От губернаторов требуют победы Путина в первом туре с результатом 55%

Чай со слоном
3 февраля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Каковы шансы победы Владимира Путина на президентских выборах в различных регионах России, обсудили с корреспондентом Slon.ru Елизаветой Сурначевой.

Давлетгильдеев: «Чай со слоном» прямо сейчас на ДОЖДе - замечательная рубрика, в рамках которой мы обсуждаем разные интересные темы, которые появляются на нашем дружественном портале Slon.ru. И вот интересная статья, которая появилась там сегодня, называется «Шанс Владимира Путина - интерактивная карта по регионам». Посвящена она той самой интерактивной карте, которую сформировал, создал Фонд «Петербургская политика» во главе с Михаилом Виноградовым. И посвящена эта карта шансам Владимира Путина и вероятным проблемным или непроблемным регионам по стране.

Так, например, Архангельская область снабжена комментарием «тревожно», как и республика Карелия, а республика Саха Якутия наоборот – «благополучно», Камчатский край – «благополучно» и так далее, и так далее. Вот такая разбивка по стране.

В соответствии с территорией аномально высоких результатов «Единой России» можно делать выводы по поводу того, какие результаты покажет и Владимир Путин на президентских выборах. Это обсудим с нашей гостьей. У нас в студии обозреватель портала Slon.ru Елизавета Сурначева. Лиза, приветствую.

Сурначева: Здравствуйте. Хотелось бы сразу сказать, раз вы начали говорить о карте, что речь идет не только о процентах «Единой России» или рейтингами Владимира Путина по каким-то опросам. Это продукт, как и другие подобные продукты фонда «Петербургская политика», в частности, они составляют рейтинги у губернаторов. И основан, в том числе, на экспертной оценке, которая, в общем, оценивает шансы Владимира Путина не только исходя из его прямого процента или процента «Единой России», от которой он тем более, пытается дистанцироваться. Понятно, что этого окончательно нельзя сделать, но, тем не менее, и в частности, в том, что входит в экспертную оценку регионов, насколько я понимаю, скажем так, способность губернатора сделать выборы.

С учетом того, что за последние четыре года сменился сильно губернаторский корпус (у нас Дмитрий Медведев заменил губернаторов-старожилов), с учетом того, что губернаторы уже много лет назначаются и приходят люди, которые не проходили процедуру выборов, и эти выборы делать не умеют, то есть в принципе, не понимают, как делать выборы, как настраивать избиркомы, как получать популярность масс, в результате получится результат такой, что пара десятков губернаторов сделает выборы успешно, успешно рейтинг Владимира Путина, это пройдет тихо. Пара покажет высокие результаты, но это будет со скандалами, как это, например, в Москве у нас прошли думские выборы, пара не сможет показать, пара десятков не сможет показать высокий результат и так далее, разбивка. И не всегда она зависит напрямую от рейтинга Владимира Путина, зависит от работы конкретно на местах. Вот учитывая это, и формировалась карта.

Вот, предположим, самый большой синий кусок видим на карте, где высокий шанс у Владимира Путина - республика Саха Якутия и прилегающие к ней - это, естественно, далекие районы, это население неактивно голосующее, это вот такая способность и возможность хорошо настроить работу.

Давлетгильдеев: Есть такой оранжевый регион, в основном это север европейской части России - Калининград, Москва, Московская область, Ярославская область. Вот, например, Архангельская область, там присутствуют, в том числе в связи с недавней сменой Михальчука, и…

Сурначева: Непопулярный губернатор, в целом, непопулярность власти, достаточно плохая социально-экономическая обстановка в районе и недовольность населения – это, конечно, сказывается. Что интересно в этой кампании, что фактически у нас есть виртуальный кандидат. Владимир Путин дистанцировался от «Единой России», кроме того, как можно уже посмотреть по началу агитации, и например, по ближайшему митингу, который пройдет, у нас практически нет Владимира Путина. Он не висит на улицах, его лицо нам не показывают, показывают нам его по телевизору исключительно в рамках того, что, вот, премьер-министр дал поручение и очень-очень редко именно выборные моменты. Поэтому у нас сейчас имеется некий такой сферический Путин в вакууме, который не целует детей, не оголяет торс, а вот это что-то вот за власть такое общее против «оранжевой угрозы», как это называется, например, в субботу на Поклонной горе. И есть второй, тоже виртуальный, так скажем, кандидат, который когда-то назывался графа «против всех», а сейчас он называется «голосуй за любого, кроме Путина». На парламентских выборах, соответственно он назывался, «голосуй за любую партию, кроме «партии жуликов и воров».

