Как не стать «живым щитом»

Чай со слоном
16 апреля 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков

Комментарии

Скрыть
Корреспонденты Slon.ru поговорили с участниками «живого щита» из водителей для остановки правонарушителей на МКАДе. ГИБДД не признают ответственности за то ДТП. Подробности этой истории узнали у Антонины Самсоновой, старшего редактора Slon.ru.

Лобков: Что навело вас на эту публикацию? Как я понимаю, вы блоги автолюбителей анализировали?

Самсонова: Не совсем. В пятницу вечером нам позвонил один знакомый журналист, он периодически звонит в Slon.ru и очень нам помогает. Он рассказал, что знает телефоны тех, кто пострадал, и поделился с нами.

Лобков: Какой инцидент, когда он произошел?

Самсонова: В пятницу об этом все писали. Всплыла информация из блогов, докатилась, наконец, до прессы. 5 апреля ГУВД Москвы и сотрудники ДПС остановили поток, который двигался со скоростью 80 км/час. На 74-м километре для того, чтобы задержать даму, как они предполагали, пьяную, за рулем джипа Mercedes, которая летела на всех парах на 150 км/час в непонятном направлении, ее никто не мог задержать, отличная идея пришла в голову сотрудникам ГИБДД – перекрыть движение и сделать из людей «живой щит». Отвечая на ваш вопрос, что делать в таких ситуациях, конкретно эта история показывает, что если вашу машину используют как «живой щит», вылезайте из нее и бегите, потому что некоторые люди пострадали до такой степени, что их тут же отвезли в больницу и они до сих пор там находятся, им делают операции. Помимо того, что может пострадать ваша машина, вас может эта штука убить.

Лобков: А по закону это как? Допустим, если я с вас сниму кулон, я совершу преступление. А отобрать у человека его собственность, использовать ее в целях, которые явно не предусматривают возврата, потому что если «живой щит», понятно, что кто-то в нее врежется, возможно, покалечит человека, если он не успел выбежать. Кто за это отвечает? Или мера ответственности не предусмотрена?

Самсонова: Давайте разбираться с целями. В правилах дорожного движения написано, что сотрудник ГИБДД может в случае чего забрать у вас машину.

Лобков: Любую? Даже с мигалкой?

Самсонова: Да. Но предполагается, что сотрудник ГИБДД делает это для того, чтобы вас защитить. Предполагается, что когда по МКАДу на 150 км/час летит неадекватная женщина за рулем, цель сотрудника ГИБДД – задержать ее для того, чтобы вы потом не умерли от того, что она в вас врежется. Если сотрудник ГИБДД действует обратным образом…

Лобков: А фамилии сотрудников ГИБДД, этих героев, известны?

Самсонова: Известна фамилия сотрудника ГИБДД, который участвовал в этом в 2010 году. Он наказан, приговорен к одному году заключения. Это Олег Соколов.

Лобков: Сами сотрудники ГИБДД где в это время находятся? Впереди «щита» готовы встретить удар машины, которую они ловят, или они прячутся за гражданскими?

Самсонова: Три пострадавших, с которыми мы разговаривали, рассказывали, что машина ДПС был в середине. То есть удар приходился не на машину ДПС.

Лобков: То есть не себя персонально, хотя полицейские должны рисковать жизнями, если что.

Самсонова: Более того, после того, как эта ситуация произошла, была вызвана «скорая», пострадавших от действий ГИБДД увезли в больницу. В этот момент сотрудники ДПС сказали, что во всем виновата эта женщина, которая сидела за рулем Mercedes, она пьяная, невменяемая. Ее увезли в больницу, из больницы она сбежала.

Лобков: Ее увезли в больницу, потому что она тоже покалечилась?

Самсонова: Конечно. На 150 км/час она врезается практически в стену, она покалечилась. У нас есть контакты ее адвоката, но он не дает комментариев по этой истории. Более того, сотрудники ДПС забрали водительские удостоверения у всех пострадавших.

Лобков: То есть мало того, что они лишили их здоровья, они лишили их собственности, они лишили их гражданских прав – за то, что эти люди в этот момент ехали на дороге. В этом случае адвокатское сообщество Москвы должно выделить лучших адвокатов, чтобы бесплатно этих людей защищать. Это кейс, дело чести. Адвокаты как-то отреагировали, возбудились?

Самсонова: Мы не видим реакции. Я посмотрела, продолжается ли эта история.

Лобков: Давайте сейчас призовем адвокатское сообщество Москвы выделить лучших людей для защиты прав пострадавших.

Самсонова: А где компенсации? ГУВД и ГИБДД проводят служебные проверки.

Лобков: Сейчас операции нигде не делают, например. Страховая компания еще тоже 300 раз подумает. Кто виноват?

Самсонова: Страховка Mercedes не покроет.

Лобков: Женщина окажется безработной, я вас уверяю.

Самсонова: ОСАГО не покроет ремонт пяти машин.

Лобков: Эта традиция началась в 2010 году или она началась раньше? Помню французское кино, там постоянно французские полицейские выкидывают какого-нибудь таксиста или дедушку из его машины, и на его Renault или Peugeot начинают догонять преступников.

Самсонова: Одно дело – выкинуть из машины. В такой ситуации выкидывайте меня из машины, забирайте все, что хотите, не надо меня лично и моих детей, которые сидят на заднем сидении, использовать как «живой щит». Представьте, вы сидите в машине, на заднем сидении у вас дети, в вас врезается какая-то женщина на 150 км/час. Если бы вас ДПС не остановило, у вас был бы шанс хотя бы выжить.

Лобков: Время совершения?

Самсонова: Ночью 5 апреля, 74 км МКАД.

Лобков: Думаю, что для руководства ГИБДД и МВД, может, Рашиду Нургалиеву не составит труда по этим данным выяснить, какой батальон дежурил тогда на этом участке и доложить телеканалу «Дождь» и порталу Slon.ru фамилии тех доблестных сотрудников полиции, которые делали из граждан «живой щит». У меня нет прав, слава богу, и нет машину.

Самсонова: Но вы сидите на заднем пассажирском сидении, это опаснее.

Лобков: Я в электричке езжу. Когда покупали машину, ее ставили на учет в военкомат, потому что в случае мобилизации, если война в городе, армия имела право конфисковать машину на случай войны. Сейчас эта советская дикость осталась?

Самсонова: Во время войны вы отдадите свою машину в армии, особенно, если это джип. Насколько я помню правила дорожного движения.

Лобков: Мне подсказывают – полноприводную.

Самсонова: Да, я свою отдам, потому что четыре ведущих.

Лобков: Главное, чтобы не было войны. ПДД – правила дорожного движения, они не могут нарушать Конституцию. Здесь напрашивается иск в Конституционный суд о противоречии правил дорожного движения конституционному праву на собственность, на жизнь. Вы не думаете, что из этого вырастает хороший иск в Конституционный суд?

Самсонова: Полагаю, что есть какой-то принцип компенсации вам стоимости машины или ремонта, который производится после того, как сотрудник ГИБДД что-то с вашей машиной сделает. Я давно сдавала на права, но я помню, что там написано: если к вам подходит сотрудник и говорит «Отдайте машину», то ее нужно отдать.

Лобков: И вы не вправе интересоваться, с какой целью? Может, ему за букетом цветов любимой женщине?

Самсонова: Может быть.

Лобков: А если вы этого не сделаете, то вступает знаменитая удальцовская статья «О неподчинении сотруднику полиции».

Самсонова: Да.

Лобков: Замечательно придумано. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.