Политологи советуют Навальному обойти каждый московский двор

Чай со слоном
23 июля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Автор Slon.ru и «Профиля» Ольга Павликова собрала советы политологов Алексею Навальному и обсудила каждый из них в прямом эфире с Павлом Лобковым. 
Лобков: Залогом того, что Алексей Навальный не будет все-таки посажен, является то, что пройдут выборы, выборы успешные, он выйдет во второй тур, и тогда возможны какие-то подвижки в тектонических слоях наших властных структур. Ольга вчера собирала мнения политологов относительно того, что  нужно сделать Навальному, чтобы попасть во второй тур. На каких площадках будет происходить основная борьба?

Павликова: Мы вчера весь день обзванивали политтехнологов, политологов, тех людей, которые работали в штабах Владимира Путина, Бориса Ельцина, и спрашивали, какие советы они могут дать кандидату на пост мэра Алексею Навальному, и они эти советы нам дали.

Главная проблема, которую предстоит сейчас решить Алексею Навальному – это проблема явки. По данным социологического опроса центра Юрия Ливады, сейчас точно уверены, что придут на выборы около 43% москвичей, остальные пока не знают, чем займутся. Если придут эти 43% москвичей, то большинство из них проголосуют за Сергея Собянина. 5 июля, на момент проведения опроса, за Навального собирались проголосовать всего 5%.

Лобков: Кому выгодна большая явка: Навальному или Собянину?

Павликова: Навальному.

Лобков: То есть, когда низкая явка, это те, кто идет по разнорядке. Мы же видели эти выборы 2011 года. Это ЖКХ, почта, метро. Крупные, военизированные почти структуры, которые приходят и голосуют...возможно, и за Навального тоже. Но, тем не менее, в большей пропорции они будут голосовать за Собянина. 

Павликова: Главная задача Навального  - активизировать тех, кто до этого момента на выборы не ходил. Это, как мы их называем, сетевые хомячки, белые воротнички, представители офисного планктона.

Лобков: Мы видели этих представителей на Тверской. Я не могу сказать, что они были неактивны в момент, когда Навальный был заключен под стражу.

Павликова: Проблема Навального в том, что тех людей, которые пришли на Тверскую, 10-15 тысяч человек, а нужно, чтобы пришли миллионы людей, которые до этого на выборы не ходили, но при этом настроены оппозиционно.

Задача штаба Навального, по словам политтехнологов – убедить этих людей не только приходить на митинги в его защиту, но и прийти на выборы, привести с собой родственников, бабушек и дедушек, которые в интернете не читают и не знают ничего про Навального, и таким образом, создать дополнительную явку, дополнительные голоса, которые будут обращены лично к нему. По мнению политологов, это единственный шанс Навального увеличить свою электоральную базу и довести ее до 45%. В этом случае, по подсчетам политтехнологов, возможен второй тур выборов.

Лобков: Еще какие советы дают?

Павликова: Одна из основных проблем Навального – это донесение информации до аудитории. Известно, по тем же опросам социологов, сейчас 85% москвичей по-прежнему получают информацию из федеральных телеканалов – большая четверка. Но на них Алексей Навальный, как правило, упоминается в негативном контексте, как мошенник, преступник, обвиняемый. Сейчас одна из основных проблем – донести о себе более позитивную информацию. Для этого политтехнологи советуют представителям его штаба стоять у каждой станции метро, обращаться к людям в пробках, раздавать листовки, встречать людей на железнодорожных вокзалах, куда приезжают москвичи с дач. То есть, использовать все возможные способы коммуникации.

Лобков: Насколько эффективна тактика Урлашова, когда Урлашов в преддверии выборов обошел чуть ли не каждый ярославский двор. С одной стороны, ярославский двор – это ярославский двор, московские дворы все не обойдешь.

