Шофер против единоросса, возращение КПСС и охота на геев в Ростове-на-Дону. Самые заметные события региональной политики в августе

Чай со слоном
4 сентября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Директор фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов рассказал Никите Белоголовцеву о нестандартных решениях региональных политиков. 
Белоголовцев: «Топ-10 любопытных событий в российских регионах» так называется заметка на Slon.ru.

Виноградов: Я бы еще сказал, что есть серьезный двухсот страничный рейтинг, в котором есть мониторинг событий в регионах, каждый месяц мы делаем. Но поскольку серьезные события надвигаются, у нас со «Слоном» есть такая традиция: мы выбираем самые забавные, самые казусные, самые абсурдные из них. Этого хватает каждый раз на отдельную статью.

Белоголовцев: Насколько я понимаю, рейтинг и статья полностью сосредоточены на грядущем едином дне голосования.

Виноградов: Есть регионы, где не проходят выборы, там идет своя жизнь, своя борьба с геями, свои казаки. Но, конечно, во многих регионах проходят избирательные кампании. Возникает масса любопытных ситуаций, обычно анализируем мэра Москвы, крупных губернаторов. Мы посмотрели избирательные кампании в регионах с населением от 20 тысяч человек.

Белоголовцев: На какие регионы по разным причинам вы бы обратили внимание?

Виноградов: Если говорить серьезно, то это выборы мэров Воронежа и Екатеринбурга, это, может быть, выборы региональных парламентов Смоленской области, Ярославской области, потенциально в Архангельской области или в Забайкалье, там своя шизофрения - «Справедливая Россия» и «Единая Россия» двигают одного кандидата на пост губернатора и ненавидят друг друга на выборах в региональный парламент. Как это объяснить избирателю, не очень понятно. Если говорить о забавных ситуациях, которые возникают, мы выделили несколько городов, где зачистили более-менее всех. В Семикаракорске  в Ростовской области баллотируется два кандидата  – единоросс и шофер. А в Оленегорске  Мурманской области еще интереснее, тоже два кандидата - единоросс и самовыдвиженец. Единоросс - один из руководителей местного отделения «Северстали», а его оппонент- юрисконсульт того же предприятия, а остальных на выборы не пустили. Если посмотреть на выборы в городские советы, которые традиционно менее интересные, тут в че загвоздка, многие избиратели, есть разные оценки- 10-30%, делают свой выбор на избирательном участке. Они смотрят бюллетень и видят. Количество партий, новых совершенно для федерального эксперта или партий до неузнаваемости сливающихся с названиями брендами. Есть КПСС Коммунистическая партия социальной справедливости, несколько блоков с названием «Справедливость», есть клоны партии Прохорова «Гражданская платформа».

Белоголовцев: «Гражданская позиция».

Виноградов: «Гражданская позиция» и «Гражданская сила». Все они существуют в бюллетенях, я не говорю про какие-то экзотически для избирателей, как «Союз горожан», «Партия садоводов». Например, в Можайском районе на главу района баллотируется от партии «Женский диалог», при этом мужчина. Сюрпризов для избирателя будет достаточно много. С экологами легче всего, есть «Альянс зеленых» и «Зеленые», тут почти не запутаешься.

Белоголовцев: Насколько опасения, что  метровые бюллетени, цирк с клонами отобьют желание у избирателя голосовать, реализовались?

Виноградов: Я думаю, лишь отчасти, потому что эти партии часто заметны не в ходе избирательной кампании, а существуют для того, чтобы в бюллетенедля избирателя, который пришел на выборы, создать путаницу. По-моему, была кампания 2003 года, когда в бюллетене на первом месте по жеребьевке выпало партии «Единение», и она получила чуть ли не больше процентов голосов на федеральных выборах. Казалось бы, партия, про которую никто ничего не знал и давно забыли. Выборы прошлого год показали, что целый ряд партий, особенно коммунистических, получают по 2-3%. Есть бренды, которые совершенно не выстреливают, а есть бренды, когда избиратель приходит – КПРФ и КПСС, конечно же, КПСС настоящий, считает некоторый избиратель. Это часто становится технологией, если это все помножить на конкуренцию, которая в стане экологов, в стане всяких левых организаций, конечно, возникает шизофрения. Чаще это используется в этом году на маленьких выборах, в маленьких городках таких клонов появляется все больше.  Посмотрим, что будет в этом году, если эти партии-клоны 1-2% наберут, наверное, технология состоялась и имеет право на существование. Если они наберут что-то совсем жалкое, наверное, в следующем году не так активно будут торговать этими брендами на выборах.

