Как заработать на наследственности

Чай со слоном
13 сентября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Никита Белоголовцев обсудил с обозревателем делового портала Slon.ru Кареном Шаиняном, возможен ли в России бизнес на генетике. 
Белоголовцев: Мы сегодня не просто будем обсуждать заметку «Ген успеха. Как заработать на интересе к наследственности», но и поговорим о запуске нового раздела на сайте. Расскажите, раздел «Бизнес» - что там будет происходить? Зачем это все происходит?

Шаинян: Потому что это не совсем раздел «Бизнес», это теперь раздел «Бизнес будущего», в котором мы собираемся рассказывать про какие-то новые стартапы, про новые идеи бизнеса, которые только появляются, которые, вероятно, в будущем выстрелят.

Белоголовцев: Я люблю читать подобные тексты, но у меня интерес сугубо любопытный. Таких людей как я – большинство, или это история прикладная для предпринимателей, менеджеров?

Шаинян: Нет, это расширяющее сознание чтиво, кроме бизнеса у нас там будет еще большая научная часть в смысле новых интересных изобретений и новых штук, которые вот-вот изменят реальность вокруг нас. Про то, как, с одной стороны, наука и технологии только-только появляются, с другой стороны, молодые, наглые ребята, которые придумывают близкое, иногда наукоемкое из IT, как это все в какой-то перспективе сойдется во что-то новое. Про это мы и хотим делать раздел.

Белоголовцев: Как часто раздел будет обновляться?

Шаинян: Каждый день. Какие-то новости и интересные штуки будут появляться каждый день и не один раз в день, а большие истории как, например, про «Генотек», которую сегодня опубликовали, такое будет появляться один раз в неделю.

Белоголовцев: Когда тексты пишутся на стыке экономики, науки и бизнеса, там всегда довольно сложно выдерживать грань, чтобы не уходить совсем в попсу, в объяснение процесса и не уходить совсем в тяжелую науку, чтобы человек прочел два абзаца и сказал: «Сгинь».

Шаинян: Именно поэтому мы придумали рассказывать не про бизнес абстрактный, а про людей, которые его делают. Потому что, как правило, люди, которые что-то такое сочиняют, они довольно оригинальные, пассионарные и очень любопытные.

Белоголовцев: Давайте тогда поговорим про людей, которые делают бизнес под названием «Генотек». Что это за люди, и в чем их наглость и пассионарность?

Шаинян: Надо начать с того, что им по 23 года.

Белоголовцев: Сейчас стало стыдно, захотелось выти из студии и начать чем-то заниматься.

Шаинян: Представляете, каково это - мне писать про этих людей, которым по 20 лет и они переворачивают миры. Но эти не совсем переворачивают миры. Эти захотели сделать качественную копию того, что придумали уже в Америке. Есть американский, известный на весь мир ресурс 23andMe.com, на котором сервис, когда тебе присылают контейнер, ты делаешь заказ, тебе присылают пробирочку, ты в нее плюешь. Это плевок отправляется в лабораторию, и делается секвенирование генома, но не полностью, а каких-то отдельных кусков. По этим кускам можно узнать предрасположенность, не обязательно гарантию какого-то заболевания, а именно предрасположенность к болезням и к каким-то качествам личности, вплоть до склонности к разному спорту, уровню IQ.

Белоголовцев: Насколько эта история востребована в США, насколько там серьезный бизнес на этом делают?

Шаинян: Там люди больше интересуются технологиями, у них больше на слуху вся эта история с генетическими исследованиями, там 90%, по некоторым оценкам, людей готовы делать такие вещи.

Белоголовцев: На первый взгляд, то, что вы рассказываете, звучит очень дорого для стартапа, который могут сделать три простых 23-летних парня. То есть это лаборатория, это исследования.

Шаинян: Совершенно верно, но с годами такие вещи становятся все дешевле. Когда первый раз американца расшифровали, это был международный проект «Геном человека», на это потребовалось 10 лет и какие-то адские миллиарды. Сейчас это делается за несколько дней, за 5 тысяч долларов можно полностью расшифровать собственный генетический код.

Белоголовцев: Вот здесь момент, который, мне кажется, может злую шутку сыграть с этими ребятами, это вопрос доверия. Почему этим трем парням из МГУ будут или могут доверять люди?

Шаинян: Они подробно рассказывают, чем хорош алгоритм, который они придумали. Технология известна, она обкатана, ничего нового в этой технологии нет. Если у вас есть лаборатория с вполне доступным оборудованием, таких лабораторий тысячи в мире…

Белоголовцев: А сколько может стоить такая лаборатория примерно, чтобы понимать порядок цифр?

Шаинян: Речь идет о десятках тысяч долларов, для биотеха это вполне приемлемые деньги.  

Белоголовцев: Насколько, с вашей точки зрения, это все может быть в России востребовано?

Шаинян: Это очень хороший вопрос. То, что они делают, надо понимать, чем это отличается от медицины. Есть диагностическая научная серьезная генетика, которую делают в медицинских центрах. Если вы планируете детей, имеет смысл сходить, проверить, что там есть. В этом участвуют врачи, составляются большие генеалогические деревья, точно исследуются многократно конкретные гены. И тогда вам говорят: «Вот у ребенка есть расположенность, условно, к фенилкетонурии». Собственно, история с Анджелиной Джоли, которую все знают, и с геномом BRCA, это как раз тот случай, когда она подробно исследовала пять генов предрасположенности к раку молочной железы, поняла, что у нее эта предрасположенность очень высока, и сделала профилактическую ампутацию. Так в Америке делают многие уже на сегодняшний день.

