Москва резиновая: всегда ли выгодно работать в центре

Чай со слоном
12 февраля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Заместитель главного редактора делового портала Slon.ru Александр Кияткин в программе ЧАЙ СО СЛОНОМ рассказал, как плохая инфраструктура Москвы и пригорода влияет на размер зарплаты, и почему экономия времени в 20% по пути на работу повысит доход столичного работника всего на 3%, в то время как в Европе его зарплата увеличилась бы почти на четверть.

Белоголовцев: Насколько я понимаю, сразу два исследования легли в основу этого текста: одно - международное, и второе - наше, так сказать домотканое.

Кияткин: Татьяна Михайловна, профессор Российской экономической школы, обиделась бы на определение «домотканое», но оно, безусловно, наше, российское. А иностранное нами приведено просто как иллюстрация, просто, чтоб обозначить  масштаб.

Белоголовцев: Там пугающая цифра – ежегодный ущерб экономике 30-ти крупнейших мегаполисов, в том числе Москвы, от заторов составляет $266 млрд.  Это около 8 трлн рублей по нынешнему курсу, тогда как ВРП той же Москвы в 2012 году составил 11 трлн рублей. Проблема в Москве стоит более остро, чем в остальных 29 городах.

Кияткин: Да, проблема в Москве стоит чрезвычайно остро. Исследования Татьяна Михайловны показывают, чем отличается ситуация в Москве от того, что мы видим, например, в Западной Европе, причём не только с точки зрения пробок, а сточки зрения того, как это влияет на неравенство, и как неравенство влияет на это.

Белоголовцев: На одном из графиков публикации мы видим, что зависимость практически прямая: чем больше человек едет до работы, тем меньше он, как правило, зарабатывает в Москве. На европейском графике зависимость тоже вроде как есть, но при этом не такая очевидная.

Кияткин: Попробую объяснить на цифрах. Если человек едет на работу 40 минут до центра Москвы, то он получает где-то на четверть меньше того человека, который едет до работы 20 минут. В Западной Европе разница всего лишь в 5%.

Белоголовцев: Почему для Москвы очень актуален этот вопрос?

Кияткин: Даже не для Москвы, а для всей московской агломерации, потому что если мы возьмём и пригороды, там ситуация ещё более значительно различается. Люди, живущие в самом подмосковном городе, получают в два раза меньше, чем человек, который живёт на окраинах Москвы. Почему так происходит? Тут работают два фактора: во-первых, фактор, который работает везде, это люди, которые победнее, они стараются держаться подальше от центра, потому что там всё дороже, в первую очередь жильё. Фактор №2: люди, когда выбирают себе работу, берут много факторов в рассмотрение, в частности и транспортной доступности, они выбирают из того, что лучше - меньше зарабатывать около дома, или ехать в центр и зарабатывать там больше, потому что  все высокооплачиваемые места в Москве сосредоточены в центре. Многим приходится делать выбор в пользу первого, потому что им долго очень добираться до центра.

Мы имеем самоподдерживающийся процесс, замкнутый круг, когда неравенство Москвы усугубляет централизация, а централизация усугубляет неравенство доходов. Это всё усугубляется нашими московскими специфическими особенностями. Особенности таковы, что приток людей, причём в зависимости от сезона, может быть огромен, и инфраструктура не заточена под то, чтобы так сжиматься и разжиматься, как это делает её население.

Я приведу пример из другого исследования, из исследования людей из МГУ, которое было опубликовано недавно в журнале «Демоскоп», о том, как увеличивается концентрация населения в Москве. Например, в будний зимний день в границах старой Москвы, до присоединения территорий, находится 14 миллионов человек, это на 2010 год, в выходной летний день - 9 миллионов, более чем в 1,5 раза сжимается население мегаполиса.

Белоголовцев: Я правильно понимаю, что это имущественное неравенство возникает просто потому, что жителям ближайших пригородов  физически трудно доезжать до работы?

Кияткин: Да, во многом это так. Полностью этим это объясниться не может, конечно, потому что по мановению волшебной палочки если бы все могли телепортироваться в центр, то там всё равно бы не создалось столько высокооплачиваемых мест. Тут работает множество факторов: из-за того, что в центре такая плохая транспортная доступность, меньше рабочих мест создаётся, всё удорожается. Здесь очень сложный механизм и процесс, который делает всю жизнь в Москве сложнее из-за того, что с транспортом здесь беда. И что с этим делать, не очень понятно.

В этом исследовании Татьяна Михайловна делает довольно грустный вывод в конце, она указывает на то, что зависимость между инфраструктурой, транспортной доступностью и снижением неравенства есть, но она не линейная. Если мы сделаем практически чудо, и где-то пятую часть времени, необходимого для любого жителя столицы и области для того, чтобы добраться в центр, сократим, то ситуация с неравенством изменится лишь на 3%. Разрыв между нами и Западной Европой огромный. Если бы в Москве была такая же транспортная доступность, как в Западной Европе, то разрыв бы снизился на ту же самую четверть, но этого не происходит, потому что слишком велико отставание. Таким образом, строя дороги, или делая скоростные трамваи, просто так это не решить,  даже если очень много денег потратить.

Исследование не даёт ответ на вопрос, что же делать. Может дать ответ что-то другое. Вячеслав Глазычев, который скончался в прошлом году, к сожалению, он писал на Slon.ru колонки и много места посвящал в своих колонках централизации Москвы и тому, как это неправильно. Он просто говорил о том, что нужно создавать множество альтернативных центров, до которых гораздо быстрей люди доберутся. А есть ещё один вариант, который мы принимаем в Slon.ru, где мы можем работать удалённо. У нас есть сотрудники, которые живут в Стокгольме, в Мадриде, в Стамбуле, но каждый день работают на Slon.ru.  

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.