Государству удалось заставить россиян меньше пить, но реже умирать от цирроза печени они не стали

Чай со слоном
4 июля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Почему с середины 2000-х здоровье россиян начало резко выправляться сразу по нескольким направлениям, Мария Макеева обсудила со старшим корреспондентом делового портала Slon.ru Николаем Дзись-Войнаровским. 
Макеева: Постоянные зрители телеканала «Дождь» знают, что как мы ни встречаемся с Николаем в рубрике «Чай со слоном», так обязательно говорим про влияние алкоголя на российское население.

Дзись-Войнаровский: Это потому что в России пьют чай, возможно, только здесь, а там где-то за экраном потребление алкоголя - это настолько большая проблема не только культуры и медицины, но и экономики тоже. 

Макеева: Тут как раз речь о том. Как повлияло потребление алкоголя, в том числе на продолжительность жизни, это результаты исследования.

Дзись-Войнаровский: Если быть точным, Владимир Школьников и его соавторы из РЭШ и других институтов, в том числе германских, проанализировали статистику за последние годы по России. В исследовании приводится тенденция здоровья в России, начиная с 1970 года. Естественно, они были известны, самое интересное, что происходило в нулевые. Посмотрели, что происходит со смертностью, от каких причин стали умирать россияне меньше или больше. В целом, результаты положительные, но не просто положительные…

Макеева: От каких причин стали умирать россияне, в целом, результаты положительные. Меньше стали умирать в этом смысле.

Дзись-Войнаровский: Кроме того, что меньше стали умирать, ведь причины смертности бывают разные, они многое нам могут говорить о том, что произойдет в будущем, будет ли ситуация ухудшаться или улучшаться, и о том, случайно это или закономерно.

Макеева: Начнем сначала, есть только два исключения из общего мирового правила, согласно которому в течение последних 60 лет продолжительность жизни по миру неуклонно росла. А два исключения - это черная Африка, которая страдает от эпидемии СПИДа, и государства бывшего Советского Союза, которые пострадали от экономического коллапса. Но в двухтысячные, как нам много рассказывают чиновники, жизнь заколосилась, где-то с середины двухтысячных все стало лучше и лучше.

Дзись-Войнаровский: Не все стало лучше, но кое-что стало лучше. Возвращаясь к нашему любимому алкоголю можно сказать, что с 2006 года смертность по причине, связанной с ним, резко упала. Упала смертность от ДТП, но есть не только от отравления алкоголем напрямую, но и смертность в ДТП, смертность, связанная с насилием. Единственное, от чего смертность пока не упала, это от цирроза печени. Она продолжает оставаться на том же уровне, скорее всего, это связано с тем, что это такое заболевание, которое приобретается долгими годами питья. Такую причину, к сожалению, за несколько лет не исправишь. А причина - новая система учета алкоголя ЕГАИС, ужесточение требований к жидкостям, которые содержат технические прибавки, многие жидкости стало совсем невозможным пить, возможно, сыграла общая цивилизованность, скажем так. То есть люди по мере обогащения стали пить по-другому, меньше крепких напитков, больше слабых и так далее. Это не только один положительный момент, то есть дело не только в том, что мы стали меньше пить.

Второй момент - снизилась смертность от сердечно-сосудистых заболеваний, в том числе в старших возрастах. Эти заболевания не напрямую связаны с алкоголем, есть множество разных причин. Возможно, тут сказалось не только общее повышение благосостояния, но и более доступная сложная медицинская помощь, типа шунтирования, каких-то сложных исследований. Но дело в том, что этот процесс не только в России происходил, авторы проводят параллели с 60-ми годами в Великобритании и вообще в Европе, когда была так называемая «сердечно-сосудистая революция», когда по совокупности причин смертность от таких заболеваний резко пошла вниз. Возможно, у нас произошла та самая «сердечно-сосудистая революция», но пока непонятно. Авторы исследования считают, что произошла, есть исследователи, которые говорят, что надо подождать, посмотреть. По поводу того, что у нас на дворе десятые годы 21 века, а в Европе это были 60-ые, конечно, надо понимать, что коллапс в 90-ых годах сильно отодвинул от нас «сердечно-сосудистую революцию».

Макеева: Только коллапс в 90-ых, а советская власть ничего от нас не отодвинула?

Дзись-Войнаровский: Возможно, и советская власть. Возвращаясь к алкоголю, мы знаем, что смертность от него и при советской власти определенное время снижалась, потом опять пошла вверх в эпоху застоя, когда считалось, что выпить – это правильно. Но потом началась горбачевская антиалкогольная кампания с резким падением смертности, и это падение смертности прервалось в 90-ые.

