«Креативный класс» о решении Прохорова не идти на выборы

Чай со слоном
14 июня 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

В гостях у ДОЖДЯ Илья Шепелин, корреспондент раздела «Россия» портала Slon.ru, который собрал мнения рядовых москвичей и политологов по поводу решения Прохорова не участвовать в выборах мэра Москвы.

Шепелин: Прежде всего, я интересовался мнением известных москвичей и интересовался мнением политтехнологов. Не тех политологов, которые обычно выступают по радио и телевизору, а тех, кто работает в этих компаниях, получает за это деньги и вроде бы даже принимает судьбоносные решения, чтобы посмотреть, насколько их мнение отличается от воззрения обычных москвичей, которые вроде бы должны были голосовать на этих выборах за Прохорова. Это люди, которые относятся к креативному классу, видимо, и чье мнение небезынтересно. Это материал называется «Москва без Прохорова», вы можете его сейчас прочитать на портале Slon.ru. В частности, там представлены мнения Юрия Сапрыкина, Василия Уткина, правозащитника Зои Световой и разных политтехнологов. Что любопытно, люди, которые обычно выступают в обойме Прохорова - это Леонид Ярмольник, Андрей Макаревич…

Лобков: У Аллы Пугачевой не спрашивали?

Шепелин: До Аллы Пугачевой не удалось дозвониться. Ярмольник и Макаревич сказали, что на эту тему общаться не будут.

Лобков: Человек построил такую бизнес-империю, такую бизнес-империю не может построить человек слабый, не может человек, который не выгрызает свое счастье зубами у жизни. И вдруг заранее говорить: «Я не пойду в мэры Москвы, потому что результаты подтасуют» или меня снимут или что-то ещё. Это то же самое, как говорить: «Я не буду покупать это предприятие, потому что придут рейдеры и его отнимут». То есть человек себя, как бизнесмен, дисквалифицировал. Вот это мое личное мнение. Никто вам не говорил ничего подобного?

 Шепелин: Никто ничего подобного не говорил. Разве что Юрий Сапрыкин изложил похожую точку зрения, возможно. Но дело в том, что она у него сложилась уже два года, когда была вся эта история с «Правым делом», когда…

Лобков: Рейдерский захват.

Шепелин: Рейдерский захват, но…

Лобков: У крупнейшего бизнесмена рейдерски захватили партию.

Шепелин: Рейдерски захватили, потому что он не смог ее отстроить. Но тут другое даже интересно - слова Сапрыкина про Михаила Прохорова, это как в анекдоте про поручика: «Сейчас-сейчас, только не получается почему-то». У нас есть приборы, только мы вам про них не расскажем. Два года продолжается вся эта история с Михаилом Прохоровым, потому что, с одной стороны, он во всем этом участвует дальше, то есть любых главных выборов он мимо не проходит, но все время как-то не получается.

Лобков: Я вспоминаю историю, это был в один из митингов на Якиманке, на Болотной, и тоже была такая позиция занята, что в толпе митингующих я пойду, а на трибуне выступать не буду. Помню, такое было.

Шепелин: Да, но мне кажется, что это всё-таки проспект Сахарова был.

Лобков: И вот это как-то определяет стиль решения Михаила Дмитриевича уже очень-очень много лет. Что получается - это решение говорит нам о том, что нужно расставаться с любыми надеждами Михаила Прохорова и записывать его в архив, куда же Явлинского, который тоже, помните, никогда не мог принять решение. Я с Гайдаром или не с Гайдаром, нет, мы отдельно, в результате проигрывает и Гайдар, и проигрывает он. Так мы прожили все 90-ые годы.

Шепелин: Все 90-ые годы, но смотрите, у нас Прохоров длится пока еще полтора года худо-бедно, скоро два года. А сколько продлился Явлинский? Явлинский продлился минимум лет 15, как я понимаю.

Лобков: То есть еще лет 15…?

Шепелин: Да, еще лет 13 у нас есть. Мы-то, конечно, можем от него отказаться, но он никуда не денется, на самом деле. Потому что поле для сильных политических игроков зачищено для тех игроков, у которых, по крайней мере, есть состояние для того, чтобы вести крупную кампанию.