Павликова: Это еще один совет, который адресовывают политологи Навальному – устраивать массовые встречи. Борис Надеждин говорит, что участвует в выборах уже 25 лет, советует Навальному организовать как минимум 50 крупных встреч, снимать большие залы в ресторанах, выступать на улицах, создавать постоянные площадки, встречи с людьми. Таким образом, увеличивать максимальное количество людей, которые будут знакомы с ним лично. Он уверен, что интерес к Навальному высок, и люди будут приходить на эти встречи. И действительно, Навальному нужно сейчас провести максимальное количество таких огромных встреч, но для этого нужны и финансовые вливания. Тот же Надеждин говорит, что средняя цена такой полномасштабной кампании с большим количеством привлеченных волонтеров – около 10 млн долларов. То есть, доллар на голос. Есть ли у Навального эти деньги, мы пока не знаем.

Лобков: У Собянина голос будет дешевле, естественно, поскольку, у него есть огромный медиахолдинг, куда входит ТВ Центр, несколько радиостанций, «Москва-24», у него огромные ресурсы. Как вы думаете, Собянин оказал такой широкий жест, благородный, рыцарский, как многие его оценили, конечно, не без собственной выгоды, поделившись как бы с Навальным в части голосов, и выступив за то, чтобы Навального окончательно не сажали. Способен ли Собянин или его штаб также рыцарски распорядиться и медиаресурсами, предоставив возможности для теледебатов, исключив Навального из «черных списков», которые, возможно, существуют.

Павликова: Собянин уже говорил о том, что будут теледебаты, и, скорее всего, Навальный будет в них участвовать, но мы не знаем, в какое время будут проводиться эти теледебаты и как распределится жеребьевка. Но для Навального все политологи дают единственный совет – участвовать во всех возможных теледебатах, с кем бы они не проходили и в какое время, давать интервью кому только это возможно, всем возможным СМИ для того, чтобы повысить информированность о себе.

Еще один важный совет, который дают ему политтехнологи, касается такой политтехнологии... У него очень много настроенной лояльно к нему аудитории. Это и те, кто вышел на Тверскую, и те, кто встречал его на Ярославском вокзале, этих людей много. Но они должны стать не просто сторонниками, они должны стать его активом. Эти люди должны возле каждой станции метро распространять листовки, агитировать в своих семьях.

Лобков: Но это люди занятые, которые работают не меньше 8 часов в день. У него в основном в электорате нет пенсионеров, домохозяек, работников ЖКХ, которые без отрыва от производства будут клеить листовки за полюбившегося кандидата у подъездов.

Павликова: Господин Ослон приводит пример 1996 года, как побеждал Борис Ельцин, он говорит, что тогда вся элита, все его сторонники были настроены, чтобы помогать. Все после работы в штаб Бориса Ельцина и говорили: «Чем мы можем вам помочь?». Это были и представители интеллигенции, журналисты, музыканты, медики, учителя.

Сейчас Алексею Навальному нужно создать подобную среду, чтобы те люди, которые выходят за него, были активными. Активно призывали, раздавали листовки, были его волонтерами. Если это удастся, то, как говорит, галерист Марат Гельман, если ему удастся активизировать эту часть населения, то довести до второго тура выборов – вполне реальная задача.

Лобков: Говорили ли что-то ваши собеседники о стиле общения Алексея Навального? Я видел его интервью, в том числе и последнее, которое он дал нашему каналу, мне показалось, что он резковат. Он иногда не допускает у собеседника или у потенциального избирателя возможности мыслить чуть левее, чуть правее, чем он. То есть он задает четкий курс, что нужно думать, как нужно отвечать на каждый конкретный вопрос. Это выглядит немного диктаторски. И это может многих отпугнуть. Говорили ли что-то о стиле его общения с публикой, что на митингах он может быть один, а в каких-то частных интервью или на встречах с небольшим количеством избирателей – другим.