Макеева: Авторы исследования сказали, что будет в будущем. Что же будет в будущем? Как в этом смысле будут развиваться наша страна и черная Африка? Может, они дают прогноз и в этом плане.

Дзись-Войнаровский: Надо посмотреть чуть глубже на ситуацию со здоровьем, я сказал про снижение смертности от сердечно-сосудистых заболеваний, но тут надо понимать, что она снизилась, скорее всего, не от профилактики, а от того, что уже больные люди в довольно преклонном возрасте, им стала более доступна медицинская помощь. Это самом по себе хорошо, но это не решает основную проблему профилактики. Многие болезни у нас до сих пор принято лечить, когда они уже произошли, а не заниматься профилактикой. Тяга к здоровому образу жизни у нас не так велика, у нас достаточно высокий показатель в стране и по уровню курящих, и по потреблению алкоголя, и по избыточному весу.

Макеева: Вы хотите сказать, что прогноз неблагоприятный?

Дзись-Войнаровский: Прогноз благоприятный, потому что явно ситуация улучшается, но мы должны понимать, что без пропагандистской работы со стороны государства и медиков, без преломления тенденции дальнейшего улучшения здоровья не будет. Да, мы улучшаем здоровье за счет того, что у нас появляется хорошая медицинская помощь, за счет того, что население богатеет, но за счет этого нельзя бесконечно повышать здоровье нации. Следующий этап, следующий скачок - это здоровый образ жизни.

Макеева: Ну, у нас есть пропагандист всем известный.

Дзись-Войнаровский: Это вы кого имеете в виду?

Макеева: Главный санитарный врач России. Только что он выступил с обращением к россиянам, которые помыслили собираться среди лета в Египте отдыхать. Он сказал, что ни в коем случае нельзя этого делать, потому что плохая политическая обстановка. Это обрисовывает его интересы, которые не всегда связаны со здоровьем людей.

Дзись-Войнаровский: Главный пропагандист здорового образа жизни во многих странах, я думаю, в России то же самое, - это экономика, деньги, цена. Пока у нас довольно низкие акцизы на табачную продукцию, да, они увеличиваются по плану, есть у правительства планы по увеличению. Противники курения, в том числе из общества Защиты прав потребителей, говорят, что увеличивается недостаточно. Они всегда приводят в пример западные страны, где не только более высокие акцизы, чем у нас, но и еще и гораздо более жесткие ограничения на курение.

Макеева: Так все же, принят закон, будут повышаться цены на табак, по-моему, будут повышаться чуть ли не до каких-то степеней даже больше, чем это в Европе стоит. Зарплаты нам, правда, не собираются повышать до степеней больше, чем в Европе, что довольно обидно, но с этим как-то приходиться мириться. А вообще в других странах есть ли свои Геннадии Онищенко? Есть ли такой человек, который периодически появляется перед публикой и говорит: «Мойте руки перед едой», например, или «Курите реже» или еще что-нибудь?

Дзись-Войнаровский: Аналогов Геннадия Онищенко я сходу вспомнить не смогу, хотя уверен, что мировая практика содержит и такие примеры.

Макеева: Мне шеф-редактор подсказывает, что Туркменбаши так делал в свое время, чистить зубы рекомендовал.

Дзись-Войнаровский: Я не уверен, что это самый лучший пример. Конечно, многие государства проводят аналогичные кампании по пропаганде здорового образа жизни. Но все-таки считается, что одной из самых эффективных мер – это ударить по плохой привычке ремнем или долларом или евро. Хотя есть и другие примеры, которые показывают, что здоровый образ жизни связан с уровнем образования человека. Связь здесь такая: чем более образованный в среднем, есть разные случаи, он понимает, что вредные привычки больше ударяют по его зарплате, в том числе. Это тоже такой косвенный стимул меньше пить, меньше курить.  Повышаем образованность, избавляемся от вредных привычек, больше живем.

Макеева: То есть вынудить людей вести здоровый образ жизни - это единственный способ, вы считаете?

Дзись-Войнаровский: Это не только я считаю. Есть целая отрасль в науке - нейроэкономика, где исследуют мозг человека с помощью электродов и томографов. К сожалению, многие научные исследования показывают, что людям на силу воли не стоит надеяться, лучше человека подтолкнуть. Это, кстати, одна из причин, почему даже в очень либеральных странах не спешат, например, отказаться от системы государственных пенсий. Хотя, казалось бы, каждый может копить деньги, зачем пенсионный фонд. Но практика показывает, если отдать это человеку, то, скорее всего, это закончится тем, что деньги, накопления будут потрачены. Поэтому считается, по крайней мере, на сегодняшний момент, что государство должно выполнять в ряде случаев роль надсмотрщика, который бы помогал, подталкивал человека к накоплению пенсий, к отказу от вредных привычек. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.