Почему у Apple начались проблемы в Китае

Чай со слоном
15 февраля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Рынок планшетников и проблемы, которые испытывает компания Apple с продажами своей продукции, обсудили с Александром Кияткиным, старшим редактором Slon.ru.

Лобков: Здравствуйте. Александр Кияткин, старший редактор издательства Slon.ru обещал нам рассказать о проблемах, которые испытывает компания Apple с продажами. Я, честно говоря, выскажу свое субъективное мнение: ну, наконец-то, компания Apple с чем-то испытывает проблемы. Расскажите по подробнее.

Кияткин: Да, это действительно серьезные проблемы, учитывая, что Китай недавно стал вторым рынком для Apple по продажам.

Лобков: Здесь, у нас проблемы, или в Китае?

Кияткин: Проблемы именно в Китае. И именно на этом рынке сейчас дошло до того, что iPad конфискуют в магазинах и запрещают их продажи.

Лобков: Кто, китайцы?

Кияткин: Конечно, китайцы. Пока что только в одном муниципальном округе Китая, но это может распространиться дальше, фактически на всю страну.

Лобков: А почему? Они что нарушили?

Кияткин: Это давняя история судебных исков, взаимных судебных исков компании Apple и некой компании Proview Technology (китайская компания), о которой, я думаю, вы ничего не слышали, и я ничего не слышал.

Лобков: То есть, у китайцев есть свои iPad, что ли?

Кияткин: У китайцев есть свои iPad в том смысле, что…

Лобков: Ну, планшетники…

Кияткин: В том смысле, что название iPad было зарегистрировано компанией Proview Technology в Китае в 2001-м, кажется, году, задолго до появления iPad. И сейчас компания требует с Apple полтора миллиарда долларов.

Лобков: То есть, это шантаж? То есть, я могу зарегистрировать, если бы я зарегистрировал в 1989-м году партию «Единая Россия», допустим, а теперь бы вот требовал с них денег, правильно?

Кияткин: Что-то вроде того. Правда, не в российском суде, я думаю.

Лобков: Ну, а все-таки, рынок сейчас вот этих всех планшетников, этих всех безумных приспособлений, который уже почти вытеснил вообще новости экономики, насколько серьезно это вообще для экономики мировой, потому что говорят все время об этом? Все говорят исключительно о Apple, андроид... Я как обычный компьютерный пользователь, который не обвешан гаджетами, спрашиваю: насколько этот рынок вообще важен сейчас?

Кияткин: Этот рынок, безусловно, важен. Мы знаем, что Apple некоторое время назад стала крупнейшей компанией мира по капитализации. Компания достигла стоимости, которая превысила стоимость компании Exxon Mobil, крупнейшей в мире нефтяной корпорации. Ну, хотя бы это одна из технологических компаний превысила, достигла такого. В общей сложности сумма капитализации всех технологических компаний мира, я думаю, подбирается, может быть, к четверти всех торгуемых в мире компаний на биржах, может быть, пятая часть.

Лобков: То есть, впервые вот сейчас продукты интеллектуального труда по капитализации опередили сырьевые продукты, да?

Кияткин: Да.

Лобков: То есть, вот когда начался XXI век, правильно?

Кияткин: Именно так, да. XXI век начался и в экономике, и в такой, скорее, индустрии ориентированной на потребителя.

Лобков: Что, при Билле Гейтсе такого не было? То есть Билл Гейтс, Оракал и IBM, условно говоря, это капитаны IT-индустрии конца XX века, они все равно не делали сырье не от бензоколонки, алмазов, золота.

Кияткин: Они, так скажем, положили начало этому процессу, процессу, когда рынок потребительской электроники, гаджетов, IT начал выстреливать и опережать традиционные отрасли. Но, они были именно зачинателями этого процесса. При них еще главную скрипку играли промышленные гиганты, ориентированные на продажу своей продукции другим корпорациям, не знаю, «Боинг», производители автомобилей, производители кораблей, самолетов и так далее, крупная промышленность.

Лобков: Как я понимаю еще, это индустрия обладает удивительной способностью рекламировать себя бесплатно?