Белоголовцев: Вот эта ситуация, которая возникла в Семикаракорске, всегда интересно на каком уровне принимаются такие решения, когда принимается решение выставить шофера, как единственного оппонента единороссу. Это решение местной партийной ячейки, это решение на уровне области или это попытка затушить какой-то социальный протест, который мы в Москве, возможно, не заметили?

Виноградов: Во-первых, есть чувство прекрасного, у каждого мэра оно свое. Один считает: а пусть пойдут все парламентские партии, а остальных мы не пустим, кто-то считает: а зачем усложнять, вот есть понятный шофер, зачем время терять. Конечно, это решение, как правило, возникающее на уровне  муниципальном, а мэрии. Вряд ли в этом участвует «Единая Россия», «Единая Россия» признана оформлять решения, а не принимать их, и в ситуацию никто не влезает. Либо удается не достучаться до областной администрации или до Москвы достучаться и показать абсурдность ситуации, либо удается как-то все затушить.

Белоголовцев: Абсолютно классическая ситуация перегибов на местах.

Виноградов: Думаю, что да, но вопрос в том, следует ли наказание за перегибы или не следует, посмотрим, что будет в Семикакорске, Оленегорске. Были случаи, когда технические кандидаты набирали 20-30%, выходили во второй тур, хотя им не было нужно, они рассчитывали продать после первого тура свои голоса либо тому, либо другому кандидату. Такие случаи в истории зафиксированы.

Белоголовцев: По поводу шансов на успех у оппозиции, в Москве оппозиция осторожно надеется на второй тур. Есть ли какие-то выборы, где оппозиция может выступить еще лучше или сравнимо с Москвой?

Виноградов: Выборы в Москве - это совершенно отдельный процесс, по сути, это федеральная кампания, по сути, Навальный оппонирует не Собянину, а Путину.

Белоголовцев: После сегодняшнего интервью Путина сегодня это абсолютно очевидно.

Виноградов: Путин сегодня подключился в эту кампанию, да, не называя имен. Я думаю, что эхо московских выборов не потекло по регионам. Московская кампания воспринимается как нечто московское, она не вызывает ни отторжения, ни зависти. Своих харизматиков мало, подобных коллизий не возникает. Я не знаю, можно ли сегодня говорить об итогах опросов, по-моему, нет, но понятно, что есть интриги на выборах мэров в Екатеринбурге, в Воронеже, там борьба идет острее, чем на выборах губернатора.

Белоголовцев: А кто в Екатеринбурге и в Воронеже оппонирует «Единой России»?

Виноградов: В Екатеринбурге два формально заметных оппозиционных кандидатов - это эсер Бурков, который в свое время на выборах губернатора занимал второе место, это Евгений Ройзман. В Воронеже - формально «Альянс зеленых» Глеба Фетисова, наиболее  высока активность у кандидата-пенсионерки, ей за 60, поскольку администрация три раза меняла кандидата, которого она будет поддерживать на выборах мэра, эта шизофрения не могла не сказаться на мобилизованности власти перед избирательной кампанией.

Белоголовцев: А в Воронеже серьезные позиции зеленых – это так совпало или так какое-то эхо?

Виноградов: Отчасти так совпало, это был раскрученный действительно политик, который присоединился к бренду «Альянса зеленых», где-то на фоне экологической волны, которая есть, опять же она есть в Воронежской области, а не в Воронеже, это не совсем одно и то же, некие разработки отнюдь не под Воронежем, не в пригородах Воронежа осуществляются. Так или иначе, экологическая волна возникает, экологическая тематика, через которую можно отбивать сторонников у «Единой России». Потому что люди старшего возраста, женщины, родители более чувствительны к экологической тематике.

Белоголовцев: По поводу более-менее известных оппозиционных политиков федерального масштаба, о Ройзмане поговорили. А что с шансами у Гудкова в Подмосковье, у Немцова и шире «РПР-ПАРНАС» в Ярославле?

