Напугал ли Борис Титов силовиков Башкирии

Чай со слоном
25 июля 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Ольга Шакина

Комментарии

Скрыть
Автор делового портала Slon.ru Вера Ситнина о первом выездном заседании омбудсмена Бориса Титова, право на проведение которого досталось Уфе. 
 

Шакина: Сегодня выпьем чаю с Верой Ситниной, автором делового портала Slon.ru, и автором довольно интересной заметки, включающей в себя интервью нового омбудсмена по правам предпринимателей при президенте России Бориса Титова, и описание некоего такого показательного мероприятия, который Вера посетила.

Я так поняла, что это была первая встреча Титова с фигурантами каких-то дел в Уфе?

Ситнина: Я на всякий случай напомню, вдруг кто-то из наших слушателей не следил очень пристально за биографией Титова до этого. В начале июня в России появился новый институт по защите прав предпринимателей, уполномоченный по правам предпринимателей. И на эту должность был назначен Борис Титов, который до этого возглавлял общественную организацию среднего бизнеса «Деловая Россия».

Шакина: Это то, что было придумано в противовес РСПП?

Ситнина: Нет. У нас есть три организации бизнеса. Есть крупный бизнес – РСПП, средний бизнес – «Деловая Россия» и малый бизнес – ОПОРА. И Титова тоже выбрали на эту должность, может быть, потому, что сейчас пытаются развивать средний бизнес. Понятно, что крупный бизнес, он больше сырьевой. Малый бизнес очень важен с человеческой точки зрения – это самозанятость, это люди, - но какого-то большого прорыва в экономическом росте от него сейчас ждать просто рано. И основные проблемы, они как раз у среднего и малого бизнеса. Понятно, что крупный бизнес, в силу своих размеров, он, во-первых, больше на виду и все проблемы больше видны и, во-вторых, ему легче свои интересы отстаивать. А масса средних и малых предпринимателей, особенно в регионах, они оказываются, в общем, один на один с властью и не всегда у них хорошо получается взаимодействовать.

И вот, в понедельник состоялось первое выездное заседание омбудсмена Титова. Он поехал в Уфу. Как он сам рассказывал, была на удивление просто большая битва между разными регионами, все хотели стать первыми. Хотя, мне кажется, это немножко грустно, что многие регионы хотят быть первыми…

Шакина: Чтобы их защитили скорее от местных властей.

Ситнина: Да.

Шакина: Расскажите о своих впечатлениях. Там у вас в статье написано, что они буквально сидели в одном зале, собственно, обвиняемые с адвокатами и представители правоохранительных органов.

Ситнина: Да, именно. То есть, это был один зал, общий стол. Во главе сидели Борис Титов и сидел, он курировал это мероприятие, глава президентской администрации башкирской Владимир Балабанов. Я так понимаю, что все силовики пришли именно по этой причине. Не прийти они просто не могли.

Шакина: Была объявлена мобилизация.

Ситнина: Но настроены они были довольно мрачно. Учитывая такую направленность мероприятия, они сразу оказывались в такой оборонительной позиции, должны были объяснять, почему они поступили так, а не так.

Шакина: А они этого дела не любят.

Ситнина: Нет, делать они этого не любят. И там они тоже не полюбили, делать этого не захотели и достаточно мрачно говорили, что если человек под стражей – это решение принимает суд. А раз суд так решил, значит, так надо. И вот эту железную их логику пробить довольно сложно.

Шакина: Ну, вот в интервью Титов говорит (он так мягко и округло это называет), что основная проблема, что они защищают честь мундира. Я так понимаю, что одной из основных проблем контакта омбудсмена с этими правоохранительными органами является какая-то герметичность вот этого сообщества, да? Это то, что они просто не идут на контакт, не сдают своих и стоят такой каменной массой, что нет, мы все правильно делаем и никаких претензий быть не может.

Ситнина: Это действительно так. И любой человек, который сталкивался с каким-то профессиональным сообществом, всегда мог заметить, что оно очень сплоченное, защищает своих и старается никого не подпустить, тем более, когда дело касается правоохранительных органов. И у них всегда есть железный аргумент, которым они широко пользуются. Они говорят: «Это тайна следствия». Хотя, вроде бы, разбирается дело о мошенничестве, это не государственная тайна, не дело, связанное с несовершеннолетним ребенком…

Шакина: Нет свидетелей, которых нужно утаить, чтобы на них никто не покусился.

Ситнина: Возможно, там действует программа по защите свидетелей, но это тоже тайна следствия. И получается, что, с одной стороны, они пытаются защищать честь мундира, а с другой стороны, они в таких ситуациях немного вредят сами себе, потому что адвокаты и потерпевшие готовы часами во всех подробностях рассказывать свое видение проблемы, а они на это могут ответить только, что это тайна следствия.