Кияткин: Я бы не сказал, что это бесплатно. Я бы сказал, что просто она обладает удивительной способностью себя рекламировать. Даже тот же самый рынок Китая, о котором мы сейчас было собрались говорить, на котором сейчас грандиозные проблемы, этот рынок, если на него посмотреть, то Apple удалось, например, себя спозиционировать совершенно уникальным образом. Это одновременно и культ Apple. То есть, девочки в провинции, у которых нет денег на iPhone, естественно, есть деньги на розовую китайскую раскладушку, у нее там обязательно прицеплено яблочко белое на телефон.

Лобков: То есть Apple даже в этом смысле не реагирует, пускай девочка ходит с деревянным макинтошем, но чтобы там было яблочко?

Кияткин: Яблочко, конечно. Это же культ. То есть, с одной стороны, там создан действительно настоящий культ и такой образ Apple как компании для избранных. С другой стороны…

Лобков: Но этих избранных сколько там?

Кияткин: Но этих избранных очень много.

Лобков: Десятки миллионов…

Кияткин: Десятки миллионов тех, кто может позволить себе покупать продукцию Apple. Именно поэтому Китай стал вторым для Apple рынком после Соединенных Штатов Америки. Да, это прекрасные усилия маркетологов компании Apple, которые могут так продавать свой продукт.

Лобков: Нет, я имею в виду под бесплатной рекламой еще то, что сначала товар делается модным изначально, а дальше люди уже по принципу сарафанного радио. А роль сарафанного радио прекрасно играли социальные сети, потому что это очень быстрое сарафанное радио. Тут же начинают, во-первых, фотографировать себя в зеркале на этот предмет, который я не хочу назвать, потом фотографировать других, потом, вот, чья была инициатива, когда фотография посылается с телефона, MMS изображение посылается в социальную сеть и подпись «отправлено с iPad». Это же генерируется самостоятельно.

Кияткин: Да, устройство, естественно.

Лобков: Тем самым по сути дела, фотография превращается сама по себе, фотография, грубо говоря, прошу прощения, Лехи в трусах на гавайском пляже превращается в рекламу Apple.

Кияткин: Да, совершенно верно.

Лобков: А китайцы оказались, русские оказались не имунны к этой рекламе. То есть у нас конечно культ этот разросся, по-моему, до невероятности. А вот китайцы насколько оказались?

Кияткин: Я был в Китае буквально в начале этого года и могу сказать, что культ Apple там сильнее, чем в России. То есть, вот в Пекине, в городе победнее, все ходят с подделками под iPhone, в городах побогаче - Шанхае, Гонконге - ходят с самими iPhone последней модели, иногда с двумя. Сидит в метро парень с двумя iPhone. А в провинции китайской я уже сказал, девочки ходят с розовыми раскладушками, но там прилеплено яблочко. И, конечно же, компания Apple - это самоподдерживающийся в чем-то процесс. Но Apple хитрыми всякими шагами его старается подталкивать. Например, когда была презентация последнего iPhone в Китае, был, как мне кажется, создан совершенно искусственный ажиотаж вокруг этого. На самом деле, в континентальном Китае только пять фирменных магазинов Apple.

Лобков: Даже подделывали магазины?

Кияткин: Да.

Лобков: Целые магазины были. Мало того, что подделкой было внешнее оформление, внутреннее, и содержание было.

Кияткин: Да, совершенно верно, подделывают там все, и продукцию Apple и их магазины.

Лобков: Единственное, что в Китае не проделывают - это фарфор и чай.

Кияткин: Вы знаете, там и чай подделывают, потому что продают под видом тигуанини черт знает что очень часто. На самом деле, вот только пять магазинов, которые представляют себе настоящие дворцы, и только там можно купить последнюю модель iPhone. Естественно, туда выстраиваются буквально миллионные очереди, которые показывают все телеканалы.

Лобков: Но, тем не менее, сейчас, как вы сказали, у Apple в Китае проблемы?

Кияткин: Да. Я надеюсь, что она с ними все-таки справится, но я не знаю, вопрос только в цене. Максимум уже озвучен - полтора миллиарда долларов.

Лобков: Заплатят шантажистам?

Кияткин: Заплатят шантажистам, скорее всего, несколько сот миллионов.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.