Лобков: Или есть лицензия сверху. А тут лицензия, скорее всего, есть, но она ограничена известным охотоведом и любителем природы, который устанавливает, когда может охотиться этот охотник, а когда нет. И когда крупная дичь появляется, видимо, лицензию отбирают, о чем Прохоров напрямую сказать не может.

Шепелин: Прохоров напрямую говорит, что в этот фарс он играть не будет, но зато через год он проиграет в выборы в Мосгордуму, и он об это прямо заявляет: «На них я уже приму участие и их обязательно выиграю».

Лобков: Ну, это фактически повторение истории Явлинского, потому что если партия «Яблоко» крайне успешна на федеральных выборах, то, допустим, в Петербургском законодательном собрании у них там была небольшая фракция. Они успели все там перессориться и ушли к Прохорову. Получается, Прохоров повторяет судьбу Явлинского. Мы сегодня так формулируем, да?

Шепелин: Но пока Прохоров не повторяет.

Лобков: Кстати, у Григория Явлинского были деньги Владимира Гусинского. Тоже очень неплохого тогда, ничуть не меньшего олигарха, чем Прохоров.

Шепелин: У Явлинского были деньги Михаила Ходорковского.

Лобков: И Гусинского, то есть тоже все было очень неплохо. А вот смотрите, как все кончилось.

Шепелин: Но у Прохорова пока свои деньги, их довольно много - 7 миллиардов задекларированного состояния в долларах, это только в России, поэтому он долго еще себе может позволить в этом участвовать. Явлинский - это все-таки человек организации, был, по крайней мере, пока она в последние 5-6 лет не превратилась в то, что мы сейчас видим под названием «Яблоко», тем не менее, это была организация. У Прохорова пока даже организации не получилось выстроить.

Лобков: Это опять двусмысленно - я создал партию, членом которой я не являюсь.

Шепелин: Он стал членом.

Лобков: Просто все в этих членах запутались. И Навальный - партия без меня, я без партии, эта партия под меня. Это какой-то триумф этого лицемерия, и он запутывает ведь людей.

Шепелин: Это российский такой постмодернизм политический, и мы в нем живем. У Прохорова партия, как самостоятельная структура, еще не получилась. Он пытается переманивать людей в регионах…

Лобков: Что мы видим по Петербургу.

Шепелин: Что мы видим по Петербургу, да, но Петербург - это удачный довольно пример, потому что там хороший яркий актив, а чаще всего это бывают бывшие либо единороссы, как это в Ульяновске сейчас должно быть у него, либо совсем не очень состоятельные кандидаты, либо дети единороссов, как это во Владимире. Это люди, которые не пригодились «Единой России», и он из них что-то пытается собрать. Это никакие не идейные прохоровцы, а яблочники. У него была какая-то идеология, тем не менее, несмотря на то, что от Явлинского, от его первоначальной буквы было образовано «Яблоко» вместе с Лукиным и Болдыревым, про партию «Гражданская платформа» так сказать нельзя, что это какая-то действующая структура и что Прохоров в ней идейный, идеологический момент.

Лобков: То есть тут такая двойственность - бизнесмен или политик. Если политик, то насколько рискованный политик, а политик сейчас должен быть ярким и рискованным, потому что мы видим, что Путин рискованный политик.

Шепелин: Путин может позволить себе рисковать.

Лобков: Он переставляет сейчас акценты, создает «Народный фронт», берет программу КПРФ и просто ее озвучивает на всю страну, оставаясь как бы наследником либералов. То есть он очень гибкий.

Шепелин: Я боюсь, если бы Владимир Владимирович выступил против закона о пропаганде гомосексуализма…

Лобков: Никто бы не удивился.

Шепелин: Да, он все равно ничего бы не потерял.

Лобков: Как меняется расклад в Москве после отказа Прохорова? Условно говоря, Собянин-Капков - это одна линия, то есть развитие города, недружественного по отношению ко всяким большим железным машинам и дружественного по отношению к каждой конкретной личности. То есть эти все дорожки, эти все парки…

Шепелин: Капков - это тоже в определенном смысле такой заповедник, заповедник от той Москвы, которая дальше, видимо, будет продолжать строиться.