Шакина: Одной репликой.

Ситнина: Да

Шакина: То есть, не вступают в диалог вообще?

Ситнина: Диалога нет. И, соответственно, их позиция изначально проигрышная, потому что они ничего не объясняют, как они так поступили, почему.

Шакина: А как Титов собирается на них воздействовать? Он объяснил или он объявлял?

Ситнина: Это интересный вопрос. Я как раз его тоже задавала: а что вы будете делать, если после этого заседания мы разойдемся и все окажется?..

Шакина: И разъедемся, недовольные друг другом.

Ситнина: Нет, даже не «разъедемся, недовольные друг другом». Вот сейчас, ну, это же не волшебная палочка, они же не могли на этом заседании встать и сказать: «Отпускаем». То, чего они добились сейчас – будет проведена повторная проверка. Вот я как раз его спрашивала: а если повторная проверка ничего не изменит? Тем более, что уж там говорить, любой наш государственный орган, он, может быть, с какими-то делами не очень хорошо справляется, но с написанием больших служебных записок все справляются просто отлично. И он говорит: «Будем еще пробовать. Будем разговаривать с президентом республики. И в крайнем случае, - сказал он, - будем разговаривать с президентом страны».

Шакина: Но как Титов держался на этом заседании? Жестко? Чувствовалось в реакции на него представителей правоохранительных органов, что у него есть инструменты давления и что ему дан некий карт-бланш ля того, чтобы как-то поприжать возможные нарушения?

Ситнина: Пожалуй, да. Тем более, статус очень высокий. Тоже расскажу, не знаю, насколько это известно-неизвестно, что когда зашел разговор о том, что нам необходим омбудсмен, изначально его предполагали сделать либо при МВД, либо при прокуратуре. То есть, статус был бы намного ниже и при этом человек получался привязан к тому же правоохранительному органу, с которым он, по идее, должен как-то конфликтовать. И само повышение статуса до уполномоченного при президенте, оно уже сразу дает человеку некий карт-бланш, потому что  уже из должности понятно, что у него есть возможность как-то президенту…

Шакина: Доложиться лично.

Ситнина: Да. Лично рассказать о том, что он узнал, увидел, и что ему особенно не понравилось. И эти вещи, я думаю, абсолютно все региональные власти, в данном случае башкирские, конечно, учитывают.

Шакина: Тон был резкий у него?

Ситнина: Нет. Он вообще корректный человек и здесь тоже он разговаривал очень корректно. Как раз более была эмоциональна Элла Панфилова, более живой и резкой и с ходу заподозрившей элементы коррупции. И вслух об этом сказавшей была именно она.

Шакина: Как отреагировали люди в мундирах?

Ситнина: Очень жестко. Настолько жестко, что я побоялась, как ее сейчас…

Шакина: Не взяли здесь же.

Ситнина: Да, не взяли здесь же под стражу.

Шакина: Что сказали?

Ситнина: Сказали, что есть доказательства – предъявляйте, а не доказательств – не надо говорить.

Шакина: Как у вас впечатление, в надежных ли руках дело защиты бизнесменов? Борис Титов производит впечатление человека, который действительно разберется во всем этом, который представляет себе эту схему сложную, как он будет с помощью какой-то системы издержек и противовесов разбираться с этими людьми в мундирах?

Ситнина: Мне кажется, тут главная сложность в масштабах. Любой человек, каким бы они ни был суперпрофессионалом, каким, безусловно, является Борис Титов, он получается один в поле воин. И главная проблема в этом, что регионов 80. То есть, даже если он будет ездить не каждую неделю, все равно 3-4 дела на целую республику, край, это не сможет принципиально переломить ситуацию. Поэтому у меня такое двойственное ощущение. С одной стороны, организация этого института – это дело хорошее и показывающее, что власть хоть как-то пытается что-то сделать. А с другой стороны, насколько один уполномоченный с небольшим штатом в Москве и пусть там по одному представителю в регионе, насколько он способен справиться… Таких дел по экономическим преступлениям - тысячи. По статистике, который делал центр «Бизнес против коррупции», за 10 лет по экономическим преступлениям осуждены 3 миллиона человек. А вот на конец 2011 года в России зарегистрировано 7,5 млн предпринимателей.

Шакина: То есть, фактически более трети уже под...

Ситнина: Это не совсем так. Потому что тут мы говорим про десятилетие, а тут про один год. Они же тоже там меняются и все, но цифры достаточно показательны.

Шакина: Цифры впечатляют. Что же, перед омбудсменом при президенте по правам предпринимателей Борисом Титовым лежит непаханое поле. Ему, очевидно, стоит засучить рукава, что он, судя по всему, и сделал.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.