков: Может, на второй тур готовятся невероятные бомбы разоблачения, по сравнению с которыми Черногория покажется просто мирной пастушеской провинцией?

Тагаева: Я думаю, что они не готовятся ко второму туру. Во-первых, социологи ВЦИОМ показывают 67% у Собянина. Есть все основания полагать, что не будет второго тура. Даже если Навальный набирает 20-25%, это прохоровский результат, Прохоров столько набрал в Москве, и ничего в итоге не случилось. Совершенно все безопасно для них. В случае второго тура, конечно, это будет совершенно непредсказуемая история. По статистике чаще всего кандидат от власти во втором туре проигрывает, это наблюдение за 1990-2000 годами. Когда мы писали статьи, мы разговаривали об этом, есть такая социология, что почему-то люди голосуют по-другому. Что касается…

Лобков: То есть второй тур мобилизует очень много протестного электората, который в первом туре, может, и не голосовали, может, и голосовали, но за других кандидатов?

Тагаева: Да. Хотя в случае с электоратом Собянина, проблема его электората заключается в том, что у него нет никакой драмы, нет никакой трагедии, у него гораздо меньше мотивации кроме 20-30% людей, может быть, в Москве их чуть-чуть больше, потому что в Москве у бюджетников по сравнению с другими регионами России, хорошие выплаты. Есть так называемый «патерналистский электорат», который всегда ходит на выборы, это люди, которые всегда голосуют за власть, они достаточно дисциплинированы, это примерно 30%.

Лобков: Я даже мог бы этим электоратом, потому что я - человек, который прописан в Москве, я плачу половину квартплаты, потому что половину за меня доплачивает московское правительство еще со времен Лужкова.

Тагаева: То есть вы ему благодарны?

Лобков: По идее, да. Понятно, что сначала это отобрать все, а потом оплатить половину, но человек чувствует себя одаренным. Понятно, что таких людей достаточно много.

Тагаева: Причем, интересно, что в Москве нет такой истории, в которой можно было бы говорить: люди голосуют за КПРФ, казалось бы, часть бюджетников, пенсионеры должны голосовать за КПРФ. Да, они должны голосовать за КПРФ, но на выборах мэра они всегда голосовали за Лужкова. После того, как они осиротели после ухода Лужкова, Собянин подобрал этот электорат, и они готовы за него голосовать.

Лобков: Не вполне согласен. Взгляды Лужкова были очень близки если не к коммунистическим, то, по крайней мере, к крайне левым социал-демократическим. Это показывает и его внешняя политика, которую он вел, и это отношение с Чубайсом, с приватизацией. Он был человеком-бизнесменом, но при этом очень левым бизнесменом.

Тагаева: Мне кажется, что касается штаба Собянина, что вопрос, который у них стоит на первом месте, - это мобилизация электората. Эта задача стоит у всех. Мне кажется, эта задача в первую очередь стоит у штаба Собянина. Им гораздо проще ответить на телефонный звонок и сказать, что будут голосовать за Собянина, чем во второе, еще теплое воскресенье осени поехать не на шашлыки, не на дачу - поехать проголосовать. У них нет трагедии, у них нет драмы. Те, кто приходят голосовать за Навального, у них есть мотиваци: они либо спасают человека от тюрьмы, либо высказывают свое отношение к курсу Владимира Путина.  У Собянина есть дисциплинированный электорат, который ходит, есть бюджетники и сотрудники предприятий, которые зависят от администрации, которых можно мобилизовать. Вопрос в том, будет ли этим заниматься мэрия. Это один из самых интересных вопросов, потому что если мы говорим о честной и чистой кампании, тогда…

Лобков: Если мы увидим череду автобусов, или как мы видели во время так называемого «путинга» в «Лужниках», я там был, это было совершенно… Там, во-первых, скрыть это невозможно, невозможно скрыть 40 автобусов, и когда оттуда выходят люди чуть ли не в спецовке и говорят: «Спасибо Олегу Дерипаске за то, что привез нас в Москву и показал нам Москву, заодно сходим Стаса Михайлова послушаем». Вот если будет так, то это будет совсем грубо, так, скорее всего, уже не будет.

Тагаева: Так некого провезти, это ограничивается территорией Москвы. Хотя я не знаю, каким образом это будет организовано, все намного тоньше сейчас и интересней. Если отвечать на главный вопрос, с одной стороны, власти нужен сейчас Навальный на выборах. Понятно, что тогда можно говорит о том, что либо существует во власти несколько игроков, кто-то накачивает Навального, чтобы досадить Собянину, если Собянин является преемником. Сейчас в круге политологов есть рассуждения, если не преемником, то сейчас говориться о фаворитах, о преемниках говорить еще рано.

Лобков: Президентский пост.

Тагаева: Да, Сергей Шойгу, Сергей Собянин и еще несколько человек

Лобков: Напоследок, Лола, как вы троллили Навального?

Тагаева: Мы позвонили его противникам и соратникам и задали вопрос: что же должен сделать Алексей Навальный, чтобы его сняли с выборов. Все, кого мы опросили, начиная от Эдуарда Лимонова, который сейчас ярый противник Алексея Навального, заканчивая главой избирательного штаба Леонидом Волковым, все достаточно четко сформулировали мысль, что власть не будет снимать Навального, только если Навальный сам себя не дискредитирует, не будем вспоминать старушку.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.