Почему разоряются обладатели джекпотов

Чай со слоном
11 апреля 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков

Комментарии

Скрыть
О том, на что можно потратить много денег, обсудили со Златой Николаевой, редактором Slon.ru, которая рассказала 5 историй людей, спустивших огромные состояния в одночасье.

Лобков: Итак, наша традиционная рубрика «Чай со слоном». Сегодняшняя тема - это судьбы людей, которые разбогатели внезапно и потратили все свое состояние. Это все обобщенно. Старший редактор портала Slon.ru Злата Николаева. И параллельно мы в Twitter’e опубликовали вопрос: «На что можно спустить огромное состояние в одночасье?». Люди нам отвечали. Например, купить Instagram, как недавно это было сделано. Ну, там, очевидно с намеком. Можно Сколково еще одно построить. На женщин предлагают.

Николаева: Огромное состояние наличных - это хорошо.

Лобков: Снять фильм. Я знаю, что есть такая замечательная цитата, лорд Амхерст говорит, что самый быстрый способ - это проиграть в рулетку, самый красивый – потратить на женщин, а самый надежный – заняться сельским хозяйством. Но вот вы тут обобщаете, как я понимаю, судьбы пяти человек - американцев.

Николаева: Пяти человек. Там есть британцы.

Лобков: И англичан.

Николаева: Да.

Лобков: Которые свое состояние промотали. А что их всех объединяет?

Николаева: Их всех объединяет то, что люди не сумели потратить деньги, не сумели распорядиться. Собственно, не зря здесь отвечают про Instagram. Это такая шутка, которая нас породила этот текст написать. Потому что когда Facebook объявил о том, что он покупает Instagram…

Лобков: В общем, вещь довольно бесполезная и не имеющая рекламной емкости.

Николаева: В общем, да. Красивые картинки, ну подумаешь. С другой стороны, очень было много отзывов по поводу того, что, не знаю, Марк Цукерберг не умеет тратить деньги. Мне кажется, что Марк Цукерберг разберется. Мы подумали и решили показать людей, которые действительно не умеют тратить деньги и рассказать такие истории про то, что часто говорят про то, что, вот, упал бы мне сейчас на голову миллиард миллион долларов, вот бы я тогда зажил.

Лобков: Как я понимаю, все эти люди тяжело работали, а не такие, в общем, жуки-клерки финансовые. Это, в основном, представители финансовой породы.

Николаева: Там два героя - это представители финансовой породы. А три героя, которые мне нравятся гораздо больше, просто потому, что такие совсем жизненные истории про большое счастье, которое свалилось на людей - это люди, которые выигрывали в лотерею. Мой любимый пример - это Майкл Кэролл из Великобритании, человек, которому сейчас, по-моему, 26 или 27 лет. Когда ему было 19 лет, он пошел в магазин купить себе бутылку пива. Ему не хватило денег на бутылку пива. Он из небогатой семьи, живет в социальном жилье, отец сидит в тюрьме. В общем, из низов общества человек. Ему не хватило на бутылку пива, он купил два лотерейных билета и выиграл 15 миллионов долларов. Внезапное счастье.

Лобков: Миллионер из трущоб.

Николаева: Да, миллионер из трущоб. Внезапное счастье, которым он совершенно никак не смог распорядиться. По-моему, меньше чем пять лет он потратил все эти 15 миллионов долларов, причем даже не на недвижимость.

Лобков: Фунтов, по-моему. Фунтов в Англии.

Николаева: Долларов. Там просто исчисляется в долларах эта лотерея. И потратил на женщин, кокаин, машины.

Лобков: Слушайте, кокаин… Извините за выражение, Джомолунгму можно заново построить.

Николаева: Да. Просто песочницу во всех дворах можно сделать из кокаина за эти деньги. Там есть прекрасная его фотография в Интернете. Правда, мы вчера не смогли найти, где он весь увешан, представляете, какими-то золотыми цепями.

Лобков: То есть, есть люди, которым богатство не показано просто медицински.

Николаева: Да. То есть, не факт, что если на тебя свалится миллион долларов, ты сможешь ими распорядиться.

Лобков: Это понятно. Но у вас там есть и другие персонажи, которые, классические американцы, начинавшие работать в 17-18 лет. С банковских брокеров с мелких, потом, как у Драйзера, финансисты, интригами выжимая своих конкурентов, скупая врагов, все вытесняя. И вот эти-то люди почему не могут удержать?

Николаева: Мне кажется, что опять же, потому что риск должен быть оправдан. То есть, если ты рискуешь, то ты думаешь ради чего.

Лобков: Примеры какие-то есть?