Лобков: Если выходит Прохоров, то Собянин с Прохоровым конкурируют за ту территорию, которой понравилась политическая линия Собянина, связанная с Капковым, а именно европейский зеленый пешеходно-велосипедный, мирный, с множеством мелких приятных бизнесов город. Такая большая-большая Женева.

Шепелин: Причем, самое забавное, когда Прохоров вчера на пресс-конференции объявлял о том, что он не будет баллотироваться в мэры, дальше он где-то на полчаса продолжил излагать программу, какое было бы переустройство города, если бы он стал мэром Москвы, грубо говоря. Как будто ему только первые слова спичрайтеры поменяли, что он не будет баллотироваться. А все остальное в его речи осталось.

Лобков: Конкуренция же идет за одну и ту же аудиторию - это молодняк московский, который, не буду плохое слово на букву «х» говорить, ходят в парк Горького…

Шепелин: Художники?

Лобков: Художники разнообразные, которые ходят на разные тусовки, на пикники «Афиши». Вот за эту аудиторию и конкурировал бы Прохоров, он бы ее отрывал у Собянина.

Шепелин: Это условно на самом деле. Это то, что видно нам, это то, что на виду. В нашем поле зрении просто не оказываются пенсионеры, люди в возрасте за 40, которые просто не попадают в объектив обычно, которые читают не те, а чаще всего не читают никаких газет и смотрят Первый канал или вообще не смотрят.

Лобков: Это однозначно будет работать на Собянина теперь.

Шепелин: Однозначно - неоднозначно, по крайней мере, существует такой стереотип, что им нужен такой крепкий мэр-хозяйственник, который будет строить дома, асфальтированные дороги нормальные. Для них это важнее, чем какие-то велодорожки, игрушки всякие, эти красные велосипеды, которые крадут каждый день по нескольку штук с велопроката собянинского. Им это совершенно н важно. Нужно понять, что видимо, это большая часть вся-таки электората, и борьба за так называемую эту аудиторию на букву «х»…

Лобков: Хипстеры, а то, не дай Бог, нас в Роскомнадзоре смотрят.

Шепелин: Конечно, вот за этих самых людей, не буду еще раз произносить это слово, она была на виду, она была бы очень интересна политтехнологически…

Лобков: Очень интересно. Кто у нас строит больше красных человечков, по картинке было бы замечательно.

Шепелин: Да-да. Тем не менее, это небольшая часть электората, и большой вопрос, пойдут ли они на выборы вообще.

Лобков: Можно сказать, что после отказа Прохорова интрига вся пропадает?

Шепелин: В ближайшую неделю вся интрига будет прикована к муниципальным депутатам, которые либо наберут 130 подписей за Алексея Навального либо не наберут их. А дальше вся интрига будет находиться в Москве и параллельно в Кирове, где в любой момент могут вынести Алексею обвинительный приговор.

Лобков: Итог выборов понятен, но с каким реноме выйдет Собянин из этих выборов - с реноме человека, посадившего конкурента, потому что так будут считать все равно.

Шепелин: На самом деле политтехнологи некоторые уже говорят, что у Собянина реноме человека, который не допустил самого сильного и основательного кандидата. При этом Собянин, как часто в последнее время почему-то говорится, это кандидат в преемники сейчас, чуть ли не единственный, который называется. И ему необходимо свое реноме набирать…

Лобков: И иметь чистую репутацию.

Шепелин: Не просто чистую репутацию, а еще показать Владимиру Владимировичу, что он способен в Москве набирать проценты, и что это не просто будет при явке 15…

Лобков: И без всяких грязных карусельщиков. Это здесь недопустимо.

Шепелин: Да, на чистых, честных выборах при хорошей явке ему нужно набирать хорошие голоса и без Прохорова, возможно, этого не покажет.

Лобков: Закончу шуткой. У меня вчера друг один пошутил, что если раньше один очень известный бизнесмен, который сейчас живет в Камбодже, произнес историческую фразу «Если у вас нет миллиарда, можете идти в «ж». Теперь стало понятно, что если у вас есть даже семь миллиардов, вы все равно, к сожалению, идете туда же.

Шепелин: Это уже давно, к сожалению, понятно. В нашей стране, да.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.