Виноградов: Мне кажется, что Гудков оказался слабым кандидатом, и это особенно рельефно видно на фоне Навального. По сути, это кандидат, который внешне воспринимаем, скорее, как единоросс. На фоне молодого, динамичного Воробьева за Гудковым нет какой-то большой истории успеха, нет красивого мифа, красивой легенды. И сам он больше воспринимается как политики прежней формации, который делает большую ставку на рациональную компоненту, а не на эмоции, которые больше удаются Навальному. Здесь кампания Гудкова идет бледно, хотя напомню, Подмосковье из четырех городов, где «Единая Россия» получила третье место на выборах 2011 года, два- Дубна и Жуковский были в Подмосковье. Выборы президента там проходили не беспроблемно, регион депрессивный, но химии между Гудковым и избирателями не появилось. В Ярославле вопрос в том, что больше скажется, то раздражение, тот гнев, который вызван арестом Урлашова, или все-таки то ощущение депрессии, ощущение, что плетью обуха не перешибешь, которое подчас характерно бывает для Москвы, Калининграда, который пару лет назад бунтовал, а сейчас почти незаметен. И то, и другое в Ярославле возможно, но в целом, опять же Немцовне предлагает каких-то новых эмоциональныхходов, он все-таки исходит из того, что его и так все знают и любят. А этого по сегодняшним масштабам недостаточно, когда большого спроса на политика как такого нет, когда слово «политика», «партия» чаще вызывают раздражение. Какой-то фишки пока в кампании Немцова я не увидел, тем не менее, в Ярославской области «Единая Россия» получила последнее место в 2011 году, поэтому сюрпризы возможны.

Белоголовцев: А можно здесь сказать, что Гудков, Немцов и другие оппозиционные политики стали, если не жертвами, то заложниками Навального? Потому что очевидно, все, кто в московском регионе, они все направили свои усилия на Навального. В том же Ярославле, когда выбирали Урлашова, там же был гигантский десант московский наблюдателей, московских агитаторов. Сейчас все то, что могло бы помочь оппозиции в регионах, оно все сосредоточено на Навальном, и совсем по остаточному принципу все остальные кампании идут.

Виноградов: Отчасти это так. Знаете, какое было счастье в прошлом году в Рязанской области, когда готовились выборы губернатора, и тут упали на них выборы в Химках, и стало понятно, что все десанты поедут в Химки, а не в Рязанскую область, которая тоже не так далеко от Москвы, но Химки ближе и проще. Конечно, это сказывается. Я думаю, здесь проблема в поколенческом контрасте, можно по-разному оценивать кампанию Навального, но все-таки эта кампания- политика другого поколения, претензия на формирование стиля другого поколения, на фоне которого более возрастные оппозиционеры, привыкшие, может, к более инертной тактике, привыкшие разговаривать с теми, кто политикой интересуется, а не продавать себя тем, кто, в общем, тебя покупать не собирается. Эти политики старшего поколения, конечно, теряются и уступают. То есть фактор десанта, конечно, сказывается, но по большому счету те десанты, которые проходили  в регионы московские, они чего-то мощного не принесли. Вспомните десант в Астрахань, голодовку Олега Шеина, потом она кончилась. Где Шеин, куда потерялся?

Белоголовцев: Скажите, как себя ведут губернаторы на региональных выборах? Потому что они же впервые даже там, где губернаторов не выбирают, насколько я понимаю, губернаторов не выбирают почти нигде 8 числа. Как они себя ведут, потому что они же теперь политики, которым надо избираться?

Виноградов: Как обычно, они ведут себя очень по-разному. Это люди разного опыта, разной степени авантюризма, уверенности собственного успех. В Ульяновской области губернатору отказали во встрече на одном из предприятий, сказав: «Мы политикой не интересуемся, нам не нужна ваша «Единая Россия», такое тоже случается.

Белоголовцев: А там же губернатор Морозов, у него же были абсолютно фантастические инициативы вроде введения буквы «е», инициатива в деторождении.

Виноградов: Это такой экзотический человек и вдруг его не пускают, как будто он здесь не власть. Такие казусы возникают. Реально на многих территориях губернаторы новые, где-то они собирают ожидания прежнего смелого губернатора, а где-то они неузнаваемы, их на улице не узнают. Часто на встречах с избирателями спрашивают: когда же уберут прежнего губернатора, называют фамилию, а его убрали полтора года назад. Скорость распространения политических новостей подчас настолько низка, что на информацию о смене губернатора иногда в регионе уходит год-два.

Белоголовцев: Помимо города Семикаракорск, где еще есть какие-то забавные инциденты?

Виноградов: В Ростове на Дону повесили листовки в подъездах с призывом выявлять геев, лиц нетрадиционной ориентации среди жителей: помните, во-первых, они могут быть любезными, обычно одеваются как все, будьте внимательными. Особо призывают быть бдительными в квартирах, в том числе соседских, в лифтах и около почтовых ящиков. Опять же на том же Дону казакам запретили участие в протестных акциях без какого-то высшего согласования, вышел целый приказ на этот счет.

Белоголовцев: А казаки как политический инструмент используются на этих выборах?

Виноградов: Формально где-то идет казачья партия, причем она идет КаПСС, но надо понимать, что казачество – это большой миф. Когда говорят, что казаки будут патрулировать улицы Москвы, а чьи казаки, у вас есть казаки настоящие, живущие в Москве?

Белоголовцев: Пока нет.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.