Николаева: Вот там рассказывается история человека про то, как человек рискнул и вложил все свои и чужие сбережения в сомнительную аферу, авантюру и все проиграл. В итоге сел в тюрьму за это и несколько раз пытался покончить жизнь самоубийством. Очень плохо жил оставшуюся жизнь. Я как-то, мне кажется, не очень точно рассказываю его историю, потому что концентрировалась больше на людях, которые выигрывали в лотерею. Все-таки это такая жизненная история, прямо маме можно рассказать. Мораль проста: большие деньги - не всегда большое счастье, если ты можешь им распорядиться.

Лобков: Например, у нас были такие примеры. У нас же кому-нибудь скажи, в 96-м году фамилии Александр Смоленский и Виноградов… Помните, был «Инкомбанк»? У Виноградова была самая разветвленная инвестиционная банковская деятельность в стране к временам кризиса, а у Смоленского самая большая сеть розничных пунктов, отделений банков. Вот сейчас Смоленский книжки пишет, детективы какие-то. Я читал - не очень. Виноградов умер. Он как-то не выдержал кризис и стал сдавать очень сильно. То есть 10 лет мы не знаем жизни Виноградова, которые прошли с 98 по 2008-й, когда он умер, практически не знаем, что с ним происходило. То есть в России такие люди тоже есть?

Николаева: Конечно, есть. Более того, они всегда были. Мы, как раз когда искали все эти истории, нашли такую печальную заметку 1912 года газетную про человека, который выиграл в лотерею, а через год застрелился. Была заметка о том, что застрелился такой-то, такой-то, который год назад выиграл большую сумму на каком-то предприятии. Есть такие люди в России. И я думаю, в общем, нам всем русским людям как раз это очень свойственно, во-первых, думать о том, что вот бы на меня счастье свалилось, вот бы мне сейчас большие деньги, потом не умеют тратить. Согласитесь, мы не умеем тратить.

Лобков: Почему не умеем тратить? Мы умеем тратить много, и мы тратим деньги, в основном, так, как нам скажут. То есть, мы очень зависим в значительной мере от журналов, что называется глянцевой пропаганды, и поэтому нам говорят в этом году ехать туда - едут туда. Оказывается, что это туроператоры сговариваются: какая-то страна делает скидки и это прикрывается как мода ехать туда. Вот, допустим, не будем говорить, в какую страну все едут - едут в одну страну, потому что в этом году рекламируется. Там переворот был трехдневный.

Николаева: Да-да.

Лобков: И вот она в этом году продается везде - мы едем туда. То есть, мы не свободны в своих тратах в значительной мере. Вот, опять же, перечисляете набор, что купил этот несчастный Кукни. Он купил себе то, что модно, что пропагандирует рэп-культура - золото, кокс, девочек и, наверное, еще пару машин хороших купил.

Николаева: И бассейн. У него бы бассейн. То есть у него был дом, который в итоге, конечно же, пришлось продать за долги, он его лишился. Но там был бассейн и фонтаны золотые.

Лобков: Генетикам известен ген, отвечающий за обмен дофамина в мозгу, то есть за получение немедленного острого удовольствия. И, как правило люди, у которых этот ген в определенной форме, они склонны к риску, они склонны, к примеру, к получению новых впечатлений, они быстро принимают решения вполне рискованные. Вот интересно было бы этих людей проверить на этот ген, потому что это может быть связано. То есть, вообще это как болезнь, да?

Николаева: Человек хочет получать вот эти острые ощущения сразу.

Лобков: А самый простой способ в потребительском обществе - это пойти и купить что-то. Ведь именно этим, как я понимаю, объясняется популярность торговых центров. Потом люди не знают, куда девать то, что они привезли в тележках. Ну, а в общем, объединяет их что всех этих людей? У вас они все англосаксонского происхождения. Значит ли это, что вот американцы и англичане они, будучи воспитаны все-таки, в основном, на протестантской этике, у них не очень хорошо получается именно с тратами на себя? У них лучше получается с инвестициями, чем с тратами на себя?

Николаева: Я думаю, что такое мнение имеет очень много прав на существование. Но, тем не менее, я думаю, что неумение тратить, это не только английская черта,. Не умеют тратить, на самом деле, все. Дай мне миллион долларов, честно, я не знаю, на что их потрачу. Ну, на квартиру в Москве не хватит, поэтому, в общем…

Лобков: Миллион долларов не хватит?

Николаева: Мне кажется, нет.

Лобков: Если где-нибудь только в этой округе этого не хватит. Мне кажется, вообще хватит.

Николаева: Хватит, да.

Лобков: Так что спокойно отправляйтесь за миллионом долларов, где-нибудь встретимся здесь по соседству в этом престижном районе, где мы находимся сейчас с вами. Можете купить какой-нибудь телеканал, кстати.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.