Почему инновации упираются в государственные границы

Чай со слоном
9 июля 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков
Теги:
Наука

Комментарии

Скрыть
О том, что мешает распространению инноваций в современной «глобальной деревне» с ее интернет-технологиями, Павел Лобков поговорил с корреспондентом делового портала Slon.ru Георгием Неяскиным. 
Лобков: Согласно последним исследованиям, которые внимательно просмотрел Георгий, несмотря на глобальное пространство мировое, в котором, кажется, идеи, как мировой эфир, разносятся совершенно свободно и вне всяких государственных границ, оказалось, что даже 100-километровые границы могут помешать распространению мировых инноваций. Правильно я понимаю?

Неяскин: Совершенно верно. Действительно, оказалось, что, несмотря на всевозможные достижения технического прогресса за последние 30 лет, государственные границы оказывают даже большее влияние на распространение инноваций, чем в 1975 году. Собственно, 1975-2004 охватывает выборка этого исследования. Также стоит отметить, что влияют не только государственные границы, что понятно в принципе. Почему не цитируют, например, китайские в Америке? Есть языковые барьеры какие-то культурные, институциональные, экономические. Однако, что удивительно, что даже внутри США, откуда был взят материал для исследования, разные штаты, их границы административные расчерчены иногда достаточно условно, по мнению многих, оказывают реальное влияние на распространение патентов, на распространение идей и знаний.

Лобков: Значит, прав академик Некипелов, который говорит, что «пускай они учат наш русский язык, и тогда у Академии наук будет большая цитируемость»?

Неяскин: Да, и что забавно, в США как раз этот тренд на то, что американские изобретатели начинают ссылаться на патенты американских изобретателей, и это становится все более распространенным явлением. Может создасться впечатление, что как будто американцы перестали доверять разработкам иностранных ученых, иностранных компаний. Но на самом деле автор выдвигает гипотезу, что это говорит, скорее, о большей специализации, американская промышленность какие-то направления развивает, и страны остальные просто не могут использовать эти наработки у себя, потому что у них другая промышленность, другая структура экономики и другие наработки.

Лобков: Но сейчас же во всем мире создаются инновационные города. Мы «Сколково» создаем с опозданием, а до этого был Сингапур, а до этого был Бангалор, а до этого был Гонконг, а до этого было много чего еще. То, что появляются эти города, как у Германа Гессе в «Игре в бисер», эти университетские города. С этой точки зрения это хорошо или плохо, что такие «интеллектуальные деревни» в разных частях мира? Получается, что за пределы этих городков идеи никогда не выйдут, за пределы наукограда.

Неяскин: Разумеется, что это не значит, что никогда не выйдет, просто физическое расстояние, несмотря опять же на развитие технологий, по-прежнему имеет значение. Поскольку постоянное общение людей близких по духу, можно попить кофе со своим коллегой, который изучает тоже поле, и понять больше, чем посмотрев лекцию онлайн.

Лобков: А это научные идеи или это промышленные идеи? Можно примеры привести какие-нибудь?

Неяскин: Например, патенты Google или патенты Microsoft на программное обеспечение, они ссылаются друг на друга. То есть Microsoft что-нибудь придумало, Google как-нибудь докрутил, и в своем патенте на новый продукт ссылается на Microsoft.  А Microsoft потом посмотрел, что сделал Google, и уже ссылается в своем новом патенте на… То есть это постоянные взаимосвязывающиеся процессы, инновации в разных компаниях. В данном исследовании была выборка не только по университетам, которые сильно зависят от государственного обеспечения, но и по частным компаниям, то есть весь массив патентов был взят.

Лобков: То есть получается, что есть некая мафия, которая образуется сама собой, люди опытные и люди, которые работают в приличных компаниях уже. То есть получается ситуация как в российском трудоустройстве: чтобы устроиться куда-то на работу, нужно иметь опыт в этом виде деятельности, а устроиться нельзя, потому что опыта у тебя нет, а опыт ты не наработаешь, потому что еще не устроился. Откуда берутся тогда эти молодые гении? Я забыл фамилию этого мальчика, который пишет какие-то приложения к iPhone в Англии, по-моему, чтение новостей, какие-то агрегаторы новостей он пишет и уже заработал полтора или два миллионов фунтов. Как же им удается через эту стену полумафиозную фактически проходить?

Неяскин: Принципы меритократии никто не отменял, поэтому люди, которые своим талантом, своими наработками могут пробиваться, могут идти дальше, им в принципе в Америке путь открыт. У нас с этим, может быть, чуть-чуть хуже, но …

Лобков: У нас тоже есть Рома Желудь.

Неяскин: Кто-кто?

Лобков: Рома Желудь.

Неяскин: А, безусловно, да, но это инновации другого рода, не попавшие в фокус исследования. Я не могу сказать, что есть какие-то непреодолимые барьеры, хотя, конечно, все равно даже самому гениальному человеку надо общаться  себе подобным, проверять свои идеи в реальной жизни. Все равно эти кластеры незамкнуты, но в то же время есть какие-то объективные законы, которые ограничивают распространение идеи и знаний.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.