Молодежь не хочет работать «на дядю»

Чай со слоном
2 февраля 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Лика Кремер

Комментарии

Скрыть
Злата Николаева, редактор Slon.ru, об особенностях «поколения Y», поколения людей, родившихся в 1980-х годах.

Кремер: У меня в гостях Злата Николаева, редактор Slon.ru, редактор Отдела бизнеса Slon.ru.

Злата, говорить мы будем о твоем материале, который называется «Поколение Y: «Не хотим работать на дядю». Кто такие «поколение Y»?

Николаева: «Поколение Y» - это, с разницей в год- два, поколение людей, которые родились в 1980-х по 1990-91 год. То есть, поколение людей, детей, бэби-бумеров, если говорить об американских мерках. В России бэби-бума не было в 60-е годы, поэтому просто мотивируем…

Кремер: Это те, кому сейчас 25-30?

Николаева: Да, те, кому сейчас от 21-22 до 32.

Кремер: А какая отличительная черта этого поколения вырисовывается из этого исследования?

Николаева: Исследование посвящено тому, как эти люди относятся к работе. Если говорить об их отношении к работе, отличительная черта заключается в том, что они, во-первых, не очень думают о деньгах. То есть, они думают, но зарплата не главное при выборе работы, при выборе работодателя. Гораздо важнее какая-то социальная ответственность работодателя, то, насколько ценности совпадают у человека и у компании, в которую он идет работать. Большое значение имеет собственная свобода, баланс между личной жизнью и работой. То есть, люди не готовы просто потому, что им дали работу, сидеть и работать сутками. Они, наверное, могут работать сутками и если нужно, если какой-то важный проект и так далее, который нужно реализовывать, но просто так, мол, посиди-ка ты на выходных - для них это не работает. Они не будут этого делать, как, допустим, это делали их родители просто потому, что боялись, что лишатся своего места.

Кремер: То есть, они строже относятся к работодателю, получается?

Николаева: Да, они строже относятся к работодателям. Они не очень боятся, если это квалифицированные люди, с высшим образованием и люди, которые про себя понимают, что они что-то умеют и могут, они не боятся лишиться работы. Они, более того, стремятся к тому, чтобы периодически эту работу менять, для того, чтобы реализовывать себя.

Кремер: То есть они не боятся лишиться работы, они не думают, в первую очередь, о зарплате, это люди, которые уверены в завтрашнем дне, да?

Николаева: Они скорее, я думаю, что уверены в себе, и не то, чтобы уверены в завтрашнем дне, а скорее поднимают, что все очень быстро меняется. Мы живем в таком мире, где сегодня, не знаю… Если взять простой для меня пример – интернет. Здесь сегодня все сидят в Facebook, а завтра, возможно, будут сидеть в каком-то другом месте и пользоваться другим сайтом и вообще, там не знаю, мобильные технологии, 3D и так далее.

Кремер: Ну да, 41% опрошенных предпочитают использовать современные средства связи, а не общение вживую или по телефону.

Николаева: Да, и по телефону. Вот эта шутка про то, разве может Facebook заменить обычное живое общение в ICQ? То есть, они предпочитают не говорить по телефону, они могут не встречаться лично, им кажется, что гораздо быстрее, гораздо лучше, гораздо как-то продуктивнее общаться посредством, не знаю, каких-то месседжеров. И более того, они испытывают дискомфорт, если они остаются без связи, потому что им кажется, что как только я, не знаю, отнимаю руку от пульта, я сразу теряю управление и это, не знаю, как с руля руки убрать.

Кремер: То есть, у всего этого поколения есть вот эта болезнь: если я не в Интернете, значит я потерянный человек?

Николаева: Да. В принципе, это, с одной стороны, болезнь, а с другой стороны, в общем-то, так и есть. Ты всегда должен быть в курсе того, что происходит, чтобы все успевать. И собственно, если человек в курсе того, что происходит, если он понимает, как что-то меняется, как меняется мир в рамках его работы, он не очень боится потерять какую-то конкретную работу, потому что он понимает, что вполне себе найдет применение в другом месте.

Кремер: А к чему надо, чтобы работодатель был готов, встречаясь с этим молодым, но уже уверенным в себе сотрудником?

Николаева: Во-первых, к тому, что для него важен комфорт, для него важна свобода, для него важна самореализация, то есть, с одной стороны это человек, который, если лоялен к работодателю, он готов работать на него, и он будет делать все, для того, чтобы его работа удовлетворяла.

Кремер: А как сделать такого человека лояльнее?

Николаева: Я не договорила - человек готов работать на компанию, но при этом он всегда помнит про себя. То есть, он еще понимает, что я тоже сам по себе какой-то профессионал и, прежде всего, реализовываю себя, а попутно еще компанию, в которой работаю, для нее что-то хорошее делаю. Кроме того, работодатель должен быть готов, что в какой-то момент человек скажет: «Слушайте, вы мне все надоели. Я ухожу и открываю свой бизнес». Это одна из таких важных черт поколения, собственно, мы это вынесли в заголовок: «Не хотим работать на дядю». Эти люди хотят делать что-то свое.