То, что делают 23andMe.com, «Генотек» и другие разные компании, кстати, «Генотек» не единственные в России, есть еще несколько, просто у них самая остроумная концепция продвижения и самая точная технология, как они утверждают, интерпретации. Они приводят какие-то цифры, скажем, у конкурентов 300-400 исследований, чтобы делать алгоритм, а у них доля исполнения - тысяча, а чем больше научных знаний мы подключаем, тем точнее. Можно в это верить, можно скептически относиться к этому. Так вот эти сервисы, которые нам предлагают, чтобы плюнуть в пробирку и отправить по почте, они определяют только предрасположенность, причем, не к каким-то сложным генетическим заболеваниям, хорошо изученным, а к мультифакторным болезням, которые гораздо понятнее. Это, например, сахарный диабет, предрасположенность к инфаркту, к ментальным психическим заболеваниям или к наркомании, алкоголизму. Под этим, безусловно, есть наука, но пока это очень примерные знания. Они не говорят о том, что у вас непременно будет то или иное заболевание, как у Джоли с раком груди, а они говорят, что на 70% или на 60% или на 20% у вас будет вероятность того, что эта болезнь появится. Это любопытное знание, которое можно учитывать в своей жизни.

Один из ребят, Валера, он биолог, два из них – математики, один – биолог, который был идейным вдохновителем всего этого и основным создателем этого алгоритма, он говорит: «В моем собственном тесте было 64% вероятности инфаркта, мне пока об этом рано думать, но после 30 я собираюсь особенно следить за весом, за липидным обменом, то есть эти тесты на холестерин, таблетки». Кстати, в Америке очень популярно – здоровые люди пьют таблетки, чтобы контролировать уровень холестерина, потому что известно, что это снижает риск. Это все вопросы вероятности и рисков. Насколько это будет востребовано в России, я не знаю.

Белоголовцев: Здесь ключевое отличие – в Америке это огромная культура и традиция фармакологии, они пьют таблетки, они за собой следят. Там еще есть серьезное доверие к врачу на любом уровне. Что меня смущает в России, что некоторые парни, которые непонятно кто, это я сужу не по себе, я стараюсь думать об усомненном человеке, мне говорят какие-то проценты, почему я им должен верить, почему это не шарлатаны, если 64%, у меня, скорее, будет инфаркт, чем не будет.  Мне кажется, это ключевая проблема.

Шаинян: Этот инфаркт – не то, что будет или не будет, он будет с большей вероятностью, чем в среднем у человека в России, потому что средняя вероятность – около 50%. Почему мы должны им верить – это хороший вопрос. Исключительно потому, что очень прозрачная технология, которую не они придумали, они придумали техническое воплощение и этот обаятельный маркетинг с интересными штуками, с интересным рассказом. Так они и собираются это продвигать.

Я задавал им вопрос: если люди в России не интересуются своим здоровьем как американцы, откуда у вас уверенность? Они говорят: «Они же будут расти над собой, они будут образовываться, мы занимаемся, объясняем». Вещь эта полезная, они продают какую-то любопытную штуку, с одной стороны, с другой стороны, не лишенную практического смысла, потому что это может быть полезно с точки зрения образа жизни, если мы говорим о каких-то болезнях, как его подкрутить. Смотрите, если вы знаете, что у вас 90% вероятность инфаркта, вы будете продолжать курить или все-таки бросите?

Белоголовцев: Собственно, и так уже, но, наверное, если бы мне сказали это там, где бы я этому поверил, то, конечно же, какие-то выводы я бы сделал.

Шаинян: Поскольку эти ребята базируют свое знание и свою технологию на научных работах, которые делали уже серьезно огромные институты… У них есть большое направление спортивной медицины, это сложная и очень приблизительная вещь – спортивная генетика, когда берут, условно, 100 футболистов, 100 хоккеистов, делают им ДНК тестирование и смотрят, где у них разница, и пытаются понять, какие гены, наверное, больше предрасполагают …

Белоголовцев: Наверное, теоритически могут сделать человека успешным в спорте.

Шаинян: Чем ему следует заняться: биатлоном или художественной гимнастикой. Если мы говорим про серьезные мультифакторные болезни, которые главная причина смертности – инфаркт, инсульт, диабет, их изучают десятки сотни научных организаций. Генетику этих болезней сегодня наука знает хорошо. Если эти юные мальчики опираются на эти научные знания, почему им не верить?

Белоголовцев: Насколько это все  дорого?

Шаинян: Это становится все дешевле и, конечно, сейчас такое более-менее серьезное тестирование, масштабное, там будет максимальное число показателей, оно стоит около тысячи долларов в России. В Америке несколько дешевле, потому что у них и объемы больше и доступность всего этого. Но тут ребята придумали хитрый финт ушами, они сделали маленькие пакеты, где собрали несколько предрасположенностей, которые свойственны людям старшего возраста или лишний вес. Эти маленькие пакеты стоят гораздо дешевле, потому что дешевле себестоимость такого тестирования. Если 25-30 тысяч ты не готов выложить за масштабное тестирование, то ты можешь сделать что-то маленькое за тысячу рублей. Почему бы нет?

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.