Давлетгильдеев: Партии «Единая Россия».

Сурначева: И получается такая борьба двух виртуальных кандидатов. И как справедливо Михаил Виноградов отметил в комментариях к этой карте, что надо смотреть, каким будет рост протестных настроений, что прошел митинг 10 декабря очень многочисленный, чуть менее многочисленный не в Москве, а по регионам 24 декабря, и надо посмотреть что будет 4 февраля и как этот протестник скажется на выборах.

Давлетгильдеев: А вот эта вот странная такая вакуумность вокруг Путина и отсутствие какой-то четкой, понятной стратегии его предвыборной программы, это с чем связано? С тем, что пока ни он, ни его штаб, видимо, не понимают на какие категории людей напирать? Потому что, например, в Екатеринбурге попробовали позаигрывать с рабочим классом, когда вот этот рабочий «Уралвагонзавода», который призывал, соответственно, мужиков выйти на улицы и разогнать «болотную мразь», стал фактически неким лицом этого путинского электората. Не получилось.

Сурначева: Ну, как не получилось? Во-первых, на рабочий класс всегда опирался Владимир Путин и всегда вот эта масса, которые его должны поддерживать, что мы работаем, мы будем работать, пока вот эти бездельники на Болотной что-то митингуют. Этот самый рабочий уже создал движение, которое пытается создать образ нового Путина. У них пару дней назад прошел, или вчера даже, учредительное собрание, они обещают даже сделать политическую партию из этого. То есть получается такой диссонанс, что мы критикуем власть, но мы критикуем местных чиновников. В принципе это всегда в кампаниях было: да, у нас есть проблемы в ЖКХ, да, у нас коррупция, да, у нас очень плохой губернатор, да, у нас заводы стоят, но вот должен придти тот, кто исправит все. Владимир Путин придет и исправит все. А то, что есть некая вакуумность вокруг Владимира Путина - это сейчас раздражитель. То есть стало понятно, когда пошли все эти митинги, что вот он является неким раздражающим фактором и надо его чуть-чуть отстранить.

Другой вопрос, также как, например, по телевизору практически не показывают Чурова. Чуров практически не появляется, потому что это вот такая, не знаю, красная тряпка, что сразу начинается какая-то злоба, агрессия. Другой вопрос, что с этим делать после выборов, потому что, ну, хорошо, спасибо, Владимир Путин у нас побеждает сейчас на президентских выборах, вот сферический Путин в вакууме побеждает на выборах, а что делать дальше? Тот же Путин остается на 6 лет. Вот как преодолеть вот это? Раздражение населения не пройдет и 6 лет они будут жить с этим раздражающим фактором.

Давлетгильдеев: Ну, и невозможно будет оставаться на протяжении 6 лет опять-таки над собственной фигурой.

Сурначева: Над собственной фигурой, да. Все равно ты есть, ты живой человек. И что касается регионов, еще возвращаясь к карте, интересно отметить момент то, какие, собственно, установки даются. Потому что была информация о том, что губернаторам сказали: первый тур, но передавить, что давайте без всякого, чтобы вот это был честный тур. Ну, не получится, значит, не получится.

И при этом на местах появляются сообщения о том, что установка 55% в первом туре, чтобы победил, что установка максимально вбрасывать и использовать все возможные методы. Потому что, сидит губернатор, да, с одной стороны, мне сказали все сделать честно, а с другой стороны, хм, а вот у меня уже пару коллег сняли. А вот сейчас я первый тур не сделаю, что со мной будет? А что будет с моим креслом? Это опять следствие назначаемости губернаторов, когда они зависят не от мандата населения, от доверия населения себе, а когда они зависят от того, что скажет начальство.

Давлетгильдеев: Тем не менее, эти губернаторы должны понимать, что в принципе, губернаторский корпус будет сменен в течение ближайшего года очень сильно.

Сурначева: Когда-нибудь, на каких условиях сменен, либо тебя вышвыривают без каких-то гарантий, ты не оставляешь своих людей, либо происходит мягкая смена власти, ты сажаешь своего приемника, и у тебя дальше все хорошо.

Давлетгильдеев: А сам уходить в Совет Федерации на почетную пенсию…

Сурначева: А сам уходишь в Совет Федерации или еще куда-либо, либо ты просто не замечаешь, как тебя сменяют… То есть, это вопрос развития и дальше и дальнейшей своей же судьбы.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.