Кремер: Я, например, знаю как минимум, двух представителей этого поколения, которые поступили следующим образом: они пришли в большую компанию работать «на дядю», набрались опыта, взяли некоторую базу клиентов, а потом вместе с этой базой клиентов ушли и сделали собственный бизнес. Причем, например, один из этих людей даже судится до сих пор с работодателем за то, что он, в общем, украл базу. Нужно ли работодателям опасаться, например, такого развития события?

Николаева: Я думаю, что, конечно же, стоит опасаться такого развития событий, во-первых. Во-вторых, нужно учитывать еще и то, что возможно, вот это желание людей самореализовываться, его можно использовать для себя, в своих целях. Это делают во многих компаниях на Западе. В России это (я только недавно узнала) делает Mail.Ru Group. Они организуют такой, собственно, инкубатор внутри компании. То есть, если ты какой-то топ-менеджер, или просто менеджер, ты хочешь делать что-то еще для себя, вот ты приходи со своей идеей, мы, в общем, тебе поможем прямо внутри компании это все реализовать.

Кремер: То есть, это способ завоевать лояльность и удержать сотрудника.

Николаева: Да. Хочешь свое дело - пожалуйста, мы даже тебе поможем в этом, только ты еще свою работу делай. Это мне кажется, такой шаг как раз к тому, что будет как-то с этими странными людьми, как кажется более старшему поколению, совладать и с ними работать и получать толк.

Кремер: А если посмотреть на сравнение вот тех, кого опрашивали во всех остальных странах, со статистикой, которая в России. Вот интересно, например, что для россиян гибкий рабочий график не является вот таким уж безусловным приоритетом и самым ценным имуществом. То есть, большая разница…

Николаева: Россия вообще отличается тем, что все выше перечисленное, о чем мы сейчас поговорили, оно не так характерно для России. То есть, безусловно, характерно, но нет еще такого, что это прям проблема для работодателя. То есть, для российских наемных работников все-таки важна гораздо больше зарплата. Они готовы перерабатывать, они готовы сидеть от звонка до звонка, гибкий график для них не так важен.

Кремер: То есть, за финансовую поддержку в покупке квартиры российские работники готовы буквально отдаться в рабство?

Николаева: Мы же понимаем, что квартирный вопрос в России есть. И это очень важно для России. Да, ты берешь кредит, потом, в общем, работаешь много лет.

Кремер: И еще тоже очень показательный ответ, что россияне чаще отказываются от любимой работы ради нынешней. То есть, вопрос «На какие компромиссы вы пошли ради нынешней работы?» гораздо больше людей ответило, что отказалось бы от любимой.

Николаева: Потому что меньше вариантов. Если тебе предлагают хорошую зарплату, если тебе говорят в продолжение того, что ты сказала, что мы тебе будем помогать оплачивать кредит за квартиру, то люди вполне себе готовы да, отказаться, потому что семью кормить надо, машина, квартира - это все важно.

Кремер: То есть у нас, в общем, можно сказать, судя по этому исследованию, этого «поколения Y», которое есть в большинстве развитых стран, толком и нету?

Николаева: Я думаю, что оно просто менее себя проявляет…

Кремер: Менее выражено.

Николаева: Да, менее выражено, и возможно это еще есть время, оно проявится, через несколько лет. Другое исследование «Boston Consulting Group», опасение было про то, что этого «поколения Y» в целом меньше, чем поколения бэби-бума. Ну, понятно, был бэби-бум, там много народу, следующее поколение - меньше народа, и поэтому будет очень сильный кризис кадров. И вот талантливые представители этого «поколения Y», что в Европе, что в России, они будут в цене. И я думаю, что и за российскими талантами будут охотиться, в том числе, люди Запада или из Азии, или из Штатов. То есть, будет такой международный обмен кадрами, потому что людей квалифицированных просто не будет хватать. Потому что их мало, их меньше, чем нужно.

Кремер: И последний вопрос. Что произойдет, когда закончатся буквы для поколений? «Поколение Y», поколение…

Николаева: Да, мы вчера по этому поводу смеялись, что да, «поколение Y», следующее «поколение Z». Поколение для людей, родившихся в 91-м году или после 91-го года, которых называют мультитаскерами, это люди, которые живут в Интернете, не знаю, мобильные телефоны, iPad - много всего сразу делать, ничего не делать толком, рассеянное внимание и вот все прочие синдромы. Не знаю, что будет. Мы предположили, что следующее поколение будет называться «поколение квадратная закрывающая скобка» или открывающая, я не помню точно.

Кремер: Ужас! Очень страшно - «закрывающаяся скобка». Спасибо

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.