Павликова: Все эксперты подчеркивают, что ему нужно выбрать такой максимально дидактический стиль, ему нужно говорить своим избирателям, что он идет на выборы не для того, чтобы руководить дворниками и плиточниками, а для того, чтобы изменить политическую систему в стране. Ему нужно четко артикулировать свои позиции. Гооврить о том, что либо так, либо мы ничего не изменим, у вас есть шанс изменить всю политическую систему в стране. Сейчас, к сожалению, в программе Навального, очень много про пробки, дороги, решения систем с парковками, про миграцию. Ему нужно максимально политизировать свою программу, сделать максимально жесткими свои лозунги, максимально жесткой свою программу.

Лобков: Тогда многие избиратели могут обидеться, зачем мы будем выбирать мэра Москвы, так же, как обиделись многие избиратели в Ярославле. Уже такой пример был. Зачем нам избирать мэра Ярославля, который не проработав и года, уже хочет стать губенратором Ярославской области. И Урлашов потерял часть своей поддержки. Зачем избирателю голосовать за мэра Москвы, который, собственно, мэром Москвы не очень хочет быть? А он хочет быть, мы сами знаем, кем. Как ваши политологи решают этот дискурс? Я иду в мэры Москвы, чтобы стать президентом - нет уж, тогда иди в президенты, и нам асболютно безразличны твои взаимоотношения с судебной системой. Я иду в мэры Москвы, чтобы спастись от уголовного преследования – извини, найми адвокатов и спасайся, мы не твои адвокаты. То есть, здесь сразу несколько логических ловушек, в которые попадают те, кто советует Навальному делать эти вещи...

Павликова: Как говорят политтехнологи, если Навальный идет на выборы как мэр-хозяйственник, то его максимальный потолок поддержки будет 15% в Москве, и это будет для него провалом. Если он идет, как оппозиционер, как человек, который пытается проломить эту систему, то его поддержка будет выше, потому что москвичи будут знать, что они будут решать не проблемы пробок, которые и без него предлагает решить Собянин, и у Собянина эта программа более детальная, там уже расписан бюджет, сколько будет открыто новых мостов, новых переездов, новых станций метро. У Навального должна быть другая программа, его знают именно как политика, а не как хозяйственника.

Лобков: Сейчас мы наблюдаем первый перехлест программ, когда фактически не известно, кто у кого скопипэстил, но мы имеем дело с двумя фактически похожими программами, чуть жестче у Навального, чуть мягче у Собянина по поводу мигрантов и привлечения иностранной рабочей силы. Если Навальный предлагает вводить визовый режим, то Собянин предлагает, скорее постфактум, сегодня он еще раз об этом сказал, людей, которые отработали, отправлять обратно, а людей, которые совершили правонарушение, тут же немедленно депортировать. Согласитесь, тут более мягкий подход, чем визовый режим. И вот мы видим, что две программы практически схлестнулись вместе, а это ведь самый животрепещущий вопрос для москвичей сейчас. Как им расходиться? То ли Навальному вообще забыть про все городские проблемы и говорить о том, что кровавый режим, коррупция, Путин - посажу, Якунин - железные дороги разберу на рельсы и так далее и вообще забыть про Москву? Это ведь тоже не получится...

Павликова: Политологи советуют Навальному в этом плане выработать четкий ответ по ключевым проблемам, волнующим москвичей, но все-таки сделать свою программу отличной от программы Собянина. Если сейчас прочитать и сравнить программу Собянина и Навального, нужно еще потрудиться, чтобы найти отличия. Собянин уже выступает за все хорошее, и, в принципе, предлагает решение большинства проблем. Его программа достаточно полный том. Здесь соревноваться в предложении решений ключевых проблем Москвы Навальному с Собяниным будет очень сложно.

Лобков: Обобщаю, ваши собеседники, ветераны-политологи предлагают Навальному как можно скорее оторваться от стартового комплекса под названием Москва и взмыть в высокий политический небосклон, начав дискуссии уже не с самим Собяниным, а с Собяниным, как представителем целого клана тех, кто сейчас управляет страной...

Павликова: Да, это так.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.